Какие отрицательные чувства может вызвать любовь: Отрицательные стороны любви

Содержание

Какие чувства и эмоции бывают и что они означают?

Чувства и эмоции отражают наше отношение к какому либо событию или человеку, причем эмоции — это непосредственная реакция на что-либо, на животном уровне, а чувства — больше продукт мышления, переживания, накопленного опыта и т.д.

Итак, какие бывают чувства и эмоции?

Давайте для начала разберемся, зачем важно четко осознавать и понимать  те чувства, эмоции, которые мы испытываем. Эмоции дают нам обратную связь на происходящее и позволяют понять, что мы делает правильно и целесообразно, а в чем ошибаемся и нужно делать иначе.

Эмоции  дают нам информацию о насущных потребностях и, осознав их,  т.е.  называя “по имени”,  давая себе право на любую эмоцию,  мы понимаем, что происходит в реальности.  Если нас что-то не устраивает, мы можем поискать конструктивный способ решения проблемы.  Если нет возможности немедленно изменить ситуацию в свою пользу — то  способны избавиться (выпустить)  от негативных эмоций социально допустимым путем.

Потребности человека, как причина его эмоций. 

Осознавая эмоции и отдавая себе отчет в них, мы можем также разобраться в причине  этих эмоций, когда и почему появились, насколько они правомерны и обоснованны, лучше познать самих себя, узнать о своих приоритетных потребностях и, следовательно, максимально возможно их удовлетворить.

Негативные эмоции, которые не осознаются и игнорируются,  не исчезают сами по себе, особенно те,  которые испытываются перманентно. Как известно, душа и тело едины, и когда долго страдает душа, тело берет на себя часть ее тяжелой ноши.  Как говорится, все болезни от нервов. С этим можно поспорить, но влияние негативных переживаний на здоровье и благополучие человека уже давно доказанный научный факт. Но не будем опускать руки – потому что все (или очень многое) в наших руках!

                                                                 Перечень основных эмоций и чувств.

Положительные

Нейтральные

Отрицательные

1. Удовольствие

2. Радость.

3. Ликование.

4. Восторг.

5. Гордость.

6. Уверенность.

7. Доверие.

8. Симпатия.

9. Восхищение.

10. Любовь (половая).

11. Любовь (привязанность).

12. Уважение.

13. Умиление.

14. Благодарность (признательность).

15. Нежность.

16.Самодовольство(?).

17. Блаженство

18. Злорадство(?).

19. Чувство удовлетворённой мести.

20. Спокойная совесть.

21. Чувство облегчения.

22. Чувство удовлетворённости собою.

23. Чувство безопасности.

24. Предвкушение.

25.Любопытство.

26. Удивление.

27. Изумление.

28. Безразличие.

29. Спокойно-созерцательное настроение.

 

30. Неудовольствие.

31. Горе (скорбь).

32. Тоска.

33. Печаль (грусть).

34. Отчаяние.

35. Огорчение.

36. Тревога.

37. Обида.

38. Боязнь.

39. Испуг.

40. Страх.

41. Жалость.

42. Сочувствие (сострадание).

43. Сожаление.

44. Досада.

45. Гнев.

46. Чувство оскорбления.

47. Возмущение (негодование).

48. Ненависть.

49. Неприязнь.

50. Зависть.

51. Злоба.

52. Злость.

53. Уныние.

54. Скука.

55. Ревность.

56. Ужас.

57. Неуверенность (сомнение).

58. Недоверие.

59. Стыд.

60. Растерянность.

61. Ярость.

62. Презрение.

63. Отвращение.

64. Разочарование.

65. Омерзение.

66.Неудовлетворённость собою.

67. Раскаяние.

68. Угрызения совести.

69. Нетерпение.

70. Горечь.

Фундаментальные эмоции по К. Изарду.

1. Интерес — положительное эмоциональное состояние, способствующее развитию навыков и умений, приобретению знаний. Интерес-возбуждение — это чувство захваченности, любопытства. 

2. Радость — положительная эмоция, связанная с возможностью достаточно полно удовлетворить актуальную потребность, вероятность чего до этого была невелика или неопределенна. Радость сопровождается самоудовлетворенностью и удовлетворенностью окружающим миром. Препятствия к самореализации являются препятствиями и для появления радости.

3. Удивление — не имеющая четко выраженного положительного или отрицательного знака эмоциональная реакция на внезапно возникшие обстоятельства. Удивление тормозит все предыдущие эмоции, направляя внимание на новый объект и может переходить в интерес.

4. Страдание (горе) — наиболее распространенное отрицательное эмоциональное состояние, связанное с получением достоверной (или кажущейся таковой) информации о невозможности удовлетворения важнейших потребностей, достижение которых до этого представлялось более или менее вероятным. Страдание имеет характер астенической эмоции и чаще протекает в форме эмоционального стресса. Наиболее тяжелая форма страдания — горе, связанное с безвозвратной утратой.

5. Гнев — сильное отрицательное эмоциональное состояние, протекающее чаще в форме аффекта; возникает в ответ на препятствие в достижении страстно желаемых целей. Гнев имеет характер стенической эмоции.

6. Отвращение — отрицательное эмоциональное состояние, вызываемое объектами (предметами, людьми, обстоятельствами), соприкосновение с которыми (физическое или коммуникативное) вступает в резкое противоречие с эстетическими, нравственными или идеологическими принципами и установками субъекта. Отвращение, если оно сочетается с гневом, может в межличностных отношениях мотивировать агрессивное поведение. Отвращение, как и гнев, может быть направлено на себя, снижая при этом самооценку и вызывая самоосуждение.

7. Презрение — отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в межличностных отношениях и порождаемое рассогласованием жизненных позиций, взглядов и поведения субъекта с таковыми объекта чувства. Последние представляются субъекту как низменные, не соответствующие принятым нравственным нормам и этическим критериям. Человек враждебно относится к тому, кого он презирает.

8. Страх — отрицательное эмоциональное состояние, появляющееся при получении субъектом информации о возможном ущербе для его жизненного благополучия, о реальной или воображаемой опасности. В отличие от страдания, вызываемого прямым блокированием важнейших потребностей, человек, переживая эмоцию страха, располагает лишь вероятностным прогнозом возможного неблагополучия и действует на основе этого прогноза (часто недостаточно достоверного или преувеличенного). Эмоция страха может иметь как стенический, так и астенический характер и протекать либо в виде стрессовых состояний, либо в виде устойчивого настроения подавленности и тревожности, либо в виде аффекта (ужас).

9. Стыд — отрицательное эмоциональное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных помыслов, поступков и внешности не только ожиданиям окружающих, но и собственным представлениям о подобающем поведении и внешнем облике.

10. Вина — отрицательное эмоциональное состояние, выражающееся в осознании неблаговидности собственного поступка, помысла или чувств и выражающееся в сожалении и раскаянии.

Эмоции (чувства) в словах (напряженность переживаний усиливается слева на право).

Польза положительных эмоций понятна всем. Хотя мало кто может поспорить с утверждением Томаса Джефферсона в Декларации независимости о том, что стремление к счастью — достойная цель, мало кто может объяснить в чем конкретно заключается польза положительных эмоций. Изначально эмоции были «задуманы» природой для приспособления к реальности. Переживая положительные эмоции в тех или иных обстоятельствах, мы закрепляем в памяти желательные виды поведения, т.е. те, которые приносят удовлетворение, чувство благополучия, успеха, доверия к миру, и т.д.

Радость подталкивает к игре, интерес — к исследованию, удовлетворение — к наслаждению, а любовь снова и снова порождает все эти побуждения. В данном случае достоинство положительных эмоций заключается в том, что они позволяют лучше понимать мир и себя, заставляя нас творчески относиться к жизни, проявлять любознательность и больше общаться с людьми. Положительные эмоции создают наши личные ресурсы. Хотя эмоции сами по себе недолговечны, они могут оказывать на нас продолжительное влияние  спустя значительное время после того, как мы ее испытали. В моменты кризиса или неудачи мы можем мысленно вернуться в моменты прошлого, когда мы были счастливы, и получить порцию положительных эмоций и позитивного опыта для решения текущих неприятностей.

С положительными эмоциями вроде определились: они сигнализирует, что все отлично и тем самым показывают,  как действовать эффективно, а также являются поддержкой в сложные периоды жизни. В чем же польза отрицательных эмоций?

  • Отрицательные эмоции мотивируют решать насущные проблемы, менять то, что нас не устраивает. Страх необходим для выживания и сохранения безопасности. Чувство вины побуждает к сотрудничеству. Гнев мотивирует поиск справедливости, когда нас обманули или поступили с нами непорядочно. В состоянии гнева мы можем отстаивать наши принципы, даже если немедленная выгода от этого незначительна.
  • Отрицательные эмоции доносят до нас важную информацию, и поэтому иногда они даже превосходят положительные эмоции по полезности. Печаль сигнализирует о потере, страх — об угрозе, а гнев предупреждает о недостойном поступке.
  • Отрицательные эмоции помогают нам учиться. Мы постоянно оцениваем ситуации, в которых оказываемся. Отрицательные эмоции показывают, что у нас есть проблема, и часто заставляют нас думать, чтобы найти решение проблемы. Благодаря отрицательным эмоциям мы  накапливаем интересующую нас информацию и что-то меняем в нашем подходе к решению проблем.

psycabi.net

Оцените статью:

 

 

Другие статьи, которые могут быть вам интересны:

  • Назад: Как управлять эмоциями? Разум и чувства.

«Искусство помогает человеку прояснить собственные эмоции» • Arzamas

Антропология, Искусство

14 февраля в Еврейском музее и центре толерантности открывается выставка «Игра с шедеврами: от Анри Матисса до Марины Абрамович». Куратор выставки Алексей Мунипов поговорил с Андреем Зориным о том, что такое история эмоций и можно ли научиться чувствовать искусство

Что современная наука думает про эмоции?

— Не возьмусь говорить от лица всей современной науки, тем более что думает она разное. Скажем, когда я увлекся темой эмоций, я не очень интересовался нейрофизиологией, а между тем сегодня именно нейрофизио­логи задают тон изучению эмоций. Мои исследования связаны с культурно-историческим подходом. Как историка меня интересует воздействие культур­ной среды, история формирования культурных стереотипов и норм в области чувств. Как надо воспринимать те или иные события, как ты их понимаешь и оцениваешь, какие типы реакций на них предполагаются. Речь про культур­ную механику формирования эмоционального опыта человека, про нормы, регулирующие эмоции внутри тех или иных групп людей, которые Барбара Розенвейн  Барбара Розенвейн (р. 1945) — историк-медиевист, профессор Католического университета Лойолы (Чикаго), специалист в области истории эмоций. назвала «эмоциональными сообществами».

Но есть и другие подходы к эмоциональному миру человека. Сейчас мы знаем гораздо больше про физиологию мозга, очень интересные исследования проис­ходят на стыке гуманитарного и нейрофизиологического подходов. Вообще, изучение эмоций — бурно развивающаяся сфера, ей всего лет 30–40. На иссле­дования эмоционального, подсознательного поведения чело­века ориенти­ро­вана вся поведенческая экономика. И не только она, но очень много разных дисциплин. Возник даже такой термин, как «эмоциональный поворот», отно­сящийся к изучению внутреннего мира, эмоций, переживаний.

Наука этим так активно занялась, потому что тема эмоций нам как обществу кажется более ценной, чем прежде?

Отчасти да, и это связано с пересмотром представления о том, что человек является существом рациональным: принимает обдуманные решения, руковод­ствуется рациональными интересами. Причем этот поворот произошел именно в научной среде, обыватели-то никогда не считали, что человек устроен рацио­нально. И эмоции их всегда интересовали, просто предполага­лось, что это тема не для науки. Писатели, режиссеры, художники всегда обращались к эмоцио­нальному миру человека, но историкам не позволялось делать предположения об эмоциях людей прошлого, это считалось бульвар­щиной. Романисту можно, а историку нельзя. Человек давно умер — откуда ты знаешь, что он чувствовал? Но техники анализа совершенствуются, и сейчас мы осторожно, с должной долей скептицизма, но что-то можем по этому поводу сказать.

Есть популярная теория, которая гласит, что люди во все времена и во всех культурах испытывают одни и те же базовые эмоции. Из них обычно выделяют шесть или семь: страх, радость, грусть, злость, удивление, отвраще­ние, иногда еще презрение. Что вы по этому поводу думаете?

Основные человеческие эмоции. Гравюра из книги Жоржа-Луи Леклерка де Бюффона «Всеобщая и частная естественная история». 1749 годArt.com

— Есть радикальный способ высказаться по этому поводу — и аккуратный. Если говорить резко, теория базовых эмоций, которую сформулировал и пропаган­ди­рует американский психолог Пол Экман, не имеет отношения к серьезной науке. Аккуратно же я могу отметить, что отношусь к другой научной школе, которая не придерживается точки зрения о существовании базовых эмоций. С моей точки зрения, нет никаких базовых эмоций. Всякая реальная человеческая эмоция является бесконечно сложной комбинацией.

Разумеется, всегда хочется свести сложное к простому, разложить на элементы, выделить составляющие. Это нормальная аналитическая процедура. Нет ниче­го дурного в том, чтобы попытаться разложить какую-нибудь эмоцио­наль­ную реакцию или переживание на составляющие: немножко восторга, сочетаю­ще­гося со смущением или удивлением. Дурное начинается там, где мы предпола­гаем, что в природе действительно встречаются базовые эмоции: чистое удив­ление, чистый восторг или чистый страх.

Насколько я понимаю, в споре вокруг человеческих эмоций сформиро­ва­лись две научные школы: одна утверждает, что эмоции универсальны, потому что обусловлены человеческой физиологией, а другая — что их формирует культура и поэтому в каждом обществе они свои. Теория про базовые эмо­ции — это то, за что ратуют универсалисты?

Это другой вопрос. Говорить о том, универсальны ли эмоции или куль­турно обусловлены, — это не то же самое, что говорить о том, сводимы ли эмоции до базовых. Ответ на второй вопрос очень простой: нет, не сводимы. А в споре о том, что формирует наши эмоции, у каждой школы есть свои сильные аргументы.

Думаю, мы имеем дело со сложной комбинацией универсального и социально-конструктивного. Ну, мы ведь как-то понимаем другого человека, несмотря на культурные и социальные барьеры? Эти барьеры есть всегда и между всеми, не только когда мы говорим про жителя другой страны или человека из XIV ве­ка. И какие-то универсальные для всех реакции, вероятно, существуют. Конечно, наше понимание другого всегда неполное и неверное, но если бы мы имели дело с социальными конструкциями в чистом виде, то оно было бы невозможно вообще.

Поэтому предположение, что элемент универсальности присутствует в чело­веческих эмоциях, не кажется мне абсурдным. Вопрос в том, что значимее. Активное изучение историко-культурных эмоций началось с антропологии: исследователи обнаружили, что те люди, которых они изучали, не только думают, но и чувствуют по-другому. И это было совершенно неожиданным открытием!

Именно сторонники историко-культурной антропологии еще в 1970-х годах писали, что частью универсальной природы человека является его незакончен­ность. То есть человек не рождается готовым, он достраивается в процессе, и именно достраивание является частью его биологической природы, отли­чающей его от любых других существ. Систему норм, табу и предписаний мы получаем извне, из культуры.

Из всех живых существ человек в наименьшей степени определен генети­ческими факторами. Благодаря культурному механизму дифференциации мы очень разные. И именно способность усваивать культуру, руковод­ство­ваться ею обеспечила человеку его поразительный биоэволюционный триумф. Когда-то по восточно­азиатской пустыне бродила горстка голых, ничтожных, беззащитных и мало приспособленных к жизни существ, а сейчас мы являемся хозяевами по крайней мере земного шара. Нас больше 7 миллиардов, и мы решаем судьбу всех остальных живых существ на планете.

Оказалось, что культура является важнейшим из возможных механизмов, обеспечивающих человеку как биологическому существу доминирование на Земле. Поэтому я не вижу непреодолимого противоречия между универ­сальным и социально-конструктивистским подходами. Здесь нет дискуссии между наукой и шарлатанством, это дискуссия между школами, по-разному расставляющими акценты.

 Возможно, теория про базовые эмоции оказалась так популярна, потому что созвучна популярным представлениям о том, что люди не меняются? Мы можем понимать Шекспира и Овидия, потому что люди всегда радовались, влюблялись и враждовали — в общем, чувствовали то же самое, что и сейчас.

Генри Фюзели. Леди Макбет забирает кинжалы. Около 1812 годаTate

— Если человека выбросить из самолета, то ему будет страшно. В этом страхе нет почти никакой культурной составляющей — чистая физиология. Всем бу­дет страшно, даже кошке. Есть инстинкты — размножения, насыщения, избе­гания смерти. Они объединяют нас с нашими животными предками, но суть человека в том, что эти абсолютные универсалии принимают реальную форму только в культурном контексте.

Возьмите любую сферу. Удовлетворение голода? Сфера еды всегда регулиро­валась и регулируется системами табу, норм и предписаний. Удовлетворение сексуальных потребностей? Не будем даже начинать. Страх смерти? Многие культуры выработали сравнительно эффективные механизмы его смягчения или блокирования.

У нас нет аналитического скальпеля, с помощью которого можно разделить в человеке то, что в нем заложено природой, и то, что придумано культурой. Потому что культура и есть часть природы человека. Культура в широком смысле — это механизм негенетической передачи норм, табу, предписаний, правил из поколения в поколение. И отделить ее от природного невозможно.

Это замечательно демонстрируют исследователи, изучающие человека в экстремальных ситуациях. Почитайте книгу Лидии Гинзбург о блокадном Ленинграде: люди на грани выживания, рядом голодная смерть, но они упрямо пишут научные труды и переживают из-за того, как они воспринимаются кол­легами. То есть механизм самоутверждения продолжает работать даже в этой ситуации. Более того, такой известный культурный феномен, как смер­тельная голодовка, свидетельствует о том, что даже базовый универсаль­ный инстинкт «есть, чтобы не умереть» для человека не является принудитель­ным. Человек может по собственному выбору принять решение заморить себя голодом до смерти.

— Желание продолжать работать во время блокады — это именно само­утвер­ждение, а не способ психологической защиты в невыносимой ситуации?

Самоутверждение и является способом психологической защиты. Желание быть признанным и оцененным другими. У Гинзбург есть порази­тельный афо­ризм: человек, конечно, хочет быть лучше других, но этого ему мало, глав­ное — быть не хуже других. Это удивительно точно и очень глубоко. Механизм самореализации в среде, ощущение себя частью человеческого социума — это важнейшие вещи, которые в значительной степени оказываются способны блокировать даже такую фундаментальную вещь, как голод. И это не просто самозащита в невыносимой ситуации, потому что тогда мы бы могли пред­положить, что, как только невыносимая ситуация заканчивается, эти меха­низмы ослабнут. Но ничего подобного не происходит.

— Можно ли сказать, что наш эмоциональный спектр со временем неу­к­лонно расширяется? Вот скука — это же сравнительно новая эмоция?

— Моя коллега Вера Сергеевна Дубина в свое время занималась скукой, это очень интересная тема. На протяжении веков человек был полностью погло­щен выживанием. Окончательно люди победили природу сравнительно поздно, лет 200–300 назад, когда стало ясно, что природные катаклизмы не уничтожат человечество (точнее, когда возникла и упрочилась такая иллюзия). Немедленно родилась идея, что природу надо защищать, охранять и любить. Возникает руссоизм, разговоры про возврат к природе, и это безо­шибочный симптом того, что природа перестала быть врагом, она побеждена. И дальше ее можно идеализировать, восхищаться ею, осуждать отрыв от нее и так далее.

Разумеется, любовь к природе является частью рафинированной урбанистиче­ской цивилизации. За ее пределами природу не идеализируют: все знают, что она опасна, коварна, враждебна человеку, что с ней надо бороться. Но на опре­деленной стадии развития городской цивилизации у людей возникает новая эмоция — любовь к природе.

Можно предположить, что скука — тоже эмоция историческая, возникающая тогда, когда человек освобождается от необходимости непрерывно заниматься поисками способов выживания. Тогда возникает необходимость как-то прово­дить время, а ведь скука связана именно с течением времени: как его убить, занять. Кроме того, в человеке всегда есть инстинкт поиска нового, изменений, на этом основано все развитие науки и цивилизации. Думаю, скука порожда­ется дисбалансом между обыденным и новым, перевесом привычного и дефи­цитом неизвестного.

— Во многих языках есть специфические названия для разных сложных эмоций, которых нет у других, — от португальского «saudade» до рус­ской «тоски». Можем ли мы испытывать эмоцию, если в нашем языке для нее нет названия?

Лукас Кранах Старший. Меланхолия. Первая половина XVI векаChristie’s

 Это знаменитая дискуссия, есть целые научные школы, изучающие лингви­стическую природу эмоций. Ответ более или менее понятен: да, чувствовать эмоцию человек, конечно, может, даже если в его языке она никак не назы­вается. Кроме того, даже если эмоция называется не одним словом-ярлыком, а двумя-тремя, это не значит, что в культуре эта эмоция блоки­рована.

Но, конечно, наличие в языке специального слова свидетельствует о том, что за выражаемой им эмоцией стоит определенная культурная норма и она тем или иным способом транслируется и диктуется. Наличие такого слова форми­рует ожидания, создает представимый зрительный образ, так что это вещь значимая, хотя и не безусловно определяющая.

С другой стороны, ни одно слово два человека не поймут одинаково, даже носи­тели одного языка. И я говорю не о таких сложных и безразмерных поня­тиях, как любовь, а о вроде бы очевидных радости или тревоге. Даже говоря на родном языке, мы все время переводим собеседника на свой личный язык — а что он имеет в виду, а как он это понимает? Это непрерывный процесс интерпретации чужих высказываний.

— А как, с точки зрения исследователя эмоций, работает искусство?

— Я начал с того, что наука начала изучать эмоции совсем недавно, а искусство с этой темой работает с момента своего возникновения. Люди, занимающиеся искусством, всегда знали, что человек не является рациональ­ным существом. Что обращение к эмоциональной жизни человека всегда сильнее, чем к интел­лекту — к рационально осознанным навыкам и интересам. Науке потребова­лись столетия, чтобы дойти до этой мысли.

Еще до того, как я стал заниматься эмоциями, я изучал идеологию, и меня часто спрашивали: почему же я говорю, что решения принимаются на основе политических метафор, ведь люди всегда исходят из своих интересов? Да, но чтобы исходить из интересов, у тебя должно быть ясное представление, в чем они состоят, а это глубоко не рациональная вещь.

Если ты — государственный деятель, то твой интерес может состоять в том, чтобы расширить территорию своей страны, а может — в том, чтобы улучшить благосостояние ее жителей или реализовать какие-то идеи, и т. д. А чей-то интерес — в том, чтобы немедленно выпить и упасть. Или в том, чтобы нако­пить много денег. Каждый человек свой интерес понимает в соответствии со своими собственными культурными представлениями. Осознать, понять и почувствовать свои интересы нам помогает, в частности, искусство.

Конечно, оно существует не только за этим. Всякая важная вещь многофунк­цио­нальна, даже из обычного стакана можно выпить воды, а можно пробить им голову соседу, — что уж говорить про искусство. Но одна из важнейших функций искусства состоит в том, что оно помогает человеку прояснить соб­ственные эмоции. Оно дает зеркало, через которое наши эмоции становятся нам понятнее. Мы получаем образы чувств, которые испытываем, видим, как их можно переживать, что отрегулировано, а что нет, что хорошо, а что плохо. Можем оценить себя и увидеть свой эмоциональный мир со стороны. А для этого нужно заглянуть в эмоциональный мир другого человека, в кото­ром мы ищем отражения, параллели себе. Люди, которые умеют зайти в свой собственный мир на огромную глубину, получают возможность что-то сказать другому о его мире. Благодаря чему и возникает важнейший художественный эффект — отождествление себя с персонажем, героем, автором, проекция себя в мир художественного произведения, позволяющая воспринимать те или иные эмоции, которые там заключены.

Гюстав Курбе. Отчаяние (Автопортрет). 1843–1845 годы BNP Paribas

— Если воспринимать искусство как язык, при помощи которого нас учат чувствовать и понимать себя, то очевидно, что этот язык должен быть понятен зрителю. Но современное искусство многим кажется герме­тич­ным, совер­шенно непонятным языком. Как в таком случае оно работает?

— Во-первых, конечно, современное искусство работает на определенный круг тех, кто в нем разбирается. Оно оставляет за бортом значительную часть тех, кто не будет это воспринимать, и создает институциональный слой истолко­вателей. Кроме того, у современного искусства, начиная с модернизма, есть роман­тическая идея о том, что творец идет впереди потребителя: то, что сегодня не понятно никому, кроме художественного гения, завтра становится понятным многим, а послезавтра — всем. И если посмотреть на то, сколько раньше стоил Ван Гог и другое непризнанное искусство и сколько он стоит сейчас, то окажется, что в конечном счете эти социальные механизмы сработали.

Сейчас мы видим другой тип искусства. Современные художники часто стре­мятся сделать свое искусство предельно понятным. Граффити, акционизм, мгновенное, быстро считываемое искусство — все это реакция на модернист­ский культ художественной гениальности, на представления о гении-медиуме, достающем из глубин подсознания смыслы, которые сегодня непонятны, но когда-нибудь станут достоянием человечества.

— Наша выставка построена на предположении, что модернистское искус­ство совершенно не обязательно понимать. Его можно почув­ствовать, потому что оно прежде всего обращается не к интеллекту, а к эмо­циональной сфере, и многие модернисты, от Пикассо и Матисса до Ротко и Поллока, это прямо проговаривали.

— Я не искусствовед, но для меня эта гипотеза вполне убедительна. Для модер­нистского искусства характерен отказ от нарративности, изобразитель­ности. Взамен предлагается обращение к глубинному эмоциональному пласту чело­века, не требующее рационализации. Экспрессионизм — он весь про это, это визуальное выражение силы чувства, объединяющего творца и зрителя в едином эмоциональном поле. Так что я бы согласился с вашей трактовкой, если только мы не стремимся свести этот эмоциональный заряд к хорошо понимаемой формуле, к пресловутой базовой эмоции: вот эта картина выра­жает страх, эта — тревогу, эта — восторг.

Мы всегда имеем дело с очень сложно устроенной эмоцией, которую можно испытать, вчитаться в нее. Разумеется, человек не может испытать чужую эмоцию. Но он может представить себе то эмоциональное состояние, которое породило это произведение, то есть пройти от текста к отраженной эмоции. Разумеется, это будет твоя личная эмоция, поскольку эмоция автора могла быть совсем другой, но за счет этих механизмов перевода и взаимопонимания ты окажешься способен поставить себя на место автора.

— В процессе работы над выставкой мы в какой-то момент попытались отсортировать работы по эмоциям, то есть буквально собрать зал радо­сти, грусти, страха… И, разумеется, столкнулись с тем, что искусство так не рабо­тает. Не бывает картин, которые вызывают только одну яркую эмоцию, это всегда сложный спектр. И для каждого он свой.

— Разумеется, искусство так не работает, потому что человеческий опыт есть констелляция сложных переживаний. Как говорил Толстой, в мире не хватит чернил, чтобы описать впечатления одного дня. Если бы действи­тельно существовали пресловутые базовые эмоции, зачем было бы создавать новые художественные произведения? Эти базовые эмоции уже сто раз были бы отражены, и все их комбинации тоже — и можно было бы закрыть лавочку. Но каждый раз мы имеем дело с абсолютно уникальным сплавом. Конечно, у автора он свой, а у зрителя свой. Но зритель может попасть в резонанс, на что-то отреагировать, что-то почувствовать сильнее, а что-то слабее.

— Если эта система передачи эмоций так сложна и непредсказуема, то как именно художник транслирует то, что хочет протранслировать?

— Есть искусство, и его очень много, которое предназначено для того, чтобы тиражировать готовые эмоциональные модели. Оно не занимается проду­ци­рованием нового, а работает с готовыми штампами, которые уже есть в куль­туре. Это не то что эпигонство, это нужная составляющая художествен­ного процесса: людям всегда были и будут нужны такие модели. Техники, эмо­цио­нальные подсказки, готовый чувственный репертуар. Людям важно жить в такой среде, знать, что твои эмоциональные модели санкционированы, признаны, воспроизводимы. Поэтому все так любят голливудские фильмы, которые транслируют довольно стандартный эмоциональный набор.

Но в какой-то момент ты чувствуешь, что этого недостаточно, что это не пере­дает всей сложности твоего эмоционального опыта, что он сложнее, труднее, непонятнее и в расхожие образцы совершенно не укладывается. Отсюда и воз­никает потребность в чем-то абсолютно специфическом, уникаль­ном, новом, потому что только в чужом уникальном ты можешь узнать свою собственную уникальность. Свои собственные неповторимые проблемы и переживания.

— Вы изучаете, как передаются эмоциональные модели в литературе. И там для этого есть внятные механизмы — герой, сюжет, авторские пояснения. А как работает эта система в искусстве и, в частности, в живописи?

— Хороший вопрос. Я не искусствовед и действительно анализирую исклю­чительно нарративные инструменты — истории, сюжеты. Очевидно, впрочем, что в огромном числе живописных работ тоже есть легко понятный сюжет. Как работает, скажем, историческое полотно? Оно выбирает главные моменты из истории и транслирует зрителю, как правильно на них реагиро­вать. У этого способа есть достоинства и недостатки. Достоинство в том, что ты сразу полу­чаешь зрительный образ — это больше того, что может предло­жить текст. А минус в том, что наличие визуального образа блокирует или как минимум ограничивает механизмы вживания. В книге легко вообразить себя на месте главного героя, а на картине он уже нарисован, и это очевидно не ты.

И жанры без отчетливой фабулы тоже можно анализировать. Возьмите, скажем, пейзаж. Понятно же, что в него легко вчитать смысл: вечный покой или там русский простор. Или портрет — там тоже нет сюжета, но считывается жизнь, прожитая этим человеком, представления о его характере. Искусство всегда суггестивно. Даже подробно рассказанная история никогда не расска­зывает все: что-то ты должен домыслить, подставить, перевоплотиться.

Казимир Малевич. Три фигуры в поле. 1928–1930 годы Собрание Валерия Дудакова и Марины Кашуро

А вот ситуация, когда визуальное искусство совсем отрывается от нарративного ряда и апеллирует прямо к эмоциональному слою, — это довольно новое явле­ние. Может быть, модернистское, абстрактное искусство так сильно воздейст­вует на нас именно потому, что разрушает дистанцию отчуждения. Я не могу себя отождествить с нарисованным человеком, потому что он — это не я. Или могу, но с огромным трудом. А когда ты смотришь на абстрактную картину, то начинаешь воображать себе отсутствующего на полотне создателя или тот образ чувства, который до тебя пытаются донести и который так или иначе соответствует твоим чувствам. И возникает возможность прямого контакта.

Ведь коммуникация бывает не только языковой. Она передается через визу­альные образы, через звук, через жесты. Когда один человек похлопывает другого по плечу, он тактильно передает ему эмоцию, то есть стремится вызвать понятную эмоцию другого человека. А язык возникает сравнительно поздно, это один из самых сложных способов, в нем слишком много всего: у слов есть свои значения, которыми можно манипулировать, есть грамма­тические нормы и так далее.

— Даже вроде бы примитивные рисунки пещерных людей обладают очень мощным эмоциональным зарядом. Мы ничего не знаем про этих людей, но точно что-то чувствуем.

— Да, мы, несомненно, что-то чувствуем, важно только отделаться от идеи, что мы чувствуем то же самое, что они. Это невозможно!

— Но мы ведь воспитаны в представлении об универсальности искус­ства: мы можем проникнуться скандинавской сагой или старинным китайским пейзажем, почувствовать то, что чувствовал художник.

— Нет, не можем. Но мы можем представить себе мир этого человека, затем вообразить себя и попытаться понять, какую эмоцию мог бы испытать я, окажись я на месте автора. Это сложная и изощренная процедура, но она происходит быстро и практически бессознательно.

Еще Адам Смит, который жил в XVIII веке, подчеркивал, что наша симпатия к другому человеку не значит, что мы чувствуем то же, что он. Наша способ­ность эмоционально представить себя на его месте лежит в основе искусства. Но почувствовать буквально то, что чувствовал он, мы не можем. Я сам много лет потратил на то, чтобы постараться приблизиться к миру чувств давно умерших людей, так что, очевидно, не считаю эту деятельность вовсе бессмыс­ленной. Но еще Лотман замечал, что, даже если каким-то невероятным обра­зом мы узнаем все, что знал человек другого времени, мы все равно не сможем забыть все, чего он не знал, а значит, не сумеем заново пережить его чувства.

Полное понимание чужого мира невозможно: мы все равно привносим туда себя. Мы погружаемся в выдуманный или описанный кем-то мир, не переста­вая быть собой. А если бы мы могли полностью перестать быть собой и стать кем-то другим, вся процедура была бы абсолютно бесполезной. Зачем? Что нам это даст?

Виктор Пивоваров. Посвящение Паше. 2004 год © Виктор Пивоваров

— Отличается ли то, как воспринимают современное искусство ребенок и взрослый? Можно ли сказать, что ребенок, например, смотрит более непосредственно?

— Смысл слова «непосредственно» мне не очень ясен. Ребенок так же нагружен культурными штампами, как любой другой человек любого возраста. К тому времени, когда ребенку начинают читать книжки и водить по музеям, ему уже мама с папой передали массу всего. Нет, никакого неопосредованного чувства не существует.

Разумеется, у детей и взрослых разный культурный опыт. Ребенок меньше видел, не так хорошо знает, что все люди разные, но зато в куда большей сте­пени готов это узнать, это часть его биоэволюционной программы — учиться, осваивать новое. Механизмы отличаются, просто я бы не употреблял слово «непосредственно».

— Но, возможно, его еще не успели толком научить, как правильно реагировать, и поэтому ему проще?

— Могли не успеть, но все же какие-то картинки он видел, и реакцию взрослых или других детей на них, то есть некоторое представление имеет. Да ведь и мно­гих взрослых тоже не научили. Я бы сказал, большинство взрослых никто не учил, как реагировать на художественное произведение. Просто они уже часто думают, что знают, как должно выглядеть искусство, поэтому у них есть чувство растерянности при виде чего-то непохожего. А у ребенка этого чувства еще нет, он еще не знает, что в музее должны показывать портреты, пейзажи и натюрморты, а он должен удивиться или возмутиться, если наткнулся на что-то другое.

Кстати, многие современные художники с удовольствием работают с этим обманом ожиданий. Вот ты пришел в музей, должен смотреть и не трогать ничего руками. А тут раз — инсталляция, в которую можно залезть, позвонить в звонок, покрутить за ручку и стукнуть в дощечку. Конечно, дети в восторге, но это ведь и многим взрослым нравится.

Маурицио Каттелан. Без названия. 2000 год © Maurizio Cattelan / Частное собрание / Maurizio Cattelan Archive

Можно сказать, что это превращает взрослого в ребенка, но на самом деле нам предлагается другой тип общения с искусством. Раньше тебя учили, что в музее смотрят только глазами, а все остальные твои чувства — слух, обоня­ние, осязание — не имеют к этому никакого отношения. От этого знания так просто не избавиться, и, забравшись в современную инсталляцию, ты все равно будешь все время оглядываться, не идут ли тебя арестовывать. А у ребенка этих стереотипов меньше, хотя впитываются они моментально. Если на него в музее хоть раз наорали, он точно так же будет всего бояться.

— А можно ли научиться чувствовать искусство?

— Конечно, можно! И это делается таким же способом, каким человек учится и всему остальному, — непрерывным пользованием. Единственное, что для этого требуется, — это мотивация.

Человек осваивает родной язык бессознательно, потому что ему нужно пони­мать окружающих. А вот для изучения иностранного требуется воля, усилие и понимание, зачем ты это делаешь. Помогает грамматика, помогают учеб­ники, но самым хорошим способом научения чему угодно, в частности неиз­вест­ному тебе языку, является его непрерывное употребление в окружении носителей.

Искусство не является исключением. Чтобы освоить язык искусства, нужно им непрерывно пользоваться: самому что-то рисовать, производить, жить в этой среде. Если у тебя родители — художники и ты с рождения погружен в разговоры об искусстве, то впитаешь это просто с молоком матери. Это не значит, что ты будешь это любить, — наоборот, можешь и возненавидеть, но это произойдет как бы само собой. Если же нет, то надо потратить неко­торые усилия и время — если ты считаешь, что это сделает твою жизнь богаче. А иначе зачем? Жизнь коротка, времени и сил у нас не так много. Можно потратить их на что-нибудь другое.

— На одной из лекций вы рассказывали, как ваша студентка сказала вам, что не понимает значения слова «любовь»: для ее поколения это слово слишком абстрактное, есть много разных моделей отношений, и у нее в голове они никак не помещаются в один ящик с ярлыком «любовь». То есть речь о том, что «большие» эмоции дробятся, стано­вятся более специальными и у них, возможно, появляются новые назва­ния. Как говорить про эмоции с современным зрителем, если даже самые привычные слова для него уже непонятно что значат?

— В современном мире вместо одной «любви» появляется много разных, и очевидно, что эмоции будут гораздо более многообразными, дробными, вариативными, помогающими человеку понимать, как правильно чувствовать в совсем разных ситуациях, — и рассчитанными на гораздо более короткий срок жизни. Авторы, прежде писавшие про любовь, исходили из представления о том, что любовь неизменна во все эпохи. Мы, конечно, можем провести исторический анализ, разобраться, кем, из чего и когда был собран этот образ: это очень разные чувства, которые однажды завязали в один пакет и сверху написали: «Любовь». Творцы привычной нам любви некогда ее именно что изобрели, хотя сами чувствовали себя не изобретателями, а первооткрыва­телями; людьми, которые описали всегда существовавший материк.

Создатели же нынешних моделей заранее понимают, что это временные конст­рукции и срок их пользования ограничен, они не рассчитаны на века. При этом они гораздо более разнообразные, их больше. Понятно, что для одной чело­вече­ской жизни хватит и небольшой их доли. Но за счет гораздо меньшей долговечности этих моделей наш эмоциональный репертуар невероятно расширился.

Меняются сами эмоции, меняется к ним отношение. Разрушаются целые блоки спаянных вместе эмоций. Например, романтики придумали модель детства как идеального времени, когда ты чувствуешь абсолютную полноту существо­ва­ния. Человек некогда утратил эту полноту из-за первородного греха и может приблизиться к ней лишь в детстве и позже, когда влюбляется. И, например, важнейшее для культуры чувство ностальгии начиналось именно как носталь­гия по детству. Вот весь этот комплекс — ностальгия, тоска по детству, взрос­­ле­ние, поиск любви, жажда обрести в ней полноту бытия — сейчас сильно подорван.

— А появление такого термина, как «эмоциональный интеллект»? Теперь бизнес-тренеры учат, что быть умным, то есть иметь высокий IQ, недоста­точно: нужно чувствовать людей, тренировать эмпатию, иначе ты не будешь успешным.

— Это то, что Уильям Редди в книге «Навигация чувств» назвал эмоцио­наль­ным менеджментом. Эмоциональный интеллект — это способность контро­лировать и правильно организовывать собственный эмоциональный мир. Как считалось раньше? Человек все контролирует интеллектом и, конеч­но, должен усмирять свои чувства. Но настоящие чувства разумом не контро­лируются. Это примета их подлинности. Тебя охватывает ярость, любовь или состра­дание, страсть вскипает, как волна, и рассудок отключается.

Собственно, представление о необходимости управлять эмоциями появилось тогда же, когда люди разуверились в модели рационального поведения. Идея эмоционального интеллекта основана именно на отказе от этих представлений. Выяснилось, что наше поведение — это всегда сложная комбинация осозна­ваемого и бессознательного. И управлять своими эмоциями ты можешь лишь до некоторой степени. Это сложное искусство, и непонятно, нужно ли вообще к этому стремиться. Потому что потерять можно больше, чем приобрести. Эмоциональный интеллект у человека может оказаться больше рационального, какие-то вещи гораздо проще почувствовать, чем понять.

— Вы исследуете культурную историю эмоций. А как часто вы отдаете себе отчет в своих собственных эмоциях?

— Хороший вопрос. Замечу в сторону, что больше я этой темой заниматься не планирую, я не могу долго бурить одну лунку: когда я до чего-то добурился, сразу хочется свернуть оборудование, уехать в другое место и начать рабо­тать там. Но исследования такого рода помогают избежать натурализации собст­вен­ных чувств и переживаний, то есть представления о том, что они такие от природы и других не бывает. Это очень важный интеллектуальный навык, потому что без него не понять других людей. Мне научная деятельность в некоторой степени помогла. Конечно, до конца решить эту проблему нельзя. Все равно меряешь людей по себе; рассчитывать, что можно от этого изба­виться, было бы высокомерно. Но хотя бы чуть-чуть отстраниться от себя любимого можно.

С другой стороны, изучение эмоционального мира человека всегда предпола­гает взгляд извне. Невозможно качественно исследовать свой собственный эмоциональный мир, как невозможно увидеть собственный затылок без зер­кала. Но задать себе кое-какие вопросы возможно. Я ведь тоже подвержен разным эмоциональным матрицам, а откуда я их взял? Это интересное интел­лектуальное упражнение. Я бы не стал печатать исследование на эту тему, но занять себя им перед сном или во время поездки в транспорте можно.

Улай и Марина Абрамович. ААА-ААА. 15-минутный перформанс для телевидения. Льеж (Бельгия), 1978 год © Ulay / Marina Abramović; Courtesy of the Marina Abramović Archives

Скажем, в разговорах с внучками я часто оказываюсь в роли старого брюзги, бормочущего: «Ну и молодежь пошла!» А это, конечно, почтенная культурная модель с длинной историей. Одна из важных ее составляющих — это носталь­гия (я тоже был молодым), а также зависть, груз жизненного опыта — ну, по­нятно. Но упаси вас Бог попробовать разделить эту модель на базовые эмо­ции: она слишком сложна и при этом живет на протяжении веков. Все знают эту прекрасную цитату: «Нынешняя молодежь привыкла к роскоши, отлича­ется дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших, дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей». Как будто вчера сказано — то ли это мой дедушка говорит, то ли я сам, а это Сократ. Каждое следующее поколение говорит что-то подобное про предыдущее, и это должно бы означать, что человечество бесконечно деградирует. Но, кажется, это все же не так. Так что занятия наукой помогают нам быть немножко поскромнее и не абсолютизировать собственный опыт.

— И, наверное, понять не только других, но и себя?

— В известной степени. Я стараюсь работать без гнева и пристрастия, но к себе ты не можешь относиться беспристрастно. Ну как это? Невозможно! Очевидно, понять другого гораздо легче, чем себя, именно в силу некоторой дистанции. Особенно если это не твой близкий, а какой-нибудь человек XVIII века.

Это справедливо и по отношению к собственной культуре и истории. Как себя из нее вычеркнуть? Всех можно и нужно пытаться понять, но готов ли я бес­страстно читать книги, где такое понимание проявляется по отношению к фашистам или сталинистам? Да не очень-то! Во мне просто закипает ярость. То есть моральная оценка затмевает все остальное. Боюсь, что требуется тысяча лет, чтобы пролитая кровь убитых перестала стоять перед глазами и мы начали понимать, что же это с нами было. О египетских пирамидах мы уже можем говорить спокойно, хотя и знаем, скольких жизней стоила их постройка.

Однажды я писал сценарий для исторического документального фильма, и мой друг — режиссер — позвал меня на озвучку. Речь там шла о Венеции XVIII века, актер читал текст со всеми актерскими штампами, и режиссер все время вынуж­­ден был напоминать: «Спокойнее, спокойнее, все давно умерли!» Не помогло, но фраза мне запомнилась, я ее часто вспоминаю. Недавно даже видел историческую книжку с эпиграфом: «„История — это когда все умерли“. Профессор Зорин». Так что, пока не все умерли, мы едва ли сможем беспри­страстно оценить и себя, и других.

На выставке-аттракционе для детей и взрослых можно будет увидеть работы Казимира Малевича и Фрэнсиса Бэкона, Роя Лихтенштейна и Виктора Пивоварова, Натальи Гончаровой и Марины Абрамович, Альберто Джакометти и Бриджет Райли, Ансельма Кифера и Нико Пиросмани. «Игра с шедеврами: от Анри Матисса до Марины Абрамович» будет открыта с 14 февраля по 14 апреля.

Изображения: Томас Роулендсон. Выставка в Королевской академии художеств. Около 1815 года

Yale Center for British Art

микрорубрики

Ежедневные короткие материалы, которые мы выпускали последние три года

Архив

Биохимия счастья

Как известно, не существует универсального определения счастья, единого для представителей всех стран и культур, и даже слова, обозначающие «счастье» в различных языках, имеют разное значение (о том, что думают на этот счет антропологи, читайте в нашей предыдущей статье). Однако счастье на самом деле еще более субъективно. С точки зрения когнитивных наук, нельзя выработать достоверную методику, которая позволила бы изучить, что такое счастье, потому что для каждого человека оно зависит от разных факторов. Измерению поддаются лишь отдельные аспекты нашего поведения и эмоционального состояния, но, возможно, они способны дать ключ к разгадке того, какие процессы происходят в мозге счастливого человека. О них и пойдет речь в этой статье.

С точки зрения когнитивной науки, счастье измерить очень сложно, потому что для каждого человека оно выражается по-своему: для кого-то счастье — это богатство, для кого-то — любовь, а кто-то скажет, что счастье заключается в наличии цели в жизни. Соответственно, нашим хорошим настроением управляют индивидуальные стимулы, способные вызывать у разных людей разную интенсивность положительных эмоций (от легкой радости до эйфории). Поэтому систематически изучать мозг счастливого человека, чтобы ответить на вопрос, что же такое счастье, практически невозможно.

Субъективное переживание счастья, однако, можно разделить на два сравнительно объективных компонента: эмоциональный (интенсивность плохих и хороших эмоций) и когнитивный (целостность нашего сознания). В «рецепт» счастливой жизни, таким образом, входят два компонента: положительные эмоции (и, как частность, отсутствие отрицательных эмоций) и чувство осмысленности того, что происходит в окружающем мире и с нами самими. Ниже речь пойдет главным образом о первом из них.

Рычаг удовольствия

Эмоция — это психическое состояние (положительное или отрицательное), за появление которого во многом отвечает сложный набор структур головного мозга — лимбическая система (она также отвечает за регуляцию более базовых человеческих функций, например обоняния и циркадных ритмов). Говоря простым языком, эмоция — это реакция человека на определенный внешний (из окружающего мира) или внутренний (например, мысленный) стимул и на то, что за этим стимулом может последовать.

Отрицательные эмоции, такие как страх или отвращение, проследить в мозге человека достаточно легко: за них отвечает миндалевидное тело, или миндалина. И если страх и отвращение являются базовыми эмоциями, выработанными в процессе эволюции, то с положительными эмоциями все гораздо сложнее. Психологии уже довольно давно полагают, что положительные эмоции во многом связаны с получением удовольствия. Поэтому, чтобы проследить процессы, происходящие в мозге человека радостного или счастливого, они изучают эмоциональный отклик человека довольного.

Исследования удовольствия и нейронных коррелятов, связанных с его получением, берут свое начало в экспериментах бихевиористов начала XX века. Объектом изучения бихевиоризма как направления психологии является поведение, в частности — поведение индивида как реакция на определенный стимул (внешний или внутренний). Знаменитый эксперимент, проведенный американскими психологами-бихевиористами Джеймсом Олдсом и Питером Милнером в 1954 году, привел к открытию важного отдела мозга, который был назван ими «центр удовольствия».

В эксперименте участвовали крысы, которые сидели в специальном ящике с вживленными в области лимбической системы электродами. Ученые хотели выяснить, к какой реакции особи приведет стимуляция разных отделов этой области. Низкие разряды тока пускались по электродам каждый раз, когда крыса заходила в определенный угол клетки. Ученые обнаружили, что, получив стимуляцию, крыса стала возвращаться в угол снова и снова. Позже ученые проверили, сохранится ли эффект, если животное будет отвечать за получение вознаграждения само, и дали ему возможность получать стимуляцию посредством нажатия на рычаг. Крыса, игнорируя необходимые для выживания действия, нажимала на рычаг до тех пор, пока не умерла от истощения.

Основываясь на этом, Олдс и Милнер сделали вывод, что стимуляция мозга вызывала у мышей удовольствие, а сам электрический стимул был неплохим позитивным подкреплением. Две зоны мозга, подверженные стимуляции, были названы учеными частью большой совокупности структур головного мозга, названных «центрами удовольствия»: септальная область, прилегающая к мозолистому телу, а также небольшая часть полосатого тела — прилежащее ядро.

Впоследствии эксперименты с вживлением электродов в мозг в районе «центра удовольствия» пытались проводить на людях (психология 60-х годов была не очень этична по нынешним стандартам), но вскоре от этой практики отказались. Позже изучение «центров удовольствия» привело к открытию вещества, выделяемого в головном мозге в процессе получения удовольствия, — дофамина.

«Центров удовольствия» в мозге несколько: помимо упомянутых отделов лимбической системы ученые также выделяют некоторые части коры больших полушарий (например, орбитофронтальную кору и островковую долю). Точные функции каждой из них пока не установлены. Кроме того, «центры удовольствия» чаще всего рассматривают как части, входящие в состав более сложной системы — совокупности мозговых структур, называемой системой вознаграждения. Такая система отвечает за несколько аспектов, связанных с получением вознаграждения: желание приятного стимула, позитивные эмоции (удовольствие) в ответ на приятный стимул, а также закрепление поведения, которое привело к получению этого стимула.

Молекулы счастья

За получение удовольствия в мозге отвечают несколько нейромедиаторов — химических веществ, благодаря которым передается сигнал между двумя нейронами через синапс, место контакта двух нейронов. Мы рассмотрим свойства и функции самых основных.

Дофамин — это нейромедиатор из группы моноаминов, биохимический предшественник норадреналина. У дофамина несколько самых разных функций, в том числе контроль над моторной и исполнительной (когнитивной) деятельностью. Дофамин также является нейромедиатором, участвующим в активации системы вознаграждения.

Нейроны «центров удовольствия» выделяют дофамин в процессе реакции на определенный приятный для человека стимул, а также на предвкушение его получения. Стимул может быть каким угодно: сексуальным, сенсорным, внешним, внутренним. Это может быть еда, а может — лицо любимого человека. Все, что нам приятно, вызывает у нас удовольствие; удовольствие, в свою очередь, вызывает радость.

Еще одним важным нейромедиатором, участвующем в процессе формирования положительных эмоций, является серотонин. Как и дофамин, серотонин происходит из группы моноаминов. Среди функций, за которые отвечает выработка серотонина, кроме регуляции настроения, — память и сон. Дисфункция серотонинергических путей является одной из причин клинической депрессии и беспокойных состояний — своеобразного «антонима» счастья. Именно поэтому многие антидепрессанты работают по принципу ингибирования обратного захвата серотонина: в психически нездоровом мозгу выработка серотонина как нейромедиатора замедляется, а такие препараты способны восстановить этот процесс.

Другая группа нейромедиаторов, эндорфины, относится к нейропептидам, которые воздействуют на опиоидные рецепторы. Нейропептиды вырабатываются в ответ на стресс в качестве защитного механизма, а также с целью уменьшить болевые ощущения. Некоторые опиоиды (например, морфин и его аналоги) также действуют на опиоидные рецепторы и вызывают такую же реакцию: от уменьшения боли до эйфории. Именно поэтому в погоне за легким счастьем люди начинают употреблять опиоидные наркотики. Однако чувство эйфории доступно им только первое время, затем употребление наркотиков необходимо для снятия абстинентного синдрома, или попросту «ломки».

Также стоит отметить эндоканнабиноидные нейромедиаторы, например, анандамид и 2-арахидоноилглицерин. Они принимают участие в контроле реакции на стресс и регуляции уровня возбуждаемости. Каннабиноиды — действующие вещества конопли, из которых получают марихуану, — также действуют на каннабиноидные рецепторы.

Нейропептид окситоцин, вырабатываемый в гипоталамусе, отвечает за установление социальных связей и выработку теплых, положительных эмоций по отношению к кому-либо. Так, окситоцин в больших количествах выделяется во время родов, что способствует установлению прочной связи между матерью и ребенком, а также помогает матери в процессе кормления. В небольшом количестве окситоцин также выделяется во время оргазма, поэтому считается, что он играет важную роль в получении удовольствия при сексе.

Наконец, последний нейромедиатор, который мы рассмотрим, это норадреналин (также известный как норэпинефрин) — моноамин, который является предшественником адреналина. Этот нейромедиатор, наряду с адреналином, играет важную роль в регуляции страха и других отрицательных эмоций, повышает кровяное давление и сердцебиение, а также является главным нейромедиатором, отвечающим за стрессовую реакцию организма.

Стресс для многих связан с отрицательными эмоциями, а счастливая жизнь в постоянном стрессе кажется невозможной. Значит ли это, что избыточная выработка норадреналина — это преграда на пути к счастью? Однозначно нет. Некоторые люди находят свое счастье в условиях постоянного стресса: в их число входят как любители экстремального спорта и азартных игр, так и те, для кого главная радость в жизни — это постоянная работа.

Контролировать реакцию на стресс также помогает гамма-аминомасляная кислота (сокращенно ГАМК) — главный ингибирующий («тормозной») нейромедиатор, основная функция которого — уменьшать нервную возбудимость. На ГАМК-рецепторы воздействуют бензодиазепины — психоактивные вещества, обладающие противотревожным и седативным эффектом. Бензодиазепины входят в состав многих препаратов, прописываемых для лечения тревожных и панических расстройств.

Относительно недавно, в 2012 году, шведский ученый Хьюго Лёвхейм предложил трехмерную модель связи совместного действия трех моноаминов — дофамина, серотонина и норадреналина — и проявлением эмоций, названную «эмоциональным кубом». Согласно этой модели, радость и удовлетворение вызываются высоким уровнем дофамина и серотонина и низким — норадреналина, а чувство беспокойства и тоски — наоборот, высоким уровнем норадреналина и низким — двух других. Однако для того, чтобы человек испытал волнение или возбуждение (excitement), все три моноамина должны вырабатываться в большом количестве.

Химия и воля

Различные психоактивные вещества влияют на выброс разных эмоциональных медиаторов: так, например, кокаин влияет на обмен дофамина, серотонина и норадреналина, а никотин может принимать участие в обмене дофамина. Действие этих веществ, однако, недолговечно, опасно и, как известно, может привести к зависимости.

Однако есть и менее радикальные способы прямого воздействия на рецепторы, связанные с работой разных нейромедиаторов. Физические упражнения, например, усиливают действие β-эндорфинов, тем самым повышая настроение. Считается даже, что повышенная физическая активность может служить хорошей профилактикой депрессии. Области головного мозга, содержащие дофаминергические нейроны, активируются, например, у людей, испытывающих наслаждение при прослушивании музыки

Сегодня можно с уверенностью сказать, что те разделы когнитивных наук, которые отвечают за изучение сложных эмоциональных состояний (а к ним как раз относится счастье), все еще находятся в процессе развития. Многие психологи, в частности профессор Оксфордского университета Мортен Крингельбах, пытаются проследить систематическую связь между получением удовольствия и счастьем и выявить нейронные корреляты, отвечающие за счастливую жизнь и хорошее настроение.

Крингельбах и его коллега, американский психолог Кент Берридж, выделяют три компонента работы системы вознаграждения: «склонность» (liking), отвечающую за объективную, «химическую» реакцию человека на стимул; «желание» (wanting), отвечающее за волевое усилие человека получить стимул; и «обучение» (learning), отвечающее за построение ассоциаций, связанных с получением стимула. «Склонность» к получению стимула, будучи удовлетворенной, обеспечивает нам удовольствие, но одного удовольствия для счастья недостаточно. «Желание» стимула обеспечивает мотивацию к его получению, то есть этот компонент привносит в нашу жизнь цель, но одно лишь «желание», не будучи ничем сдержано, приводит к зависимости от стимула. «Обучение» связывает эти два компонента и стимулирует нас к поиску способов снова получать удовольствие. Счастье, по мнению Крингельбаха и Берриджа, сводится к балансу этих трех компонентов. Однако как достичь этого баланса, ученые не пишут.

Таким образом, современная нейронаука может дать нам представление только об одной составляющей счастья — положительной эмоциональной реакции на стимул. Вторая составляющая — чувство осмысленности происходящего, наличие цели в жизни — вопрос скорее философский и на данный момент находится за пределами возможностей систематического объективного изучения.

Елизавета Ивтушок

Как заглушить чувства в себе. Как убить любовь? (о «любовной» зависимости). Можно ли избавиться только от негативных эмоций

В жизни порой приходится сталкиваться с безответной любовью, с любовью к человеку, который того не заслуживает или с которым у нас по весьма определенным причинам не может получиться отношений. Это делает актуальным вопрос: как его забыть? как убить любовь
или влюбленность? Практическая психология даст Вам хорошие ответы на этот вопрос.

Несмотря на сложности, которые возникают у любого человека, столкнувшегося с необходимостью «забыть», это сделать можно. Обсудим те способы, которые помогут Вам разлюбить и обрести душевное спокойствие.

Работа с причиной.

Существует вероятность, что человек своим присутствием рядом с Вами выполнял важную функцию, помогал удовлетворять какую-то насущную потребность, поэтому и был выбран Вами. Возможно, это потребность во внимании, в безопасности, которую он мог обеспечивать, в разделении ответственности в Вашей жизни, в оправдании своего поведения или стиля мышления (если он «один» Вас в чем-то понимал) – вариантов масса. Подумайте, могло ли такое быть? Если да, то стоит прислушаться к себе и найти другие способы удовлетворения той же потребности. Например, любовь и понимание можно искать у друзей, заводить новые знакомства, если круг нынешних друзей ограничен и не может дать того, что Вам сейчас нужно. Вообще постарайтесь в данный период Вашей жизни как можно больше общаться с людьми, не замыкаться в себе. Ведь потребности, связанные с людьми, можно удовлетворить только с помощью людей.

Изменение мышления.

Согласно теории когнитивно-поведенческой , в основе эмоций, испытываемых человеком, лежит неправильное, неадекватное реальности мышление. Отсюда вывод: чтобы изменить чувства и эмоции, нужно изменять сам стиль мышления, работать с непродуктивными мыслями, которые возникают, – заменять их на более реалистичные. Например, мысли о долженствовании («Я должен любить/быть любимым!», «Я должна иметь партнера!») необходимо заменять на мысли о предпочтении («Я бы хотела иметь партнера, но вовсе не обязана», «Хорошо было бы любить/быть любимым» и т.п.). Это позволит снизить степень выраженности эмоции и приблизить ее к такой, которая будет адекватна ситуации.

Зачастую человек влюбляется не в реального партнера, а в его идеализированный образ, поэтому наша основная задача – приблизить этот образ к реальному. Это можно сделать посредством нахождения у человека серьезных недостатков, поиска его психологических проблем. Ваша задача – деромантизировать образ любимого. Так ли он прекрасен? У любого человека есть недостатки, так уж мы устроены. Постарайтесь найти как можно больше таких недостатков и концентрируйтесь именно на них, когда в голову будут проникать мысли о нем. Некоторые предлагают деромантизировать образ человека, представляя его в нелепых ситуациях: например, испражняющимся, или в клоунском колпаке и семейных трусах перед аудиторией, или с женским макияжем на серьезном лице.

Справиться с любовью помогает также мысленное проговаривание причин невозможности быть вместе. Представьте себе, что было бы на самом деле с Вами, если бы вы поженились: сгущайте краски в той области, где натолкнетесь на неприятные моменты (измены, поздние приходы домой, неприятные для Вас привычки и т.п.).

Некоторые считают, что для того, чтобы разлюбить человека, надо забыть его и все, что с ним связано. В этой статье я представляю иную позицию – забывать не надо! Это часть Вашей жизни, Вашего бесценного опыта, забыть которую не так-то просто, да и не нужно. А что с ней делать? Проработать, переоценить, по-новому взглянуть на этот сложный, но такой важный опыт. Любой опыт в той или иной мере может быть полезным.

В то же время после того, как Вы смогли проработать этот опыт, старайтесь думать о нем реже. Как только чувствуете, что мысль об этом человеке вновь подкрадывается – пресекайте ее на корню! Немедленно меняйте тему внутреннего монолога, займитесь чем-нибудь, что потребует от Вас хорошей концентрации внимания, чтобы Вы не смогли отвлекаться на мысли о нем.

Конечным результатом Вашей внутренней работы должно стать следующее: необходимо, несмотря на все его недостатки, простить и мысленно отпустить этого человека. Эта поставленная точка завершит важный период вашей жизни, и Вы сможете начать новый – этап без этого человека. Именно чувство внутренней незавершенности не дает нам покоя и возвращает в памяти болезненный опыт общения с объектом любви.

Изменение поведения и внешней обстановки.

Внутренняя работа с мыслями должна подкрепляться внешней – изменением поведения и созданием благоприятных внешних условий для прощания с любовью. Уберите или выбросьте его вещи, перестаньте искать то, что напоминает о нем и его жизни. Перестаньте искать с ним встреч, старайтесь по возможности полностью исключить любые контакты. Не зря гласит известная пословица: «С глаз долой – из сердца вон!»

Спорт и другие активные занятия (танцы, боевые искусства и др.) помогут Вам избавиться от накопившихся отрицательных эмоций, агрессии и просто не дадут упасть Вашему тонусу, а значит, в какой-то мере предохранят Вас от возможных депрессий. Поддерживайте уровень своего настроения. Не давайте себе пасть духом, думайте о позитивном, слушайте приятную и ритмичную музыку, веселитесь и ходите на различные с друзьями.

Когда отношения рвутся, всегда освобождается время и место в сердце. Их нужно занять другими вещами, причем непременно интересными: новыми или давно позабытыми, но приносящими радость занятиями, интересами, хобби.

Народная мудрость снова спешит к нам на помощь: «Клин клином вышибают». Новые отношения, новые чувства – это то, что может безвозвратно вытеснить старые надежды и боль. Главное при этом помнить: не стоит искать человека, похожего на бывшего возлюбленного. Это создаст риск ненужных воспоминаний о нем или Вы опять наступите на те же грабли – зачем Вам это?

Время – хороший доктор. Оно пройдет, и Вы вдруг почувствуете, что думаете теперь об этом человеке все меньше, чувства потихоньку остывают и меньше беспокоят Вас. Поблагодарите себя за труд, который Вы смогли проделать. И с облегчением поставьте жирную точку!

___________________________________________________________________________

Если Вы сейчас задаетесь вопросом Как убить любовь
в себе, и самостоятельно это сделать не получается, то — и Вы сможете избавиться от любовной зависимости в своей жизни раз и навсегда!

Проявление эмоций – неотъемлемая часть психологического портрета каждого человека. Безэмоциональных людей не бывает, встречаются лишь те, кто по какой-то причине скрывает или сдерживает свои истинные чувства. В глазах окружающих такие личности выглядят до предела замкнутыми и отстраненными, вызывающими недоверие и даже страх. А все потому, что эмоциональные реакции с большим трудом поддаются контролю разума, даже осознать их бывает возможно только после того, как переживания улягутся. Так что для умышленного сокрытия настроения, его маскировки за демонстрацией хладнокровия должны быть по-настоящему веские причины.

Например, подавление негативных эмоций вроде гнева или обиды вполне можно объяснить желанием сохранить репутацию или уберечь близких от излишних волнений. Внутренняя борьба с чувственной привязанностью или эмоциональной зависимостью тоже может показаться похвальным актом самоотречения. Но всегда ли стоит пытаться взять под контроль психологические механизмы, созданные природой? И не обернется ли это впоследствии еще большими неприятностями, чем сильный, но кратковременный взрыв страстей?

Нужно ли убивать в себе эмоции?

Эмоции задуманы природой в качестве естественных индикаторов и одновременно регуляторов состояния нервной системы человека. Даже научившись контролировать их по своей воле, вы сможете управлять не более чем 10% этих реакций. Все остальное останется в сфере подсознательных процессов и продолжит проявляться соматически. Неумелое подавление эмоций может грозить различными физиологическими отклонениями, вплоть до хронических заболеваний.

В то же время, слепое следование на поводу у своих эмоций – признак моральной незрелости и безответственности перед окружающими. Чрезмерно нервный, экзальтированный человек, не дающий себе труда контролировать свои сиюминутные реакции, производит неприятное впечатление и побуждает свести общение с ним к минимуму. Так где же та золотая середина, определяющая, какие эмоции можно свободно проявлять, а какие следует строго сдерживать? На первый взгляд может показаться, что в контроле нуждаются негативные, а в демонстрации – позитивные эмоции. Однако на самом деле их классификация намного сложнее.

Психологи разделяют эмоции не на «хорошие» и «плохие», а на конструктивные и деструктивные. И эта характеристика в большой мере зависит от ситуации и человека, проявляющего свои чувства. Грубо говоря, в разных обстоятельствах одна и та же эмоция может быть как желательной, так и наоборот. Для того, чтобы идентифицировать ее как первую или вторую, нужно для начала как минимум осознать происходящее, а большинство эмоциональных реакций сопровождается состоянием сродни аффекту, когда здравый смысл не принимает участия происходящем. Поэтому многие излишне эмоциональные люди, признающие за собой эту особенность, обращаются за помощью к специалистам.

К счастью, большинство людей в состоянии самостоятельно управлять своими чувствами или хотя бы большинством из них. Это и есть основной признак конструктива в эмоциональных проявлениях. До тех пор, пока ваши эмоции не наносят вреда ни вам, ни окружающим и поддаются осознанию, их можно считать конструктивными и выпускать наружу. Работать и сдерживать нужно те страсти, которые сильнее вас, и вместо подчинения вашей воле сами подчиняют себе ваше поведение. Если в спокойном состоянии вы не хотели бы делать того, что творить в приступе эмоций, значит, вы зависите от этих чувств, и вместо разрядки и удовлетворения они наносят вред, причем не только вам.

Как подавлять и/или контролировать эмоции

Итак, когда стало приблизительно ясно, с какими именно эмоциями стоит бороться, перейдем ко второму, не менее важному вопросу. Что есть подавление эмоций и что есть контроль над ними? Какое действие предпочтительнее в большинстве жизненных ситуаций? Как ни странно, ответ можно дать быстро и лаконично: разумный контроль всегда предпочтительнее любого давления. Особенно в такой тонкой сфере, как психологические реакции.

Убивать эмоции – значит отказывать своему организму в естественных реакциях на происходящее даже в том случае, если эти реакции ему необходимы для защиты. Потому куда как лучше быть не «убийцей», а хозяином положения и постараться управлять им. Для этого придется взять себя в руки и совершить ряд непростых, но необходимых действий. Со временем они начнут даваться вам все легче и, возможно, даже перейдут в разряд автоматических навыков.
Выберите одну или несколько из перечисленных техник управления своим эмоциональным состоянием, чтобы при ближайшей возможности воспользоваться новым умением. Его польза неоспорима и избавит вас не только от изматывающих переживаний, но и от других негативных последствий, связанных с общением. Большинство эмоциональных всплесков подвластны вам при вашем же делании. Для этого не требуется ни алкоголь, ни психотропные препараты, употребление которых вообще крайне нежелательно и допускается лишь по назначению врача и под его контролем. Будьте спокойны, уравновешены и храните мир в своей душе и мыслях.


Каждый человек хоть раз в своей жизни переживал или переживает чувство влюбленности. Это чувство многогранно, иногда оно перерастает в страсть или одержимость, во всепоглощающую любовь или может просто угаснуть. Влюбленность – это целый комплекс эмоций, который испытывает один человек по отношению к другому. В этот момент, объект вожделения представляется неким существом, лишенным недостатков. Но не всегда влюбленность приносит счастье, в некоторых случаях от этого чувства лучше избавиться раз и навсегда. Ярким примером служит любовь к начальнику, коллеге, к женатому мужчине.

  • В первую очередь, нужно признать в себе чувство влюбленности неприемлемым и ненужным. Как только вы поймете, что от данной зависимости нужно избавляться, у вас наметится четкая цель.
  • Проанализировать, как можно избежать ненужных воспоминаний о возлюбленном.
  • С головой окунуться в рабочий процесс. Можно поставить перед собой намеренно завышенные цели и постараться их достичь. Чем сложнее будет работа, тем больше удовлетворения принесет полученный результат.

Если цель как избавиться от чувства влюбчивости поставлена, необходимо двигаться только в нужном направлении, не отклоняясь от заданного курса. Нельзя давать себе слабину, находить оправдания и отговорки, искать случайных встреч и свиданий. Преодоление чувства влюбчивости процесс долгий и трудоемкий, требующий постоянного контроля и самообладания.

Когда нужно избавляться от влюбленности

Не всегда переживаемые любовные эмоции благоприятно сказываются на жизни человека, порой они наносят только вред. В каких случаях и как остановить этот разрушающий процесс:

  • Отношения к мужчине дают чувство собственной неполноценности;
  • В моменты ссор возникают мысли о суициде;
  • Вместо хорошего настроения, женщина испытывает грусть и тоску;
  • Часто случаются нервные срывы, депрессия;
  • Возникает нарушение работы желудочно-кишечного тракта.

Если в период влюбленности вы испытываете подобные ощущения, бегите от таких отношений, и чем быстрее, чем лучше. Нужно подавить в себе эмоции, ничего кроме несчастья они не принесут. В погоне за призрачным идеалом, можно пропустить действительно настоящие чувства. Нельзя терять разум – если объект обожания склонен к агрессии и насилию, нужно срочно прекращать всяческое общение.

Как пережить расставание с любимым, как справиться с влюбленностью и продолжать жить дальше? Эти и многие другие вопросы наиболее часто задают женщины на приеме у психолога. Существует несколько стандартных способов решения проблемы.

Заняться собой

Ухоженная женщина всегда привлекает внимание и уверена в себе. Займитесь собой, и результат не заставит себя долго ждать. Смена гардероба, новая прическа и макияж, солярий, тренажерный зал – все эти действия позволят вам повысить самооценку и уверенность в себе.

Новый образ жизни

Заведите новых знакомых, посещайте музеи, выставки, ходите в кино и театр. Чем меньше у вас будет свободного времени, тем меньше вы будете думать о возлюбленном. Возможно, сработает принцип замещения – и вы заведете настоящие отношения.

Сменить место работы

Служебные романы не такая уж и редкость, и бороться с чувством влюбленности на работе можно только двумя способами: уволиться или научиться справляться со своими эмоциями. Если первый вариант вам не подходит, то нужно ждать, когда все пройдет само по себе. Старайтесь меньше пересекаться по работе, чем меньше встреч, тем быстрее угаснут чувства.

Пережить расставание

Разрыв отношений всегда трагедия, которая тяжело переживается обеими сторонами. Не сдерживайте эмоции, дайте волю чувствам. Разбейте пару тарелок, поплачьте, покричите, после этого наступит заметное облегчение. Подавленные в себе эмоции должны найти выход, иначе может наступить депрессивное состояние, выйти из которого сложнее, чем, кажется.

Составить список за и против

Недостатки есть у каждого человека, и предмет вашего обожания не исключение. Присмотритесь к мужчине со стороны: у него также, как и у всех, есть достоинства и недостатки. В данный момент обращаем внимание на отрицательные качества. Составив список, подумайте, а ваш ли это человек? Можно ли с ним связать свою жизнь, переживать все трудности и невзгоды на жизненном пути? Если пунктов в вашем списке предостаточно, скорее всего, розовые очки пора снимать и трезво оценивать ситуацию.

С глаз долой

Все подарки, фотографии, милые безделушки, словом, все то, что мешает начать борьбу с влюбленностью, нужно убрать куда подальше. Если взгляд не будет постоянно натыкаться на вещи, связанные с любимым, эмоции станут менее интенсивными, а вскоре и уйдут вовсе.

Живите своей жизнью

Если ваши чувства не взаимны, не старайтесь подстраивать «случайные» встречи с объектом влюбленности. Подобные действия хорошо заметны окружающим и могут вызвать только насмешки в ваш адрес. Живите своей жизнью, свободное время тратьте не на грустные мысли, а на путешествия, поиску новых увлекательных занятий.
Позитивные и открытые люди редко задаются вопросом, как избавиться от влюбленности, не нашедшей ответа.

Обрести поддержку в виде друзей или родственников

Если вы понимаете, что самостоятельно справиться со своими чувствами не можете, обратитесь за посторонней помощью. Близкий друг сможет объективно посмотреть на вашу непростую ситуацию и дать совет как подавить в себе эмоции.

«Клин клином вышибают»

Это утверждение на все сто процентов подходит для вашей проблемы – как побороть чувство влюбленности к «недоступному» идеалу. Заведите новый роман, пусть непродолжительный, но захватывающий. Даже если у новых отношений однозначно нет будущего, кратковременная интрижка позволит вытеснить из ваших мыслей объект обожания.

Поговорите о своих чувствах

Если вас не покидает ощущение, что шанс на развитие дальнейших отношений все же есть, просто поговорите с возлюбленным. Пока существует это «если», вы не сможете чувствовать себя спокойно. Основная задача как пережить влюбленность состоит в том, чтобы избавиться от надежды на удачные отношения.
Либо он ответит взаимностью, либо отвергнет, третьего не дано. Если сложно решиться на откровенный разговор, напишите письмо.

Не обязательно строго руководствоваться данной инструкцией, возможно, некоторые пункты даже и не понадобятся. Человек влюбляется молниеносно, но и проходит влюбленность быстро, перерастая в более глубокое чувство или исчезая навсегда. Существует несколько способов, как убить в себе чувство влюбленности, и, если поставить перед собой цель, она будет непременно достигнута.

Любовь- это коварное чувство,калечащее душу. Сколько людей,искалеченных любовью,а сколько людей погибло из-за любви.Можно симпатизировать, влюбляться,флиртовать,но любить,отдать всего себя тому,кто просто вытрет ноги о твои чувства-нельзя. Это сначала любовь кажется прекрасной-чувства,желание быть вместе,но потом — разочарование. Тяжело,когда ты любишь,а тебя бросают.Мое убеждение сложилось не на пустом месте,я сам неоднократно прошел этот АД. Расскажу свою историю. В 17 лет я полюбил.Она была старше меня на 2 года и постоянно говорила мне,что я еще ребенок,указывала мне что делать,как себя вести,как одеваться,но в то же время давала мне понять,что я ей нужен.Меня это бесило,но я любил,и поэтому не мог от нее уйти,но при этом очень страдал.Когда я ушел в армию,она вышла замуж (раньше они встречались,потом расстались), это знакомо многим. После поступления в институт было много романов с красивыми девченками,но не было любви,а лишь симпатия, расставания были легкими,и я спокойно мог двигаться дальше. Я легко схожусь с людьми,на курсе я был самым старшим (до поступления 3 года отслужил на тихоокеанском флоте),и девченкам это нравилось. Я встретил новую любовь, полтора года длился наш роман,она клялась мне в любви,а на день рождения сделала «подарок»,сказав,что возвращается к своему бывшему парню,который когда-то бросил ее,но теперь хочет начать все снова. Я тяжело переживал расставание,было больно и пусто на душе. Потом было несколько романчиков, а в 24 года (на 4-м курсе) я женился по «залету» через 5 месяцев после знакомства.Ей было 18 лет. Жену я не любил,она мне просто очень нравилась внешне(высокая,стройная,голубоглазая блондинка),но женился я не только из-за внешности и беременности,я чувствовал ее отношение ко мне- тепло и заботу, и мне было легко и комфортно,чего не чувствовал в других девченках. У нас родилась дочь,С женой мы жили очень дружно, почти не ругались и не испытывали никаких проблем (материально мы обеспечены более чем хорошо).А через 10 лет я встретил женщину,которую полюбил.Ей 26, разведена,есть 5-летний сын.Ее история была похожа на истории моих бывших девушек — тоже любила,вышла замуж,а муж ушел к другой -богатенькой.За 10 лет семейной жизни у меня были кратковременные связи, но эту женщину я действительно полюбил, и так сильно,что других женщин для меня не существовало.Мы стали часто встречаться,вместе ездить отдыхать, ее сын называл меня «папой» (своего отца он не видел,т.к. ему еще года не было,когда он их бросил).Через год она сказала мне,что поняла,что любит только меня,и ее бывший ей безразличен(до зтого она в душе продолжала любить его) и хочет,чтобы мы жили вместе. Я этого тоже очень хотел,но меня сдерживала ответственность перед семьей,и я ей сказал,что не могу сразу взять и уйти,я должен подготовить к этому свою семью.Мой ответ ей не понравился,и с ее стороны появилось отчуждение,которое со временем как мне казалось прошло. Так прошло еще около года,и я уехал на месяц в командировку. Я регулярно звонил своей любимой и решил уйти к ней.Вернувшись,я сразу поехал к любимой,сообщить ей о своем решении,но она встретила меня холодно,мое решение ее не обрадовало.Она сказала, что должна подумать.Чтобы подтвердить серьезность своих намерений я купил 4-х комнатную квартиру (она жила в хрущевской двушке),но она стала еще более холодной,стала чаще игнорить мои звонки(раньше звонили друг другу раз по 10 в день),свела наши встречи к минимуму. Тогда я спросил есть ли у нее другой,и она ответила,что объявился ее бывший и стал приезжать к ребенку, но главное, она сказала,что снова любит его. На мой вопрос «А как же я?»,она ответила,что любит нас обоих,но пока не знает,с кем ей остаться.Через месяц она «обрадовала» меня,сказав что решила быть с ним и,по иронии судьбы-снова на мой день рождения (16 апреля).Для меня это был удар Я потерял голову,я умолял ее вернуться,я просил ее подумать,но она была холодна и жестока,словно не было тех прекрасных отношений между нами. Я видел ее бывшего-щупленький,невысокий,лысеющий блондинчик, и что она в нем нашла? К тому же бросил ее с грудным ребенком (даже алименты не платил). Сам я брюнет,рост 184,спортивного сложения, с ранней юности регулярно хожу в бассейн и спортзал,не пью, не курю.И это еще больше усиливало обиду- на кого меня променяли?! «Сердцу не прикажешь»- был ее ответ.Но почему? Ведь я отдал ей всего себя, очень много сделал для нее и ее сына.Полгода мозг разрывался на части,жизнь потеряла смысл, все было как в каком-то тумане,не хотелось ни с кем встречаться и даже жить. Работа немного отвлекала,но потом все возвращалось снова. Я хотел избавиться от этого кошмара,ждал,что станет легче,но становилось хуже,появилась пустота,ведь кроме любимой женщины я потерял семью.Но все равно продолжал любить ее.Единственный человек,который со мной общался — моя 12-тилетняя дочь.Прошло более полугода и неожиданно ОНА мне позвонила,просила прощения,говорила что совершила ошибку,бросив меня(«муж» снова ушел от нее) и что любит только меня.И тут в голове у меня словно что-то переключилось: Мне стало легче,жизнь снова обрела краски,я почувствовал,что любовь прошла,но появилось желание отомстить. Я сделал вид,что обрадовался,сказал,что буду очень рад,если мы будем вместе,и на следующий день она переехала ко мне. 5 месяцев «медового месяца»! Я покупал ей дорогие подарки,несколько раз ездили отдыхать на дорогие курорты. Я подарил ей незабываемый праздник,но только на 5 месяцев! Как только я почувствовал искренность ее чувств ко мне,когда она окончательно решила связать со мной свою жизнь,я сказал ей,что между нами все кончено и попросил освободить квартиру.Видели бы вы ее реакцию! Она умоляла меня не бросать ее,плакала, стояла на коленях,но я решение не изменил,Я УБИЛ В СЕБЕ ЛЮБОВЬ НАВСЕГДА!!! И мне вновь стало легко и комфортно,как тогда,когда ЕЕ не было в моей жизни. А спустя 10 дней позвонила жена (мы официально не развелись) и просила вернуться. Наверное я так и сделаю.Главное я для себя понял,что любовь- это коварный разрушитель,и,чтобы быть счастливым надо УБИТЬ ЛЮБОВЬ,вырвать ее с корнем из своей души.

Бывают ситуации, когда крайне необходимо уменьшить эмоциональную боль, например, если она слишком сильная. Вдобавок, эмоциональная боль может стать причиной опасных ситуаций для человека, испытывающего сильные эмоции, (например, он может причинить себе вред или принять опасный наркотик). Она может охватить человека в неподходящее время (например, на работе, в школе или в другом месте, в котором вы не чувствуете себя защищено), или же в ситуации, когда человек испытывает дискомфорт, если искренне выражает свои эмоции (например, если находится в компании людей, которым не хочет раскрывать свои чувства). Если вы хотите научиться сдерживать свои эмоции, эта статья для вас. Прочитав ее, вы узнаете, как контролировать эмоции, при этом учитывая свои потребности и желания. Кроме того, в этой статье описаны психологические приемы, практикуя которые, можно научиться контролировать свои эмоции, и, если это необходимо, отключить их.

Шаги

Контролируйте свои чувства

    Попытайтесь отыскать причину сильной эмоциональной реакции.
    Если вы хотите научиться отключать эмоции, попытайтесь понять, в чем состоит причина эмоционального всплеска в тот или иной момент. Возможно, это связано со следующими причинами:

  • вы очень чувствительный человек;
  • ситуация напомнила вам болезненные события, произошедшие в прошлом;
  • вы чувствуете, что теряете контроль над ситуацией, которая может стать причиной проявления гнева и раздражения.
  • Существует разница между здоровой эмоциональной отчужденностью и болезненной ее формой.
    Время от времени мы все переживаем ситуации, когда хочется отключить свои эмоции, особенно если они связаны с болью или кажутся нам непреодолимыми в данный момент. Тем не менее крайняя эмоциональная отрешенность от других связана с психопатией, при которой человек совершает преступление, не испытывая угрызения совести. Кроме того, такое поведение также может говорить о том, что человек переживает сильную травму.

    • Если вам иногда хочется отключить сильные эмоции, в этом нет ничего плохого. Мы не всегда в состоянии справиться со своими эмоциями. Тем не менее следите за тем, чтобы ваше состояние не приняло хронический характер. Если вы будете изолировать себя от других или станете безэмоциональным человеком, у вас возникнут более серьезные психологические проблемы.
    • Некоторые признаки, которые могут свидетельствовать о том, что человеку требуется лечение: социальная изоляция, отказ от посещения общественных мероприятий, сильный страх быть отвергнутым, подавленное настроение или тревога, трудности в связи с выполнением и завершением поставленной задачи (учебы или трудовых обязанностей) и частые социальные конфликты или драки с другими людьми.
  • Примите эмоциональное состояние.
    Как это не парадоксально, но, принимая и признавая свои эмоции, мы способны быстрее брать их под контроль, когда нам это необходимо. Часто мы хотим стать безэмоциональными людьми, потому что нам сложно переживать эмоции. Тем не менее эти эмоции дают нам ценную информацию о том, в какой ситуации мы находимся и о нашем восприятии данной ситуации. Подобно физической боли, негативные чувства и эмоции (страх, гнев, печаль, тревога, стресс) свидетельствуют о том, что есть проблема, которую нужно решать.

    Выражайте свои чувства в безопасном месте.
    На случай, если эмоции захлестнут вас, выделите уютное безопасное место, где вы сможете принять свои эмоции и взять их под контроль. Ежедневно в одно и то же время возьмите за правило анализировать свои эмоции.

    • Плачьте, когда вы одни. Слезы перед человеком, который вас оскорбляет, спровоцируют его издеваться над вами или обижать вас и дальше. Глубокие вдохи и мысли о чем-то другом, не связанном с этой ситуацией, помогут вам не сосредоточиваться на обидных словах. Вряд ли вам захочется после этого плакать. Таким образом, вы подавите обиду в себе. Тем не менее это не очень хорошо. Удерживая негативные эмоции в себе, мы вредим своему организму. Изо всех сил пытайтесь сдерживать свои эмоции до окончания ситуации, чтобы человек, который стал причиной ваших сильных эмоций, покинул помещение. Теперь вы можете дать волю слезам.
  • Записывайте свои чувства и мысли.
    Как мы упомянули выше, слезы сдерживать нельзя. Этот же принцип можно отнести и к гневу, смущению и другим негативным эмоциям — не стоит подавлять эти чувства в себе. Попробуйте выразить свои чувства и мысли на бумаге. Это поможет вам проанализировать и справиться со сложными эмоциями, благодаря чему вы сможете отстраниться от них, когда в этом будет необходимость. Для выражения своих чувств вы также можете использовать электронное устройство, которым вы пользуетесь.

    • Облеките свои чувства в слова и запишите их в своем тайном дневнике.
    • Чтобы не зацикливаться на негативных мыслях, попробуйте посмотреть на сложившуюся ситуацию по-другому. Например, вы думаете о ком-то: «Этот человек такое ничтожество!» В этой ситуации попробуйте посмотреть на ситуацию с другой стороны. Скажите себе: «Скорее всего, у этого человека непростая жизнь, и так он справляется со злостью и печалью». Эмпатия поможет вам справиться с печалью и раздражением. Проявите сочувствие, и вам будет легче справляться с трудными людьми и ситуациями.
  • Попробуйте отвлечься.
    Подумайте о чем-то другом. Не стоит пытаться просто игнорировать чувство или ситуацию. Если человек пытается не думать о чем-то, в конечном итоге, он думает об этом еще больше. Чем сильнее он старается подавить мысль, тем увереннее она возвращается рикошетом. В одном исследовании участников попросили думать о чем угодно, но только не о белых медведях. И как вы думаете, о чем они думали все время? О белых медведях, конечно. Вместо того, чтобы всеми силами заставлять себя не думать о том, что вызывает в вас негативные эмоции, попробуйте просто думать о чем-то другом.

    Займитесь физической активностью.
    Прогуляйтесь, покатайтесь на велосипеде или займитесь любой другой активной деятельностью, которая способствует хорошей работе сердечно-сосудистой системы. Аэробные нагрузки увеличивают уровень эндорфинов в крови. Это поможет контролировать и изменять свою реакцию на людей, которые провоцируют вас на негативные эмоции. Физические упражнения или техники заземления помогут вам взять верх над своими эмоциями.

    • Подумайте о следующих видах деятельности: туризм, гребля, катание на байдарках, садоводство, уборка, прыжки со скакалкой, танцы, кикбоксинг, йога, пилатес, зумба, отжимания, приседания, бег и ходьба.

    Сосредоточьтесь на себе

    1. Займитесь саморефлексией.
      Один из способов взять под контроль свои эмоции — это посмотреть на себя со стороны. Попробуйте посмотреть на себя чужими глазами и увидеть себя со стороны.

      • Когда вы одни, проанализируйте свои мысли, чувства и эмоции. Спросите себя: «О чем я сегодня думаю? Какие эмоции испытываю?»
      • Также понаблюдайте за собой, как вы ведете себя в обществе. Обратите внимание на то, что вы говорите, как поступаете и каким образом выражаете эмоции.
    2. Самоутверждайтесь.
      Самоутверждение является важным шагом, если вы хотите научиться отключать свои эмоции. Самоутверждение позволяет подтвердить самому себе, что ваши действия и эмоции разумны.

      • Поговорите с собой в положительном ключе. Скажите себе: «Нет ничего предосудительного в моих чувствах. Даже если я не хочу показывать свои чувства другим, я имею право их испытывать».
    3. Установите границы в эмоциях.
      Благодаря этому вы прежде всего будете думать о своих потребностях. Решите для себя, что будет крайней точкой того, что вы не сможете уже терпеть, когда другие причиняют вам эмоциональную боль. Если возможно, прекратите всякое общение с людьми, которые раздражают или расстраивают вас, например, с кем-то из коллег или соседями.

      • Попробуйте установить границы, непосредственно сказав человеку о своих эмоциях в данный момент и о том, что вы ожидаете от него. Например, если ваш брат дразнит вас, скажите ему: «Я очень раздражаюсь, когда ты дразнишь меня. Я буду тебе благодарен, если ты прекратишь это делать». Кроме того, вы можете упомянуть о последствиях, которые могут быть, если человек перейдет установленную вами грань: «Если ты не прекратишь себя так вести, я не буду с тобой общаться». Это пример ситуации, когда вы смогли выразить свое раздражение, при этом не теряя контроль над своими эмоциями.

    Применяйте методы, которые помогут вам отключить свои эмоции

    1. Используйте свой мудрый ум.
      Согласно диалектической поведенческой терапии у всех индивидов есть два ума — две разные способности мышления: рациональная, которая исходит от разума, и эмоциональная. Наш мудрый ум — это сочетание эмоционального и рационального мышления. Если вы пытаетесь абстрагироваться от эмоциональной боли, воспользуйтесь помощью своего мудрого ума, найдите идеальный баланс между рациональной и эмоциональной составляющими вашего мозга. Вместо того, чтобы реагировать только эмоционально, попробуйте мыслить рационально, объективно оценивая ситуацию.

      • Признайте свои чувства, скажите себе: «Эмоции вполне естественны для человека. Со временем все эмоции проходят, даже самые сильные. Я смогу понять, почему я так отреагировал на ситуацию, когда успокоюсь».
      • Спросите себя: «Будет ли это важно для меня через год, 5 лет, 10 лет? Насколько сильно этот человек или ситуация могут повлиять на мою жизнь?»
      • Спросите себя: «Эта мысль — факт или вымысел? На что больше она походит?»
    2. Сохраняйте эмоциональную дистанцию.
      Для этого вам нужно осознать ситуацию. Как правило, умение сохранять эмоциональную дистанцию может понадобиться тогда, когда вам нужно проявить чуткость к кому-то, но вы не хотите перенимать его эмоции и испытывать отрицательные эмоции после этого. Осознание помогает проявить эмпатию к человеку, при этом сохраняя эмоциональную дистанцию, благодаря чему мы внутренне не перенимаем то, что испытывает человек. Попробуйте следующие техники для повышения уровня осознанности.

  • Патрик Кейсмент о преодолении деструктивности — Моноклер

    Рубрики : Последние статьи, Психология

    Become a Patron!

    Коротко о монстрах, которые живут внутри нас: член Британского психоаналитического общества Патрик Кейсмент о том, как рождается детская ненависть, какие потребности стоят за этим чувством и каким образом неумение «контейнировать» детские деструктивные эмоции может привести к формированию тирана, циника или человека с «ложной самостью».

    Все мы в разные моменты своей жизни испытываем гнев, ненависть и ярость. Но впервые мы открываем свою деструктивность ещё в детстве, когда внезапно на нас обрушивается вспышка бешенства и мы начинаем ненавидеть того, кто мешает нам получить желаемое. Во многом эта ситуация оказывается решающей, потому что от её исхода и реакции матери зависит многое: сможем ли мы справиться с тираном, которого внезапно открыли в себе, поможет ли нам взрослый в этом нелёгком деле или пойдёт на уступки, тем самым дав нам понять, что он бессилен против той внутренней негативной энергии, что вырвалась наружу, и нам необходимо остаться с ней один на один, в конце концов, к чему приведет наша бессмысленная победа?

    Как отмечают исследователи, в этой ситуации предельно важна способность матери или другого значимого взрослого «контейнировать»ⓘТермин «контейнирование» введен психоаналитиком Уилфредом Бионом. Он предложил модель «контейнер-контейнируемое», в основе которой лежат представления о том, что младенец проецирует свои неконтролируемые эмоции (контейнируемое) на мать (контейнер), чтобы благодаря механизму проективной идентификации получить их обратно в более приемлемой и легко переносимой для него форме. Другими словами, это способность значимого взрослого «вбирать» различные виды психических проявлений ребенка, такие как напряжение, эмоции, инстинктивные импульсы, и помощь в их переживании. чувства ребёнка, то есть «переваривать» их, пропускать через себя и возвращать ему в приемлемом для него виде, тем самым помогая ему справиться с неконтролируемыми страстями. Неумение контейнировать может привести к самым печальным последствиям — от банального воровства со стороны ребенка до формирования бесконтрольного тирана, который без поддержки взрослых не сумел победить деструктивное начало в себе и выпустил его наружу. Что чувствует ребенок, открывший в себе ненависть, как можно ему помочь и к чему может привести бессмысленное потакательство и неумение устанавливать пределы допустимого, рассказывает известный психоаналитик и супервизор Патрик Кейсмент в своей лекции «Ненависть и контейнирование».

    «Смысл контейнирования в том, когда другой принимает ваши чувства, не отвечая вам на них напрямую из своих эмоций, а так как сам он обладает (как предполагается) способностью контейнировать свои, то может помочь вам разобраться и в ваших. В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно».

    Ненависть и контейнирование

    Ненависть

    Обычно ненавистью называют некую интенсивную неприязнь. Ненависть может быть по большей части рациональной, например, когда мы ненавидим незнакомца, вторгшегося в семейный дом и его развалившего. Она может быть полностью иррациональной, когда ребенок ненавидит шпинат за его цвет. Она может быть довольно сложной, когда нас подводит кто-то, кому мы доверяли — тогда мы можем ненавидеть также себя за то, что позволили себя одурачить тому, кто не заслуживал доверия.

    Мы все способны ненавидеть. И длительность этой ненависти может разниться от коротких вспышек до продолжительных периодов, которые могут тянуться всю жизнь, и даже в течение жизни нескольких поколений. Мгновенную вспышку ненависти испытывает, например, ребенок, которому не удалось добиться своего. Длительную ненависть человек может испытывать к сопернику, который воспринимается как угроза для значимых отношений. И существует та постоянная и обычно иррациональная ненависть, которую некоторые люди испытывают к определенным группам людей, или к определенной нации или расе. Мы можем ненавидеть некоторых людей за то, что они слишком похожи на нас, поскольку они отвлекают от нас внимание, когда мы хотим, чтобы нас считали уникальными. Точно так же мы можем ненавидеть других людей за то, что они непохожи на нас, а их манеры или обычаи кажутся нам странными — противоречат нашему пониманию того, как следует жить или вести себя. И в частности мы можем ненавидеть некоторых людей, потому что усматриваем в них то, что не хотим усматривать в себе самих.


    Читайте также
    — «Гнев – это кратковременное помешательство»: стоики знали, как обуздать его
    — Коротко: Карл Юнг о том, почему некоторые люди раздражают нас

    Контейнирование

    В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

    Если ребенку не удалось найти у других адекватного и надежного контейнирования, его развитие может пойти по одному из следующих двух путей. Один состоит в том, что ребенок начинает выходить из-под контроля, и становится все труднее с ним справляться. Это бессознательный поиск прочного контейнирования, которое еще не было найдено, контейнирования, которого было бы наконец достаточно и которое смогло бы справиться с тем в ребенке, с чем пока никто, по-видимому, справиться не смог. Его, это контейнирование, все еще ищут у других. Винникотт считает, что такой ребенок все еще бессознательно надеется, что найдет то, что ему нужно. Другие последствия наблюдаются, когда ребенок начинает развивать ложную Самость, поскольку у него возникло чувство, что он один должен нести ответственность за контейнирование того, с чем остальные, по-видимому, справиться не в состоянии. «Ложная Самость» в данном случае — маска для окружающих, которую иногда развивает неуверенный в себе ребенок и под которой он становится способным скрывать свои самые истинные мысли и чувства. При естественном ходе вещей его поведение бы ухудшилось, но он становится покладистым, стремится угодить, так что оказывается неестественно хорошим. Дети такого типа, по-видимому, потеряли надежду найти у других то, в чем они испытывают самую глубокую потребность. Такой ребенок может начать бояться, что родители не выживут, если не защищать их постоянно от того в нем самом, что, по его ощущениям, будет для них чересчур. Тогда ребенок в своей душе «заботится» о родителях, которые только внешне будто-то бы заботятся о нем.

    Ненависть и её связь с контейнированием

    Мы все способны ненавидеть. Дети тоже способны ненавидеть, и зачастую их ненависть гораздо более безусловна и конкретна, чем у большинства взрослых. Дети склонны к колебаниям между абсолютной любовью и абсолютной ненавистью. Мы, взрослые, можем спокойно называть это «амбивалентностью». Но ребенок никак не может спокойно к этому относиться. Часто маленький ребенок чувствует необходимость удерживать эти состояния души обособленно друг от друга, поскольку просто не может справится с конфликтом столь противоположных чувств в отношении одного и того же человека. Многое зависит от того, как понимается и как воспринимается ненависть ребенка. Для матери один из самых трудных моментов — обнаружить, что ребенок ее ненавидит, относится к ней так, будто она — плохая мать, тогда как на самом деле она изо всех сил старается быть хорошей матерью. Например, когда ребенок настаивает на своем, ему необходимо найти родителя, знающего, когда сказать «нет». Но ребенок, который не получил требуемого, часто впадает в «бешенство», пытаясь сломить твердое сопротивление родителя. Родитель может не выдержать криков и воплей и уступить, и ребенок получит то, на чем настаивает.

    Обычная проблема с такими вспышками «бешенства» включается в том, что зачастую ребенок специально пытается вызвать ими смятение у родителя, чтобы увеличить шансы на получение желаемого. В такие моменты от матери может потребоваться вся ее уверенность, чтобы сохранить любовь к ребенку, особенно когда у нее вызывает чувство, что отрицательный ответ означает отсутствие любви. Стоит отметить, что искушение матери уступить вспышкам раздражения ребенка зачастую обусловлено ее желанием показать и ощутить свою любовь, поскольку глубоко внутри ею может двигать бессознательное желание заглушить ощущение ненависти — в себе или в ребенке.

    Когда родители или воспитатели слишком легко уступают бешенству ребенка, для него это «бессмысленная победа». Такие дети в результате могут вновь и вновь прибегать к настоянию на своем, чтобы получить «доказательство» любви. Но это доказательство ничего не значит, поскольку не может заменить ощущение действительно глубокой любви, любви родителя, способного вынести направленную на него ненависть. Зачастую на отыскание именно этой твердости и контейнирования, в способности родителя установить пределы допустимого, и направлены бессознательно приступы раздражения ребенка и другие формы плохого поведения.

    К сожалению, не находя необходимого контейнирования, ребенок может развить растущее чувство того, что в его поведении, по-видимому, есть нечто, с чем родитель не в состоянии справиться. Вместо того, чтобы принять и помочь контейнировать то, что может начать ощущаться как неконтролируемое «чудовище» в ребенке, родитель иногда как будто пытается «откупиться», уступая требованиям ребенка. Такой ребенок в результате оказывается лишенным чувства более глубокой родительской любви, а также того чувства безопасности, которое обеспечивается прочным, но заботливым контейнированием. Тогда ребенок может ощутить, что внутри него как будто действительно есть что-то плохое, как в его гневе или ненависти, чего оказывается чересчур даже для родителя, который не способен с этим справиться.

    Теория

    <…>Винникотт отмечал, что ребенок, лишенный чего-то важного для ощущения безопасности и роста, и лишенный этого слишком надолго, может стремиться к получению недостающего компонента символически, путем воровства — если еще надеется на его обретение.

    Самое важное в этих различных формах чреватого правонарушениями поведения — чтобы нашелся кто-то, кто мог бы распознать в них бессознательный поиск; кто бы мог соответствовать тому, что Винникотт называет «моментом надежды». Он подразумевает тем самым, что ребенку требуется найти кого-то, кто бы мог распознать бессознательный поиск, выражающийся в его плохом поведении, бессознательную надежду на то, что это поведение будет понято и найдется кто-то, способный соответствовать выражающейся в нем потребности.

    Если момент надежды находит отклик, будет уделено внимание потребности, выражаемой в плохом и даже злобном поведении, оно постепенно может стать ненужным. Происходит это потому, что ребенок начинает находить то контейнирование, которого не хватало и которое он бессознательно искал.

    Однако если момент надежды не находит отклика, можно ожидать, что плохое (предделинквентное) поведение усилится и будет вызывать все больше проблем. Бессознательный поиск выйдет за рамки семьи и охватит других людей. Однако может случиться так, что ребенок в предделинквентном состоянии начнет наказывать мир вне дома и семьи за глухоту к его потребности.

    Винникотт напоминает нам, что растущий ребенок, и особенно подросток, нуждается в поиске конфронтации с родителями или другими взрослыми:

    «Конфронтация является частью контейнирования без оттенков кары и возмездия, но обладающего собственной силой».

    Он также предупреждает нас, что, если родители пасуют перед этими нуждами растущего ребенка, он или она может обрести ложную зрелость. Подросток на этом пути скорее всего станет не зрелым взрослым, а тираном, ожидающим, что все будут ему уступать.

    Винникотт описывает, как ребенок, фантазируя, может «разрушать» объект в своей психике. Его потребностью в этом случае является способность внешнего объекта (то есть реальных родителей или реального аналитика) пережить такое разрушение без разрушения или отмщения. Тогда обнаружится, что внешний объект (то есть родитель или аналитик) обладает собственной силой, а не только той, которая путем фантазирования была ему «дана» ребенком или пациентом, защищающим его от всего того, что для него чересчур, и что он, предположительно, не мог бы вынести.

    Бион говорит об ощущении ребенком того, что он умирает. Ребенку настоятельно необходимо сообщить этот страх матери, и под влиянием такого дистресса у матери может возникнуть чувство чего-то неуправляемого. Однако если мать способна вынести этот удар и понять, что ей сообщается и почему, возникнет возможность того, что ребенок получит свое состояние испуга назад, но оно уже будет управляемым благодаря способности матери справится с ним в себе самой. Бион описывая неудачу контейнирования говорит:

    «Если проекция не принимается матерью, ребенок чувствует, что его ощущение того, что он умирает, лишается своего смысла. Тогда ребенок реинтроецирует, но не страх умирания, ставший переносимым, а безымянный ужас» <…>.

    Клинический пример

    <…> У девочки Джой было два брата, старший и младший, и не было сестер. К моменту первой встречи ей исполнилось 7 лет. Я узнал от направившего ее аналитика, что ее матери было очень трудно смириться с тем, что у нее родилась дочь, она открыто обожала своих сыновей, но по отношению к Джой вела себя холодно и отчужденно. Я также услышал, что мать не могла выдержать, когда Джой заставляла ее чувствовать ненависть к себе, выказывая свою ненависть по отношению к ней. Поэтому она вместо того, чтобы устанавливать пределы допустимого и выдерживать приступы ярости, следующие за ее попыткой сказать дочери «нет», попустительствовала Джой. В результате Джой позволялось делать все, что она хотела, и получать все, что она хотела. Поэтому Джой стала по-настоящему «испорченным ребенком».

    Неудивительно, что в ходе моей работы с ней Джой подвергла меня весьма суровым испытаниям и стала со мной очень требовательной. Когда же я говорил «Нет», она сердилась. Она сердилась иногда настолько сильно, что начинала пинать меня или пыталась укусить меня или оцарапать.

    К счастью, её мать разрешила мне вести себя с Джой строго, поэтому она была готова услышать вопли Джой, иногда доносившиеся из моего кабинета. Было несколько случаев, когда я вынужден был держать беснующуюся Джой, пока она не успокаивалась.

    Я обнаружил, что могу держать Джой таким образом, что она не может пнуть, оцарапать или укусить меня. В такие моменты она начинала кричать: «Отпусти, отпусти!». Каждый раз я спокойно отвечал на это: «Не думаю, что ты уже готова сдерживаться сама, поэтому я собираюсь держать тебя, пока ты не будешь готова сдерживаться самостоятельно».

    В этих случаях, а их было несколько в ходе первых месяцев моих занятий с ней, Джой всякий раз кричала «Отпусти, отпусти», но от раза к разу все менее решительно. Тогда я стал говорить ей: «Думаю, ты уже, наверное, готова сдерживаться сама, но если нет, я снова буду тебя держать».

    После этого Джой успокаивалась, и всякий раз, когда это случалось, она затем шла на сотрудничество и начинала заниматься каким-нибудь творчеством. Это повторилось несколько раз, и Джой продемонстрировала, что начала обретать со мной безопасность нового типа. Что бы ни казалось ей в себе неподвластным контролю «чудовищем», с которым не могла справиться ее мать, она чувствовала, что я могу справиться с этим. Таким образом она оказалась способной перенимать что-то от моего сдерживания, что помогало ей сдерживать себя. Ее взгляд на себя стал меняться, и вместе с этим изменилось ее поведение.


    • Подборка по теме

    — Что мы культивируем в детях: нарциссизм или чувство собственного достоинства?
    — Дети не для экспериментов: разбираемся в холиварах о раннем развитии
    —  Нарциссизм и страх близости: что такое эмоциональная недоступность
    — Жизнестойкость: от чего она зависит и как её развить

    Литература

    1. Bion, W.R (1962) The Psycho-Analytic Study of Thinking. International Journal of Psycho-Analysis, 43:306-310.

    2. Winnicott, D. W. (1949) Hate in the Counter-Transference. Int. J. Psycho-Anal., 30:69-74.

    3. Winnicott, D.W. (1971). Playing and Reality. London: Tavistock.

    Источник: Кейсмент П. Ненависть и контейнирование / Журнал практической психологии и психоанализа. — 2004, №2
    Перевод: З. Баблоян


    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Похожие статьи

    Таблица соответствия болезней психологическим нарушениям

    В последнее время психологи и врачи стали сотрудничать в лечении болезней, которые когда-то считались соматическими (телесными).

    Существует несколько причин возникновения болезней:

       1. Генетическая или конституциональная предрасположенность органа

       2. Стресс, психотравмы

       3. Внутренний конфликт

    Перефразируя известную поговорку, можно сказать «Скажи мне, чем ты болеешь, и я скажу, кто ты».

    В нижеприведенной таблице даны основные психологические причины возникновения болезней. Стоит заметить, что это не универсальная таблица и она не заменит традиционную медицину, но может стать хорошим подспорьем в обретении гармонии духа и тела.

    Алкоголизм, наркомания.

    1. Не в состоянии с чем-то справиться. Жуткий страх. Желание уйти подальше от всех и всего. Нежелание находиться здесь.
    2. Чувство тщетности, несоответствия. Неприятие собственной личности.

    Аллергия.

    1. Кого вы не выносите? Отрицание собственной силы.
    2. Протест против чего-либо, который нет возможности выразить.
    3. Часто бывает, что родители аллергика часто спорили и имели совершенно разные взгляды на жизнь.

    Аппендицит. Страх. Страх жизни. Блокирование всего хорошего.

    Бессонница.

    1. Страх. Недоверие к жизненному процессу. Чувство вины.
    2. Бегство от жизни, нежелание признавать ее теневые стороны.

    Вегетативная дистония. Инфантильность, заниженная самооценка, склонность к сомнениям и самообвинению.

    Вес: проблемы.

    Аппетит чрезмерный. Страх. Самозащита. Недоверие к жизни. Лихорадочное переполнение и избавление от чувства ненависти к себе.

    Ожирение.

    1. Сверхчувствительность. Нередко символизирует страх и потребность в защите. Страх может служить прикрытием для скрытого гнева и нежелания прощать. Доверие к себе, к самому процессу жизни, воздержание от отрицательных мыслей — вот способы похудеть.
    2. Ожирение — проявление тенденции защищаться от чего-то. Чувство внутренней пустоты часто пробуждает аппетит. Поедание обеспечивает многим людям ощущение приобретения. Но душевный дефицит не заполнишь едой. Недостаток доверия к жизни и страх перед жизненными обстоятельствами ввергают человека в попытку заполнить душевную пустоту внешними средствами.

    Отсутствие аппетита. Отрицание личной жизни. Сильное чувство страха ненависть к себе и отрицание себя.

    Худоба. Такие люди не нравятся сами себе, чувствуют себя незначительными по сравнению с другими, бояться быть отвергнутыми. И поэтому стараются быть очень любезными.

    Целлюлит (воспаление подкожной клетчатки). Накопленный гнев и самонаказание. Заставляет себя верить, что ее ничто не беспокоит.

    Воспалительные процессы. Страх. Ярость. Воспаленное сознание. Условия, которые вам приходится видеть в жизни, вызывают гнев и разочарование.

    Гирсутизм (избыточное оволосение у женщин). Скрытый гнев. Обычно используемое прикрытие — страх. Стремление обвинять. Часто: нежелание заниматься самовоспитанием.

    Глазные болезни.

    Глаза символизируют способность ясно видеть прошлое, настоящее, будущее. Возможно, вам не нравится то, что вы видите в собственной жизни.

    Астигматизм. Неприятие собственного «я». Боязнь увидеть себя в истинном свете.

    Близорукость. Боязнь будущего.

    Глаукома. Упорнейшее нежелание простить. Давят застарелые обиды. Задавленность всем этим.

    Дальнозоркость. Ощущение себя не от мира сего.

    Катаракта. Неспособность смотреть вперед с радостью. Туманное будущее.

    Конъюктивит. В жизни произошло какое-то событие, которое вызвало сильный гнев, и этот гнев усиливается страхом вновь пержить это событие.

    Слепота, отслоение сетчатки, тяжелая травма головы. Жесткая оценка поведения другого человека, ревность вкупе с презрением, высокомерие и жесткость.

    Сухость в глазах. Злые глаза. Нежелание смотреть с любовью. Скорее умру, чем прощу. Иногда проявление злорадности.

    Ячмень.

    1. Возникает у очень эмоционального человека, который не может ужиться с тем, что он видит.
    2. И который чувствует гнев и раздражение, когда понимает, что другие люди смотрят на мир иначе. 

    Голова: заболевания.

    Ревность, зависть, ненависть и обиды.

    Головные боли.

    1. Недооценка себя. Самокритика. Страх. Головные боли происходят, когда мы себя чувствуем неполноценными, униженными. Простите себя, и ваша головная боль исчезнет сама собой.
    2. Головные боли часто происходят от заниженной самооценки, а так же от низкой сопротивляемости даже незначительным стрессам. Человек, жалующийся на постоянные головные боли, буквально весь состоит из психологических и физических зажимов и напряжения. Привычное состояние нервной системы — быть всегда на пределе своих возможностей. И первым симптомом грядущих болезней становится головная боль. Поэтому врачи, работающие с такими пациентами, вначале учат их расслабляться.
    3. Потеря контакта со своим истинным Я. Стремление оправдать завышенные ожидания окружающих.
    4. Стремление избежать любых ошибок.

    Мигрень.

    1. Ненависть к принуждению. Сопротивление ходу жизни.
    2. Мигрени создаются людьми, которые хотят быть совершенными, а также теми, у кого накопилось много раздражения в этой жизни.
    3. Сексуальные страхи.
    4. Враждебная завистливость.
    5. Мигрень развивается у человека, который не дает себе права быть самим собой.

    Горло: болезни.

    1. Неспособность постоять за себя. Проглоченный гнев. Кризис творчества. Нежелание измениться. Проблемы с горлом возникают от чувства, что мы «не имеем права», и от ощущения собственной неполноценности.
    2. Горло, кроме того, представляет собой участок организма, где сосредоточена вся наша творческая энергия. Когда мы сопротивляемся переменам, у нас чаще всего появляются проблемы с горлом.
    3. Нужно дать себе право делать то, что хочется, не виня себя и не боясь потревожить других.
    4. Больное горло — это всегда раздражение. Если ему сопутствует простуда, то, помимо этого, еще и замешательство.

    Ангина.

    1. Вы воздерживаетесь от грубых слов. Чувствуете неспособность выразить себя.
    2. Чувствуете гнев от того, что не можете справиться с какой-либо ситуацией.

    Ларингит. Злость мешает говорить. Страх мешает высказаться. Надо мной довлеют.

    Тонзиллит. Страх. Подавленные эмоции. Заглушенное творчество. Убежденность в своей неспособности говорить за себя и самостоятельно добиваться удовлетворения своих нужд.

    Грыжа. Прерванные отношения. Напряжение, отягощенность, неправильное творческое самовыражение.

    Детские болезни. Вера в календари, социальные концепции и надуманные правила. Взрослые вокруг ведут себя как дети.

    Аденоиды. Ребенок, чувствующий себя нежеланным.

    Астма у детей. Боязнь жизни. Нежелание быть здесь.

    Глазные болезни. Нежелание видеть, что происходит в семье.

    Отит (воспаление наружного слухового прохода, среднего уха, внутреннего уха). Гнев. Нежелание слушать. В доме шум. Родители ссорятся.

    Привычка грызть ногти. Безысходность. Самоедство. Ненависть к одному из родителей.

    Стафилококк у детей. Непримиримое отношение к миру и к людям у родителей или у предков.

    Рахит. Эмоциональный голод. Потребность в любви и защите.

    Роды: отклонения. Кармическое.

    Диабет.

    1. Тоска по несбывшемуся. Сильная потребность в контроле. Глубокое горе. Не осталось ничего приятного.
    2. Диабет бывает вызван потребностью контролировать, печалью, а также неспособностью принимать и усваивать любовь. Диабетик не выносит привязанности и любви, хотя жаждет их. Он бессознательно отвергает любовь, несмотря на то, что на глубинном уровне испытывает сильнейшую потребность в ней. Находясь в конфликте с самим собой, в неприятии себя, он не в состоянии принимать любовь от других. Обретение внутренней душевной умиротворенности, открытости на принятие любви и способности любить — начало выхода из болезни.
    3. Попытки контролировать, нереальные ожидания всеобщего счастья и печаль до степени безысходности от того, что это неосуществимо. Неумение жить своей жизнью, потому что не позволяет (не умеет) радоваться и получать удовольствие от своих жизненных событий.

    Дыхательные пути: болезни.

    1. Боязнь или отказ вдыхать жизнь полной грудью. Не признаете своего права занимать пространство или вообще существовать.
    2. Страх. Сопротивление переменам. Недоверие к процессу перемен.

    Астма.

    1. Неспособность дышать для собственного блага. Чувство подавленности. Сдерживание рыданий. Боязнь жизни. Нежелание быть здесь.
    2. Человеку с астмой кажется, что у него нет права дышать самому. Дети-астматики — это, как правило, дети с высокоразвитой совестью. Они за все принимают вину на себя.
    3. Астма возникает, когда в семье подавленные чувства любви, подавленный плач, ребенок испытывает перед жизнью страх и не хочет больше жить.
    4. Астматики выражают больше негативных эмоций, чаще гневаются, обижаются, таят злобу и жажду отмщения по сравнению со здоровыми людьми.
    5. Астма, проблемы с легкими бывают вызваны неумением (или нежеланием) жить самостоятельно, а также недостатком жизненного пространства. Астма, судорожно сдерживая входящие из внешнего мира воздушные потоки, свидетельствует о страхе перед откровенностью, искренностью, перед необходимостью принимать то новое, что несет каждый день. Обретение доверия к людям, является важной психологической составляющей, способствующей выздоровлению.
    6. Подавляемые сексуальные желания.
    7. Хочет слишком многого; берет больше, чем следует и отдает с большим трудом. Хочет казаться более сильным, чем есть и тем вызвать любовь к себе.

    Гайморит.

    1. Подавленная жалость к себе.
    2. Затянувшаяся ситуация «все против меня» и неспособность справиться с этим.

    Насморк. Просьба о помощи. Внутренний плач. Вы — жертва. Непризнание собственной ценности.

    Носоглоточные выделения. Детский плач, внутренние слезы, ощущение жертвы.

    Носовые кровотечения. Потребность в признании, желание любви.

    Синусит. Раздражение, вызванное одним из близких.

    Желчно-каменная болезнь.

    1. Горечь. Тяжелые мысли. Проклятия. Гордость.
    2. Ищут плохое и находят его, ругают кого-то.

    Желудочные болезни.

    1. Ужас. Боязнь нового. Неспособность усваивать новое. Не знаем, как ассимилировать новую жизненную ситуацию.
    2. Желудок чутко реагирует на наши проблемы, страхи, ненависть к другим и к себе, недовольство собой и своей судьбой. Подавление этих чувств, нежелание признаться себе в них, попытка проигнорировать и «забыть» их вместо осмысления, осознания и разрешения могут стать причиной различных желудочных расстройств.
    3. Желудочные функции расстраиваются у людей, которые стыдливо реагируют на свое желание получить помощь или проявление любви со стороны другого человека, желание опереться на кого-либо. В других случаях конфликт выражается в чувстве вины из-за желания отобрать силой что-либо у другого. Причина, объясняющая, почему желудочные функции столь уязвимы для подобного конфликта, заключается в том, что еда представляет собой первое явное удовлетворение рецептивно-собирательного желания. В мыслях ребенка желание быть любимым и желание быть накормленным связаны очень глубоко. Когда в более зрелом возрасте желание получить помощь от другого вызывает стыд или застенчивость, что нередко в обществе, главной ценностью которого считается независимость, желание это находит регрессивное удовлетворение в повышенной тяге к поглощению пищи. Эта тяга стимулирует секрецию желудка, а хроническое повышение секреции у предрасположенного индивида может привести к образованию язвы.

    Гастрит. 

    1. Затянувшаяся неопределенность. Чувство обреченности.
    2. Раздражение.
    3. Сильная вспышка гнева в ближайшем прошлом.

    Изжога. 

    1. Страх. Тиски страха.
    2. Изжога, избыток желудочного сока свидетельствует о вытесненной агрессивности. Решением проблемы на психосоматическом уровне видится преображение сил подавляемой агрессии в действие активного отношения к жизни и обстоятельствам.

    Язва желудка и двенадцатиперстной кишки.

    1. Страх. Твердая уверенность, что вы ущербны. Мы боимся, что недостаточно хороши для своих родителей, боссов, учителей и т.д. Мы буквально не можем переварить того, что мы из себя представляем. Мы то и дело стараемся угодить другим. Неважно, какой пост вы занимаете на работе, у вас может совершенно отсутствовать чувство собственного достоинства.
    2. Почти у всех страдающих язвой пациентов существует глубокий внутренний конфликт между стремлением к самостоятельности, которую они высоко ценят, и заложенной с детских лет потребностью в защите, поддержке и опеке.
    3. Это люди, пытающиеся доказать всем свою нужность и незаменимость.
    4. Зависть.
    5. Люди с язвенной болезнью отличаются тревожностью, раздражительностью, повышенной исполнительностью и обостренным чувством долга. Им свойственна пониженная самооценка, сопровождающаяся чрезмерной ранимостью, стеснительностью, обидчивостью, неуверенностью в себе и вместе с этим повышенная требовательность к себе, мнительность. Замечено, что эти люди стремятся сделать значительно больше, чем реально могут. Для них типична тенденция к активному преодолению трудностей в сочетании с сильной внутренней тревогой.
    6. Тревожность, ипохондрия.
    7. Подавляемое чувство зависимости.
    8. Раздражение, возмущение и одновременно беспомощность от попыток изменить себя, подстроив под чьи-то ожидания.

    Зубы: болезни.

    1. Продолжительная нерешительность. Неспособность распознавать идеи для их последующего анализа и принятия решений. Потеря способность уверенно погружаться в жизнь.
    2. Страх.
    3. Боязнь неудачи, до потери веры в себя.
    4. Нестойкость желаний, неуверенность в достижении избранной цели, осознание непреодолимости жизненных трудностей.
    5. Проблема с зубами говорит тебе о том, что пора переходить к действиям, конкретизировать свои желания и приступать к их осуществлению.

    Десны: заболевания. Неспособность выполнять решения. Отсутствие четко выраженного отношения к жизни.

    Кровотечение десен. Отсутствие радости по поводу решений, принятых в жизни.

    Инфекционные заболевания. Слабость иммунитета.

    1. Раздражение, гнев, досада. Отсутствие в жизни радости. Горечь.
    2. Пусковыми механизмами являются раздражение, злость, досада. Любая инфекция указывает на неизжитый душевный разлад. Слабая сопротивляемость организма, на которую накладывается инфицирование, связана с нарушением душевного равновесия.
    3. Слабость иммунитета вызвана следующими причинами:

      – Нелюбовь к себе;

      – Заниженная самооценка;

      – Самообман, предательство себя, поэтому отсутствие душевного спокойствия;

      – Безнадежность, уныние, отсутствие вкуса жизни, склонность к суициду;

      – Внутренний разлад, противоречия между желаниями и делами;

      – Иммунная система связана с самоидентичностью, — нашей способностью отличать свое от чужого, отделять «Я» от «не Я».

    Камни. Могут образовываться в желчном пузыре, почках, простате. Как правило, появляются у людей, которые долго вынашивают в себе какие-то тяжелые мысли и чувства, связанные с неудовлетворенностью, агрессией, завистью, ревностью и т. д. Человек боится, что об этих мыслях догадаются окружающие. Человек жестко ориентирован на свое эго, волю, желания, совершенство, способности и интеллект.

    Киста. Постоянное прокручивание в голове прежних обид. Неправильное развитие.

    Кишечник: проблемы.

    1. Страх перед избавлением от всего отжившего и ненужного.
    2. Человек делает поспешные выводы о действительности, отвергая ее всю, если его не устраивает лишь часть.
    3. Раздражительность из-за неспособности интегрировать противоречивые аспекты реальности.

    Аноректальное кровотечение (наличие крови в испражнениях). Гнев и разочарование. Апатия. Сопротивление чувствам. Подавление эмоций. Страх.

    Геморрой.

    1. Боязнь не уложиться в отведенное время.
    2. Гнев в прошлом. Отягощенные чувства. Неумение избавляться от накопившихся проблем, обид и эмоций. Радость жизни тонет в гневе и грусти.
    3. Страх перед расставанием.
    4. Подавленный страх. Должен делать нелюбимую работу. Нужно что-то срочно доделать, чтобы получить определенные материальные блага.

    Запор.

    1. Нежелание расставаться с устаревшими мыслями. Увязание в прошлом. Иногда в язвительности.
    2. Запоры свидетельствуют об избытке накопленных чувств, представлений и переживаний, с которыми человек не может или не желает расстаться, не может освободить место для новых.
    3. Склонность драматизировать какое-то событие в своем прошлом, неспособность разрешить ту ситуацию (завершить гештальт)

    Синдром раздраженного толстого кишечника.

    1. Инфантильность, заниженная самооценка, склонность к сомнениям и самообвинению.
    2. Тревожность, ипохондрия.

    Колики. Раздражение, нетерпение, недовольство окружением.

    Колиты. Неуверенность. Символизирует способность легко расставаться с прошлым. Боязнь что-то выпустить из рук. Ненадежность.

    Метеоризм.

    1. Зажатость.
    2. Страх потерять значимое или оказаться в безвыходном положении. Беспокойство о будущем.
    3. Нереализованные идеи.

    Несварение. Животный страх, ужас, беспокойное состояние. Ворчание и жалобы.

    Отрыжка. Страх. Слишком жадное отношение к жизни.

    Понос. Страх. Отказ. Убегание.

    Слизистая толстой кишки. Наслоение устаревших путаных мыслей забивают каналы удаления шлаков. Вы топчетесь в вязкой трясине прошлого.

    Кожа: болезни.

    Отражает то, что человек думает о себе, способность ценить себя перед лицом окружающего мира. Человек стыдится самого себя, придает слишком большое значение мнению окружающих. Отвергает себя, как его отвергают окружающие.

    1. Беспокойство. Страх. Застарелый осадок в душе. Мне угрожают. Боязнь, что тебя обидят.
    2. Потеря самоощущения. Отказ принимать на себя ответственность за собственные чувства.

    Абсцесс (гнойник). Беспокоящие мысли об обидах, пренебрежении и мести.

    Герпес простой. Сильнейшее желание делать все плохо. Невысказанная горечь.

    Грибок. Отсталые убеждения. Нежелание расставаться с прошлым. Ваше прошлое довлеет над настоящим.

    Зуд. Желания, идущие вразрез с характером. Неудовлетворенность. Раскаяние. Стремление выбраться из ситуации.

    Нейродермит. Пациент с нейродермитом имеет выраженное стремление к физическому контакту, подавленное сдержанностью родителей, поэтому он имеет нарушения в органах контакта.

    Ожоги. Гнев. Внутреннее кипение.

    Псориаз.

    1. Страх быть обиженным, раненым.
    2. Умертвление чувств и себя. Отказ принять ответственность за свои собственные чувства.

    Угри (прыщи).

    1. Несогласие с собой. Отсутствие любви к себе;
    2. Признак подсознательного желания оттолкнуть других, не дать себя рассматривать. (т.е недостаточно самоуважения и принятия себя и своей внутренней красоты)

    Фурункул. Какая-то конкретная ситуация отравляет человеку жизнь, вызывая интенсивные чувства гнева, тревоги и страха.

    Шея: болезни.

    1. Нежелание видеть другие стороны вопроса. Упрямство. Отсутствие гибкости.
    2. Делает вид, что беспокоящая ситуация нисколько его не беспокоит.

    Экзема.

    1. Непримиримый антагонизм. Психические срывы.
    2. Неуверенность в своем будущем.

    Кости, скелет: проблемы.

    Человек ценит себя только за то, что оказывается полезным окружающим.

    Артрит.

    1. Чувство, что тебя не любят. Критика, обида.
    2. Не могут сказать «нет» и обвиняют других в том, что их эксплуатируют. Для таких людей важно научиться говорить «нет», если это необходимо.
    3. Артритик — тот, кто всегда готов атаковать, но подавляет в себе это стремление. Имеется значительное эмоциональное влияние на мускульное выражение чувств, которое при этом исключительно сильно контролируется.
    4. Желание наказания, порицание себя. Состояние жертвы.
    5. Человек слишком строг к себе, не дает себе расслабиться, не умеет выразить свои желания и потребности. Слишком хорошо развит «внутренний критик».

    Грыжа межпозвонковых дисков. Ощущение, что жизнь полностью лишила вас поддержки.

    Искривление позвоночника. Неспособность плыть по течению жизни. Страх и попытки удержать устаревшие мысли. Недоверие к жизни. Отсутствие цельности натуры. Никакой смелости убеждений.

    Поясница боли. Нереализованные ожидания в сфере межличностных отношений.

    Радикулит. Лицемерие. Страх за деньги и за будущее.

    Ревматоидный артрит.

    1. Крайне критическое отношение к проявлению силы. Чувство, что на вас взваливают слишком много.
    2. В детстве у этих пациентов, наблюдается определенный стиль воспитания, направленный на подавление выражения эмоций с акцентом на высокие моральные принципы, можно предположить, что постоянно, с детства подавляемое торможение агрессивных и сексуальных импульсов, а также наличие чрезмерно развитого Суперэго формирует малоадаптивный защитный психический механизм — репрессия. Этот защитный механизм предполагает сознательное вытеснение беспокоящего материала (негативных эмоций, в т.ч. тревоги, агрессии) в область подсознательного, что в свою очередь способствует возникновению и нарастанию ангедонии и депрессии. Преобладающими в психоэмоциональном состоянии становятся: ангедония — хронический дефицит чувства удовольствия, депрессия — целый комплекс ощущений и чувств, из которых для ревматоидного артрита наиболее характерны низкая самооценка и чувство вины, ощущение постоянного напряжения, т.к. механизм подавления препятствует свободному выходу психической энергии, нарастание внутренней, скрытой агрессивности или враждебности. Все эти негативные эмоциональные состояния при длительном существовании способны вызвать дисфункции в лимбической системе и других эмоциогенных зонах гипоталамуса, изменение активности в серотонинергической и допаминергической неромедиаторных системах, что в свою очередь приводит к определенным сдвигам в иммунной системе, и вместе с обнаруженным у этих пациентов эмоционально зависимым напряжением в околосуставных мышцах (вследствие постоянно подавляемого психомоторного возбуждения) может служить психическим компонентом всего механизма развития ревматоидного артрита.

    Спина: болезни нижней части.

    1. Страх из-за денег. Отсутствие финансовой поддержки.
    2. Страх бедности, материального неблагополучия. Вынужден делать всё сам.
    3. Боязнь быть использованным и ничего не получить взамен.

    Спина: болезни средней части.

    1. Чувство вины. Внимание приковано ко всему тому, что в прошлом. «Оставьте меня в покое».
    2. Убежденность, что никому нельзя доверять.

    Спина: болезни верхней части. Отсутствие моральной поддержки. Чувство, что тебя не любят. Сдерживание чувства любви.

    Кровь, вены, артерии: заболевания.

    1. Отсутствие радости. Отсутствие движения мысли.
    2. Неумение прислушиваться к собственным потребностям.

    Анемия. Дефицит радости. Страх перед жизнью. Вера в собственную ущербность лишает радости жизни.

    Артерии (проблемы). Проблемы с артериями — неумение радоваться жизни. Не умеет прислушиваться к своему сердцу и создавать ситуации, связанные с радостью и весельем.

    Атеросклероз.

    1. Сопротивление. Напряженность. Отказ видеть хорошее.
    2. Частые огорчения из-за острой критики.

    Варикозное расширение вен.

    1. Пребывание в ненавистной вам ситуации. Неодобрение.
    2. Чувство перегруженности и задавленности работой. Преувеличение серьезности проблем.
    3. Неумение расслабиться из-за чувства вины при получении удовольствия.

    Гипертония, или гипертензия (повышенное давление).

    1. Самоуверенность — в том смысле, что готов взять на себя слишком много. Столько, сколько не в состоянии выдержать.
    2. Между чувством тревоги, нетерпением, подозрительностью и риском возникновения гипертонической болезни существует прямая связь.
    3. По причине самоуверенного желания взять на себя непосильную нагрузку, трудиться без отдыха, потребностью оправдать ожидания окружающих людей, остаться значимым и уважаемым в их лице, и в связи с этим вытеснением своих глубинных чувств и потребностей. Все это создает соответствующее внутреннее напряжение. Гипертонику желательно оставить погоню за мнением окружающих людей и научиться жить и любить людей прежде всего в соответствии с глубинными потребностями собственного сердца.
    4. Эмоция, реактивно не выраженная и глубоко спрятанная, постепенно разрушает тело. Пациенты с высоким артериальным давлением подавляют в себе в основном такие эмоции, как гнев, враждебность и ярость.
    5. К гипертонии могут приводить ситуации, которые не дают человеку возможности успешно бороться за признание собственной личности окружающими, исключая чувство удовлетворения в процессе самоутверждения. У человека, которого подавляют, игнорируют, развивается чувство постоянного недовольства собой, не находящее выхода и заставляющее его ежедневно «проглатывать обиду».
    6. Хронически готовые к борьбе гипертоники имеют дисфункцию аппарата кровообращения. Они подавляют свободное выражение неприязни по отношению к другим людям из-за желания быть любимыми. Их враждебные эмоции бурлят, но не имеют выхода. В юности они могут быть забияками, но с возрастом замечают, что отталкивают от себя людей своей мстительностью и начинают подавлять свои эмоции.

    Гипотония, или гипотензия (пониженное давление).

    1. Уныние, неуверенность.
    2. В тебе убили способность самостоятельно творить свою жизнь и влиять на мир.
    3. Дефицит любви в детстве. Пораженческое настроение: «Все равно ничего не получится».

    Легочные заболевания.

    1. Депрессия. Печаль. Боязнь воспринимать жизнь. Считаете, что вы недостойны жить полной жизнью. Постоянное внутреннее непринятие ситуации.
    2. Легкие — это способность брать и давать жизнь. Проблемы с легкими обычно возникают из-за нашего нежелания или страха жить полной жизнью, или от того, что мы считаем, что у нас нет права жить в полную силу. Те, кто много курят, обычно отрицают жизнь. Они скрывают за маской чувство свой неполноценности.
    3. Нарушение работы легких говорит о том, что человеку плохо жить, его мучает какая-то боль, печаль. Он чувствует отчаяние и разочарование и не хочет больше жить. У него может возникнуть ощущение, что его загнали в тупик, лишили свободы действовать

    Бронхит.

    1. Нервозная атмосфера в семье. Споры и крики. Редкое затишье.
    2. Один или несколько членов семьи своими действиями вгоняют в безысходность.

    Пневмония (воспаление легких). Отчаяние. Усталость от жизни. Эмоциональные раны, которым не дают залечиться.

    Туберкулез.

    1. Безнадежность.
    2. Расточительство из-за эгоистичности, собственничество.
    3. Жесткие обиды на себя, на судьбу. Недовольство страной, правительством, миром. Месть.

    Энфизема. Вы страшитесь вдыхать жизнь полной грудью. Считаете, что недостойны жизни.

    Лимфа: заболевания. Предупреждение о том, что следует переориентироваться на самое главное в жизни: любовь и радость.

    Надпочечники: заболевания.

    1. Пораженческое настроение. Переизбыток разрушительных идей. Ощущение, что вас пересилили. Наплевательское отношение к себе. Чувство тревоги. Острый эмоциональный голод. Гнев, направленный на себя.
    2. Человек переживает множество нереальных страхо, связанных с материальной стороной его жизни. Человек постоянно настороже, потому что ощущает опасность.

    Нервная система: болезни.

    Невралгия. Наказание за греховность. Муки общения.

    Паралич. Страх. Ужас. Избегание ситуации или человека. Сопротивление. Парализующие мысли. Тупик.

    Рассеянный склероз. Жесткость мышления, жестокосердие, железная воля, отсутствие гибкости. Страх.

    Эпилепсия. Мания преследования. Отказ от жизни. Ощущение интенсивной борьбы. Насилие над собой.

    Ноги: болезни.

    Программа самоуничтожения, недовольство собой, ситуацией, своим положением. Ради благополучия готовность нанести другому вред или презирать себя, если благополучия нет.

    Бедра: заболевания. Боязнь движения вперед в выполнении главных решений. Отсутствие цели.

    Колени. Упрямство и годрыня. Неспособность быть податливым человеком. Страх. Негибкость. Нежелание уступить.

    Стопы. Проблемы. Неумение быть «здесь и сейчас», недоверие к себе и миру.

    Онемение. Сдерживание чувств, связанных с любовью и уважением, отмирание эмоций.

    Печень: заболевания.

    1. Злоба. Сопротивление переменам. Страх, гнев, ненависть. Печень — вместилище гнева, ярости, примитивных эмоций.
    2. Постоянные жалобы, придирчивость.
    3. Невыраженные гнев, печаль и обида.
    4. Злость из-за боязни что-то потерять и невозможности с этим что-то сделать.

    Желтуха. Внутренняя и внешняя предвзятость. Односторонние выводы.

    Подагра. Потребность доминировать. Нетерпимость, гнев.

    Поджелудочная железа: болезни. Претензии к близкому человеку, желание порвать с ним отношения.

    Панкреатит. Неприятие; гнев и безысходность: кажется, что жизнь утратила свою притягательность.

    Половые болезни. Подавление любви в других и в себе.

    Бесплодие. Страх и сопротивление жизненному процессу или отсутствие потребности в приобретении родительского опыта.

    Венерические болезни. Чувство вины на сексуальной почве. Потребность в наказании. Уверенность, что гениталии греховны или нечисты.

    Герпес генитальный. Убеждение, что сексуальность — это плохо.

    Женские болезни.

    1. Неприятие самой себя. Отказ от женственности. Отказ от принципа женственности.
    2. Убежденность, что все, связанное с гениталиями, греховно или нечисто. Невероятно трудно представить, что та Сила, которая создала всю Вселенную — это всего лишь старик, который сидит себе на облаках и… наблюдает за нашими половыми органами! И все-таки именно этому научили многих из нас, когда мы были детьми. У нас так много проблем с сексуальностью из-за нашей самоненависти и самоотвращения. Половые органы и сексуальность созданы для радости.

    Аменорея, дисменорея (расстройство месячных). Нежелание быть женщиной. Неприязнь к самой себе. Ненависть к женскому телу или женщинам.

    Вагинит (воспаление слизистой оболочки влагалища). Злость на партнера. Чувство вины на сексуальной почве. Наказание себя. Убежденность, что женщины бессильны влиять на противоположный пол.

    Выкидыш. Страх перед будущим. «Не сейчас — после». Ошибочный выбор момента.

    Грудь: болезни. Изо всех сил старается ради тех, кого любит, и забывает о собственных нуждах, ставит себя на последнее место. При этом бессознательно злится на тех, о ком заботится, потому что не остается времени заняться собой.

    Менопауза: проблемы. Боязнь, что к вам теряют интерес. Боязнь старения. Неприязнь к себе.

    Фиброма, киста. Помните оскорбление, нанесенное партнером. Удар по женскому самолюбию.

    Эндометриоз. Ощущение незащищенности, огорчение и разочарование. Замена любви к себе сахаром. Упреки.

    Импотенция. Мужская эректильная дисфункция чаще всего вызывается физическими факторами, такими как высокое кровяное давление, диабет и повреждения половых органов. Помимо чисто физиологических проблем, немалую долю вносят и эмоциональные факторы. Список эмоциональных факторов, которые могут вызвать мужскую несостоятельность в постели:

    1. Чувство подавленности
    2. Чувства тревоги и нервозности
    3. Стресс, вызванный работой, семейными или финансовыми проблемами
    4. Неразрешенные вопросы между мужчиной и его сексуальным партнером. Сексуальное давление, напряжение, чувство вины. Социальные убеждения. Озлобленность на партнера. Боязнь матери.
    5. Чувства неловкости и застенчивости. Боязнь оказаться не на высоте. Самобичевание.
    6. Страх реакции партнера
    7. Страх перед отказом

    Кандидоз.

    1. Склонность считать секс чем-то грязным. И чувство вины.
    2. Гнев, связанный с сексуальными отношениями; чувство обманутости в этой сфере жизни.

    Простата: заболевания. Внутренние страхи ослабляют мужественность. Начинаете сдаваться. Сексуальное напряжение и чувство вины. Вера в старение.

    Роды: трудности. Повышенная гордыня у матери ребенка.

    Фригидность. Страх. Неприятие наслаждения. Уверенность, что секс — это плохо. Бесчувственные партнеры.

    Потливость с неприятным запахом. Человек злится на себя за то, что сдерживает свои эмоции. Не может разрешить себе испытывать негативные эмоции. Страх. Неприязнь к себе. Страх перед другими.

    Почки: болезни.

    1. Критика, разочарование, неудачи. Позор. Реакция, как у маленького ребенка.
    2. Страх.
    3. Проблемы с почками бывают вызваны осуждением, разочарованием, неудачей в жизни, критицизмом. Этим людям постоянно кажется, что их обманывают и попирают. Гордыня, желание навязать другим свою волю, жесткая оценка людей и ситуаций.
    4. Пренебрежение своими интересами, убеждение, что заботиться о себе — нехорошо. Человек вообще может не понимать, что для него хорошо. Возлагает слишком большие надежды на других людей. Склонен их идеализировать, нуждается в том, чтобы кто-то выполнял роль идеальных людей. Поэтому неизбежны разочарования.

    Нефрит.

    1. Слишком сильная реакция на разочарования и неудачи.
    2. Ощущение себя никчемным ребенком, все делающим неправильно.

    Почечные камни.

    1. Сгустки нерастворенного гнева.
    2. Закрывает рот на замок, прячет в душе тайную злобу.

    Простуда. Слишком много событий одновременно. Смятение, беспорядок. Мелкие обиды.

    Психические заболевания.

    Депрессия. Гнев, который вы, по вашему мнению, не имеете права чувствовать. Безнадежность.

    Психоз. Бегство из семьи. Уход в себя. Отчаянное избегание жизни.

    Шизофрения. Воля, ум, попытка подчинять и контролировать ситуацию у матери.

    Рак. Онкологические болезни. Прежде всего рак блокирует гордыню и уныние.

    1. Удержание в душе старых обид. Усиливающееся чувство неприязни.
    2. Вы лелеете в себе старые обиды и потрясения. Усиливаются угрызения совести.
    3. Глубокая рана. Старинная обида. Великая тайна или горе не дают покоя, пожирают. Сохранение чувства ненависти.
    4. Рак — болезнь, вызванная глубокой накопленной обидой, которая в буквальном смысле начинает поедать тело. В детстве происходит нечто подрывающее нашу веру в жизнь. Этот случай никогда не забывается, и человек живет с чувством огромной жалости к себе. Ему трудно порой иметь долгие, серьезные взаимоотношения. Жизнь для такого человека состоит из бесконечных разочарований. Чувство безысходности и безнадежности преобладает в его сознании, ему легко винить других за свои проблемы.
    5. Люди, страдающие раком, очень самокритичны.
    6. Надежные люди, способные преодолевать трудности, которые избегают конфликтных ситуаций, подавляя свои чувства. Для них, по результатам исследований, повышен риск раковых заболеваний.
    7. Онкологические пациенты часто относятся к тому разряду людей, которые ставят интересы окружающих выше собственных, им бывает трудно позволить себе реализовывать собственные эмоциональные потребности, не испытывая при этом вины.
    8. Безнадежность и беспомощность в ответ на тяжелую эмоциональную потерю.
    9. Человек подавляет в себе теневую сторону своей личности, запрещая проявлять себе отрицательные эмоции и чувства. Слишком светлые, безобидные люди — не потому, что нет негативной стороны личности, а потому, что личность рафинирована.

    Растяжения. Гнев и сопротивление. Нежелание идти по какому-то определенному пути в жизни.

    Ревматизм.

    1. Чувство собственной уязвимости. Потребность в любви. Хронические огорчения, обида.
    2. Ревматизм — болезнь, приобретенная от постоянной критики себя и других. Люди с ревматизмом обычно привлекают к себе людей, которые их постоянно критикуют. На них лежит проклятие — это их желание постоянно быть совершенством, с любыми людьми, в любой ситуации.

    Рот: заболевания. Предвзятость. Закрытый ум. Неспособность к восприятию новых мыслей.

    Герпес оральный. Противоречивое состояние по отношению к одному объекту: хочется (одной части личности), но нельзя (по мнению другой).

    Кровоточение десен. Отсутствие радости по поводу решений, принятых в жизни.

    Ранки на губах или в полости рта. Ядовитые слова, сдерживаемые губами. Обвинения.

    Руки: заболевания. Способности и интеллект на первом месте.

    Селезенка. Одержимость чем-то. Навязчивые идеи.

    Сердце: болезни сердечно-сосудистой системы.

    1. Давние эмоциональные проблемы. Дефицит радости. Черствость. Вера в необходимость напряжения, стресса.
    2. Сердце символизирует любовь, а кровь — радость. Когда у нас в жизни нет любви и радости, то сердце буквально сжимается и становится холодным. В результате кровь начинает течь медленнее и мы постепенно идем к анемии, склерозу сосудов, сердечным приступам (инфаркту). Мы настолько иногда запутываемся в жизненных драмах, которые сами себе создаем, что совсем не замечаем радости, которая нас окружает.
    3. Потребность ума в отдыхе. Изгнание из сердца всякой радости ради денег или карьеры, или еще чего-нибудь.
    4. Страх, что меня обвинят в том, что я не люблю, вызывает все болезни сердца. Стремление во что бы то ни стало казаться любящим, дееспособным и положительным.
    5. Чувство одиночества и страха. «У меня есть недостатки. Я мало делаю. Я никогда не достигну этого».
    6. Человек забыл о своих собственных нуждах в стремлении заслужить любовь окружающих. Убеждение, что любовь можно заслужить.
    7. Как следствие недостатка любви и безопасности, а также от эмоциональной замкнутости. На эмоциональные потрясения сердце реагирует изменением ритма. Сердечные расстройства происходят из-за невнимания к собственным чувствам. Человек, считающий себя недостойным любви, не верящий в возможность любви, или же запрещающий себе проявить свою любовь к другим людям, непременно столкнется с проявлениями сердечно-сосудистых заболеваний. Обретение контакта со своими истинными чувствами, с голосом собственного сердца в значительной мере облегчает бремя сердечных болезней, со временем приводя к частичному или полному выздоровлению.
    8. Амбициозные, целеустремленные трудоголики были отнесены к типу личности A. Они более склонны испытывать стресс и для них возрастает риск повышенного давления и болезней сердца.
    9. Неадекватно завышенный уровень притязаний.
    10. Склонность к чрезмерной интеллектуализации в сочетании с замкнутостью и эмоциональным оскудением.
    11. Подавляемое чувство гнева.

    Старческие болезни. Возвращение в так называемую «безопасность детства». Требования заботы и внимания. Это — форма контроля над окружающими. Избегание (эскапизм).

    Судороги. Напряжение. Страх. Стремитесь ухватиться, зацепиться.

    Травмы, раны, порезы. Наказание за отступление от собственных правил. Чувство вины и гнев, направленный на себя.

    Укусы животных. Гнев, обращенный вовнутрь. Потребность в наказании.

    Укусы насекомых. Чувство вины из-за мелочей.

    Уши: болезни

    Глухота. Неприятие, упрямство, изоляция.

    Отит (воспаление наружного слухового прохода, среднего уха, внутреннего уха). Гнев. Нежелание слушать. В доме шум. Родители ссорятся.

    Холестерин: повышенный. Засорение каналов поступления радости. Боязнь принять радость.

    Цистит (болезнь мочевого пузыря).

    1. Тревожное состояние. Цепляетесь за старые идеи. Боитесь дать себе свободу. Разгневанность.
    2. Гнев от того, что другие не оправдывают возложенных на них ожиданий. В том числе и ожиданий, что кто-то сделает твою жизнь счастливой.

    Инфекция мочевыводящих путей. Раздражение. Злость.Обычно на противоположный пол или партнера по сексу. Вы возлагаете вину на других.

    Уретрит (воспаление мочеиспускательного канала). Озлобленность. Вам докучают. Обвинение.

    Щитовидная железа: болезни.

    1. Унижение. Жертва. Ощущение исковерканной жизни. Несостоявшаяся личность.
    2. Чувство, что вас атаковала жизнь. «Они стремятся добраться до меня».
    3. Жизнь в постоянной спешке, в неестественном для вас темпе.
    4. Контроль над ситуацией. Неправильное отношение к миру.

    Эндокринные заболевания.

    Тиреотоксикоз (эндокринное заболевание). У пациентов с тиреотоксикозом обнаруживается глубинный страх перед смертью. Очень часто у таких больных в раннем возрасте имела место психологическая травма, например потеря любимого человека, от которого они зависели. Поэтому после они пытались компенсировать импульс зависимости попытками раннего взросления, например попытками опекать кого-либо, вместо того чтобы самим оставаться в зависимом положении. Поэтому у пациента, который стремится к скорейшему достижению зрелости, заболевает орган, выделяющий секрет, ускоряющий обмен веществ.

    Источник: Луиза Хей «Сила внутри нас», С.Н. Лазарек «Диагностика кармы». 

    Психология цвета, психология восприятия цвета :: студия Ледокол

    Психология восприятия цвета

    Ассоциации, вызванные цветом (для восточно-европейской целевой аудиториии)

    Психология цвета – психологами давно установлено, что цвет значительно влияет на психоэмоциональное восприятие человеком различных вещей. Ведь цвета обращаются к чувствам, а не к логике человека. При создании дизайна, будь-то фирменный стиль компании или упаковка нового продукта, нужно учитывать определенную зависимость между цветовым решением и естественным восприятием его человеком. Все должно работать на цель — привлечь внимание, заинтересовать, вызвать нужные эмоции.

    При разработке логотипов и других графических элементов мы исходим из того, что образ созданный нами должен иметь визуальную силу и гармонию. Значение цвета в рекламе огромно. Грамотно поставленная задача и профессионализм дизайнера – важные составляющие в успешности любого проекта.

    То, как будут воспринимать Ваш продукт потребители зависит от многих факторов. Дизайн и цвет упаковки, как известно, определяет первое впечатление покупателя о товаре. Цвет может привлекать и отталкивать, вселять чувство спокойствия и комфорта или наоборот возбуждать, тревожить. Каждый цвет имеет свой психологический подтекст (смысл).

    Приведенная здесь информация является общей, без подробного анализа воздействия того или иного цвета на человека. Также следует учитывать, что в различном окружении один и тот же цвет может восприниматься по-разному: например, красное пятно на белом, нейтрально-сером и желтом фонах будет восприниматься по-разному.

    Желтый

    Желтый цвет является ярким, стимулирующим цветом, он увеличивает концентрацию, улучшает память, организует, способствует быстрому принятию решений. Помогает понять новые идеи. Желтый — цвет солнца, энергичный, но без агрессии, цвет оптимизма, свободы, открытости, подвижности, общительности. Настраивает на коммуникабельность. Этот цвет открытости и общительности. Помогает придать уравновешенность эмоциям, обрести внутреннее спокойствие, усмирить душевное волнение.

    Люди, предпочитающие этот цвет, не любят глупцов, любят, чтобы ими восхищались, не любят быть загнанными в угол. Им свойственны высокая самооценка, уверенность в себе, деятельность. Желтый цвет может «наделять» предмет интеллектом. Данный цвет будет удачен в рекламе хай-тек продукции, товаров для детей, турфирм, рекламных агентств. Его часто используют в упаковке продуктов питания, в частности хлеба, мучных изделий, круп. Вызывает положительные ассоциации в рекламе.

    Возможные негативные ассоциации: На уровне стереотипов существует мнение, что Желтый является цветов разлуки. Также Желтый может вызывать ассоциации, связанные с ревностью, завистью, осуждению других, «Цвет сплетен» (желтая пресса).

    Оранжевый

    Оранжевый цвет в небольших количествах будит в нас мысли о радости, веселье и ярком солнце. Оранжевый цвет высвобождает эмоции, поднимает самооценку, способствует хорошему настроению, является отличным антидепрессантом. Помогает вызвать прилив жизненных сил, дает оптимистический тонус. Считается цветом здоровья и творчества. Оранжевый цвет прибавляет активность, но при этом дает ощущение внутреннего равновесия и душевной гармонии. Основная ассоциация, связанная с оранжевым цветом – это пряность, пикантность.

    Именно это слово может определять наше отношение к оранжевому цвету. Этот цвет лучше всего использовать в рекламе медикаментов, товаров для детей, услуг в области здравоохранения и образования. Чтобы оранжевый цвет не вызывал раздражения можно использовать различные его оттенки. Пастельный оранжевый цвет приближается к персиковому – а этот цвет в сознании людей обычно связывается со свежестью и здоровьем, естественным цветом кожи и косметикой.

    Возможные негативные ассоциации: Избыток оранжевого кажется нам нахальным и наглым. А избыток наглости уже выглядит вульгарным и дешевым.

    Однако существуют другие оттенки восприятия оранжевого цвета, которые используют многие производители. Зачастую оранжевый цвет ассоциируется с низкой ценой и доступностью. Недаром его так широко используют в сети ресторанов быстрого обслуживания.

    Красный

    Из всех цветов спектра красный цвет вызывает наиболее сильную физиологическую реакцию – учащение сердцебиения. Красный цвет не позволит вам пройти мимо, он сразу же притягивает внимание и управляет ситуацией. В природе красный цвет-это цвет изобилия, он вызывает сильные эмоции, которые будут зависить от ситуации, т.к. ассоциативно он может быть цветом любви, ярости, праздника, веселья. Красный цвет олицетворяет могущество, прорыв, волю к победе, как правило его выбирают люди, которые всегда добиваются своей цели, он способствует заявлению о силе и возможностях.

    Настраивает на решительность, способен вызвать у человека сильное желание к действию, энергичному усилию – например, купить рекламируемый товар. Взывает к вниманию. Обладает и определенным сексуальным зарядом.

    Возможные негативные ассоциации: Изобилие красный цвета может вызывать раздражение и даже ярость. Для достижения гармонии его можно сочетать с другими более спокойными оттенками, например серым.

    Розовый

    Розовый цвет символизирует радость, юность, доброту, дружелюбие, женственность. Как и красный это цвет любви и цветов. Также можно сказать, что розовый — это цвет мечты и надежды, cтереотипно он часто воспринимается как женский. Люди предпочитающие розовый цвет, как правило, мечтательны, добросовестны, но более деликатны, они стараются избегать споров и конфликтов. Прекрасен для сферы личных отношений: усиливает чувства, делает людей более внимательными, ласковыми и чуткими. Розовый цвет часто используется в косметике, особенно для юных девушек, этот цвет предпочитают производители игрушек; часто применяется в рекламе парфюмерной продукции, товаров для женщин и детей, услуг брачных агентств, семейных центров. Игрушки, одежда, предназначенные для девочек традиционно розового цвета.

    Возможные негативные ассоциации: Хрупкость, расплывчатость, слабость, несерьезность. Возможно легкомысленность (ослабление влияния красного), выставление себя на показ.

    Бордо

    Бордовый цвет — показатель солидности, уверенности, консерватизма. Он умеренный, ассоциируется со стабильностью, устойчивостью. Люди, предпочитающие этот цвет, уверенные в себе, без лишних эмоций, напористые, но предприимчивые, с хорошими организаторскими способностями. Бордовый считается изысканным цветом, поэтому его часто используют в оформлении ресторанов, мебельных салонов.

    Возможные негативные ассоциации: Тяжелый, угнетающий. Использование этого цвета должно быть умеренным, т.к. в большом количестве он может «давить» на психику, нагнетать депрессию. Может ассоциироваться с цветом старины, но в сочетании с серым становится показателем достатка и солидности.

    Фиолетовый

    Цвет духовной силы человека. Помогает сосредоточиться на главном, вызывает вдохновение. Его любят творческие люди, люди с нестандартным мышлением, он способен уравновесить духовное и материальное. Ассоциируется с чем-то эксклюзивным, креативным. Фиолетовый цвет хорошо стимулирует работу мозга, его часто используют на упаковках шоколада, изюма, орехов. В последнее время фиолетовый часто стал использоваться при оформлении современных инетерьеров, раньше он считался величественным цветом, который всегда присутствовал в одежде королей.

    Возможные негативные ассоциации: Оттенками фиолетового часто рисуют молнии, что наталкивает на мысли о сверхъестественном, мистическом. Этот цвет может восприниматься совершенно по разному, для кого-то это цвет власти, духовности и мудрости, а для кого-то – фанатизм, отчуждение и даже смерть.

    Голубой

    Голубой — цвет мира и всеобщей гармонии. Этот цвет связан с интелектом и умением умиротворять с помощью слов. Ассоциируется с честностью, искренностью, чистотой, тишиной, прохладой, но самые сильные ассоциации — это земной шар, вода, небо, мир, лед. Это комфортный цвет, вызывает ощущение благополучия, безопасности, доверия. Голубой цвет не такой холодный, как синий, поэтому находясь в одной гамме, он более комфортный, свежесть и прохлада голубого совсем другая нежели морозность синего. Парфюмерно-косметические компании, а также производители разнообразных средств гигиены активно пользуются этой психологической особенностью цвета, используя его на упаковках своей продукции.

    Люди, предпочитающие этот цвет дружелюбны, они умеют выслушать, не раздражительны, мудры. Голубой цвет настраивает на область чувств, но более возвышенных, скорее платонических, нежели приземленных. Голубой – цвет мира и всеобщей гармонии. Он дает возможность почувствовать незримую связь со Вселенной, и способен придать предмету целостный вид, а вопросу/делу – глобальность и благоприятный исход. Игрушки, одежда, предназначенные для мальчиков традиционно голубого цвета.

    Возможные негативные ассоциации: В зависимости от места использования, голубой цвет может считаться не серьезным, сентиментальным. Иногда, глядя на голубые вещи бывает сложно сосредоточиться, смотреть на голубое небо или на голубой предмет — две разные вещи. Голубой, как и розовый несколько банальный и стереотипный.

    Синий

    Синий — это концентрический цвет, он посвящает все только себе. У этого цвета «нет дна», он никогда не кончается, затягивая в себя. Синий цвет – это постоянство, упорство, настойчивость, преданность, самоотверженность, серьезность, строгость. Он имеет очень сильную психологическую ценность, являясь цветом убеждения, но не таким эмоционально давящим, как красный. Символизирует вечные ценности, высоту и глубину, мудрость и строгость. Темно-синий цвет считается деловым, профессиональным и авторитетным – недаром его так любят бизнесмены. Помогает сконцентрироваться на самом необходимом. Синяя деталь в каталоге или рекламном проспекте сразу привлечет к себе внимание, но в отличие от красной, практически никогда не вызовет отрицательных эмоций.

    Возможные негативные ассоциации: Синий не только цвет неба, но и цвет ночи, может ассоциироваться с магией, непонятными вещами, колдовством, угнетением, фанатизмом.

    Зеленый

    Зеленый — цвет жизни и природы, символизирующий процветание и новые начинания. Он исцеляет, расслабляет и смягчает человека, поэтому его часто используют при оформлении лечебных учреждений, на упаковках медикаментов, косметических и моющих средств. Зеленый нейтрализует действие остальных цветов, помогает рассеивать негативные эмоции. Приносит спокойствие и умиротворенность, помогает сконцентрироваться и принять решение. Имеет сильную ассоциацию с весной, молодостью, обновлением и натуральностью.

    Возможные негативные ассоциации: В большом количестве вызывает чрезмерную расслабленность, переходящую в вялость, скуку и лень, поэтому его следует сочетать с другими цветами. Цвет, который ничего не требует и никуда не зовет (смотрит мимо всех). Имеет множество оттенков, которые иногда дают абсолютно противоположное значение. «Зеленым» называют профессионалы необученного человека, новичка (по смыслу — неопытный, молодой). Зеленый цвет избегают на упаковках сладкого, т.к. психологами доказано, что в восприятии людей зеленый цвет «горький» или «кислый», но никак не сладкий.

    Белый

    Белый — цвет спокойствия, чистоты и безмятежности. Белый цвет характеризуется совершенством и завершенностью, демонстрирует абсолютное и окончательное решение, полная свобода для возможностей и снятие препятствий. Его фундаментальное качество – равенство, т.к. белый заключает в себе все цвета, они в нем равны. Его ключевые значения: свет, покой, целомудрие, сосредоточенность, девственность. Чаще всего он используется в качестве фона, все цвета на нем выглядят сочно и ярко. Белый был цветом социального согласия и мира.

    Возможные негативные ассоциации: Переизбыток белого цвета может привести к чувству превосходства или к ощущению собственной неполноценности. Может быть цветом отрешенности, холодности, безразличия.

    Черный

    Черный всегда скрывает в себе все, что несет, являясь самым “загадочным” цветом. Уравновешивает белый цвет (без тьмы нет света, инь и янь). Соотносится с бесконечностью, помогает сосредоточиться и отгородиться от всех посторонних цветов. В чистом виде, он используется довольно редко, т.к. вызывает неготивные эмоции. Обычно его сочетают с более теплыми и яркими цветами для придания большей контрастности. Черный цвет является классическим, черные костюмы на мужчнинах — неотъемлемая часть делового стиля. Незаменим при создании четких форм и линий.

    Возможные негативные ассоциации: Вызывает чувство горечи, тяжести, уныния. Зачастую ассоциируется с трауром. Помочь в таком случае может сочетание его с красным цветом, он добавит черному динамики, стремления.

    Коричневый

    Коричневый — цвет прочности, солидности, стабильности, практичности. Символы коричневого цвета: почва, дерево, земля, осень. Имеет абстрактные символы — трудолюбие, выносливость, консерватизм. Коричневый цвет наряду с черным и темно-синим часто доминирует в одежде богатых и уверенных в себе людей, что подчеркивает их чувство собственного достоинства. Коричневый — цвет кофе и ароматных специй, его изысканно обыгрывают в оформлении интерьеров кофеен и ресторанов. Люди, предпочитающие этот цвет, желают физического отдыха, покоя, концентрации, поэтому он может использоваться в офисной тематике.

    Возможные негативные ассоциации: Коричневый цвет может показаться скучным, даже депрессивным, вызывать ассоциации с табаком, курением, неприятными запахами.

    Серый

    Серый цвет соединяет белый и черный, образуя собой гармонию двух противоположных цветов. Сам по себе нейтральный, обладает утонченной красотой, особенно при сочетании с яркими цветами. Серый — цвет интелекта, он расслабляет, помогает чувствовать себя спокойно. Он универсален и консервативен, может использоваться практически в любых сферах деятельности для создания лаконичности, утонченности.

    Возможные негативные ассоциации: Серый может ассоциироваться с плохой погодой, болезнями, чувством ненужности, тоски, усталости. Его способность к умиротворению может смениться чувством бесконечной меланхолии и печали. Его редко используют при создании упаковки для моющих средств, шампуней, а также средств гигиены ,т.к. в психологическом восприятии людей, серый — цвет города, соверменных офисов, асфальта, пыли, но никак не шампуней.

    Золотистый

    Золотистый цвет символизирует роскошь, сияние, солнце, безупречность. Олицетворяет стремление к власти и демонстрации своего превосходства. Золотой — цвет работы, карьерного роста и богатства, как правило его используют в сочетании с другими цветами, для придания им большей значимости, блеска. Золотой — один из самых опасных цветов, используя его в больших количествах есть шанс превратить елегантную роскошь в безвкусицу. Его любят использовать на упаковках кофе, чая, сигарет, психологически это делает вкус «богатым».

    Возможные негативные ассоциации: Золотой может восприниматься совершенно по-разному, вызывать ассоциации расточительности, излишней праздности, плохого вкуса.

    Серебристый

    Серебряный цвет выходит из серого, выражает стремление к свободе и попытку преодолеть все ограничения. Воплощает в себе благородность, безопасность, прочность. Слова ассоциации: освещение, отражение, проникновение, беспристрастность, плавность. Серебряный достаточно холодный цвет, на упаковках его используют в малых количествах, он «скромнее» нежели золото и своим холодным блеском добавляет предметам гордой аристократичности. Чаще всего этот цвет используют производители машин и техники, благодаря прямой ассоцииации с металлом, серебристый кажется прочнее, надежнее.

    Возможные негативные ассоциации: Как и серый, серебристый может считаться цветом безразличия, а за счет металлического блеска более холодным и неприступным. Другие ассоциации: лживость, двуличность, иллюзорность.

    Немного о психологии сочетания цветов

    Психологами установлено, что количество используемых цветов непосредственно влияет на эффективность воздействия рекламного сообщения. Если эффективность восприятия черно-белого изображения принять за 100%, то эффективность двухцветного возрастает на 20%, а многоцветного — на 40%. В рекламных целях, как правило, принято не применять более двух различных цветов, но их можно разнообразить за счет похожих оттенков, поскольку это создает ощущение цветовой последовательности и не раздражает зрения.

    При создании нового продукта очень важно учитывать, что в последствии он становится более успешным при правильном использовании цветовой гаммы, которая со временем становится фирменной цветовой гаммой. Нужно также учитывать тот факт, что цвета имеют свойство отображаться один в другом. Это значит, что стоящие рядом цвета могут усиливать, или сводить на нет, действие друг друга. Так, сигареты в коричнево-белой пачке, за счет белого цвета, кажутся слабее тех, что в коричневой. Они же в коричнево-синей или коричнево-золотой приобретают не только крепкий, но и несколько, аристократичный вкус.

    Иногда несколько цветов расположенных рядом дают совершенно неожиданный эффект. Например, красный олицетворяет энергию, движение, опасность, ярость, а чёрный – тайну, печаль, грусть, но сочетание же красного и чёрного сразу же преобразуется во что-то экстравагантное, пикантное, манящее. А вот сочетание красного с другим, ярким и эмоционально насыщенным цветом, может смотреться безвкусно и раздражать глаз. Поэтому все цвета должны гармонировать друг с другом, уравновешивать, но не подавлять. Цвет, который должен нести главный психологический и эмоциональный посыл должен быть главным и доминирующим.

    Регулирование романтических любовных чувств: предубеждения, стратегии и осуществимость

    Abstract

    Любовные чувства могут быть более интенсивными, чем хотелось бы (например, после разрыва), или менее интенсивными, чем хотелось бы (например, в длительных отношениях). Если бы только мы могли контролировать свои любовные чувства! Мы представляем концепцию явной регуляции любви, которую мы определяем как использование поведенческих и когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви. Мы представляем первые два исследования предубеждений, стратегий и возможности регулирования любви.Ответы на анкету показали, что люди воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Тем не менее, в четырех открытых вопросах люди сообщили об использовании таких стратегий, как когнитивная переоценка, отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий, чтобы справиться с разрывами, поддерживать долгосрочные отношения и регулировать любовные чувства. Инструктивная регуляция любви с помощью переоценки усиливала субъективные чувства привязанности, в то время как понижающая регуляция любви уменьшала субъективные чувства влечения и привязанности.Мы использовали амплитуду позднего положительного потенциала (LPP) как объективный показатель успеха регуляции. Инструктируемая повышающая регуляция любви увеличивала LPP на 300–400 мс у участников, которые были вовлечены в отношения, и у участников, недавно переживших романтический разрыв, в то время как понижающая регуляция любви снижала LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения. Эти данные подтверждают самооценку возможности регуляции любви, хотя они осложняются тем фактом, что повышающая регуляция любви также снижает LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения.В заключение, хотя у людей есть предубеждение, что любовные чувства неконтролируемы, мы впервые показываем, что намеренное регулирование любовных чувств с помощью переоценки и, возможно, других стратегий возможно. Регулирование любви принесет пользу отдельным людям и обществу, поскольку может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательные последствия романтической любви.

    Введение

    Романтическая любовь поражает практически всех хотя бы один раз (т.е. ее распространенность в течение всей жизни приближается к 100%) [1] и оказывает огромное влияние на нашу жизнь.Романтическая любовь положительно влияет на людей и общество в целом. Например, любовь связана с положительными эмоциями, такими как эйфория [2], а романтические отношения повышают счастье и удовлетворенность жизнью [3]. Но любовь также оказывает негативное влияние на людей и общество. Например, любовь связана со стрессом [4] и ревностью [5], а романтические разрывы связаны с печалью и стыдом [6], снижением счастья и удовлетворенности жизнью [7] и депрессией [8]. Широкое распространение любви в сочетании с ее значительным положительным и отрицательным влиянием на людей и общество делают ее важной темой для исследований.

    Слово «любовь» имеет много разных значений и может иметь разные значения для разных людей. Исследователи предложили несколько таксономий любви с различным количеством типов или компонентов любви [9–13]. В этом исследовании рассматриваются два типа любовных чувств: увлечение и привязанность. Влечение — это подавляющее любовное чувство к одному человеку, оно похоже на понятия «страсть» или «безумная любовь» [10], «романтическая любовь» [11], «страстная любовь» [12] и «влечение» [ 13].Привязанность, с другой стороны, — это успокаивающее чувство эмоциональной связи с другим человеком, которое аналогично понятиям «близость» с «решением / обязательством» [10] и «товарищеской любовью» [10–12].

    Любовные чувства иногда слабее, чем хотелось бы. Влечение обычно наиболее интенсивно на ранних стадиях любви, после чего оно относительно быстро уменьшается [13–15], а для развития привязанности требуется некоторое время [13–15], после чего оно уменьшается в течение десятилетий [16]. Уменьшение увлечения и привязанности со временем угрожает стабильности романтических отношений.Действительно, разрыв любви — основная причина развода [17]. Любовные чувства тоже могут быть сильнее, чем хотелось бы. Например, люди могут быть влюблены в кого-то, кто не любит их в ответ или кто с ними расстался. Ясно, что было бы полезно, если бы мы могли регулировать любовные чувства по своему желанию, чтобы мы могли регулировать их, когда они слабее, чем хотелось бы, и понижать их, когда они сильнее, чем хотелось бы.

    Мы определяем регулирование любви как использование поведенческих или когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви.В ходе интервью участники сообщили, что их любовные чувства были непроизвольными и неконтролируемыми [2]. Тем не менее, три направления исследований показывают, что регулирование любви действительно возможно. Во-первых, хорошо известно, что люди могут регулировать свои эмоции [18–21], что влечет за собой создание новых эмоций или изменение интенсивности текущих эмоций с помощью поведенческих или когнитивных стратегий [20]. Существует несколько стратегий регулирования эмоций, включая выбор ситуации, отвлечение, подавление выражения и когнитивную переоценку.Выбор ситуации заключается в том, чтобы избегать или искать определенные ситуации, чтобы изменить свое самочувствие (например, посещение вечеринки для развлечения) [21]. Отвлечение влечет за собой выполнение второстепенной задачи по снижению интенсивности эмоций (например, игра в видеоигру, чтобы забыть о неприятном происшествии на работе) [20]. Подавление выражения включает подавление выражения эмоции (например, сохранение лица в покере) [22]. Когнитивная переоценка включает в себя переосмысление ситуации, чтобы изменить то, как вы себя чувствуете (например, уменьшение или усиление нервозности путем переосмысления предстоящего собеседования как возможности узнать больше о компании или как возможность раз в жизни, соответственно) [22].Регулирование эмоций может использоваться для усиления и подавления положительных и отрицательных эмоций [23] и может происходить неявно или явно [18].

    Однако любовь иногда считают мотивацией (или побуждением), а не эмоцией [24]. Одна из причин, по которой любовь не может быть эмоцией, заключается в том, что она вызывает разные эмоции в зависимости от ситуации. Взаимная любовь, например, может вызвать эмоциональную эйфорию, в то время как взаимная любовь может вызвать эмоциональную печаль. Поэтому важно, что второе направление исследований показало, что люди могут использовать когнитивные стратегии для регулирования своей мотивации, включая сексуальное возбуждение [25], волнение по поводу денежного вознаграждения [26–29] и тягу к алкоголю, еде и сигаретам [ 30, 31].Свидетельства того, что мотивации можно регулировать, намеренно подтверждают идею о возможности явного регулирования любви.

    Наконец, третье направление исследований показало, что люди относятся к своему романтическому партнеру более благосклонно, чем это оправдано объективно [32, 33]. Важно отметить, что у людей, которые идеализируют своего партнера и чьи партнеры идеализируют их, более счастливые отношения [34]. Эти данные свидетельствуют о том, что неявная регуляция любовных чувств к нынешнему романтическому партнеру возможна и способствует удовлетворению отношений.

    Хотя это последнее исследование показывает, что люди могут неявно регулировать свои любовные чувства, нет исследований, которые бы предоставили информацию о преднамеренном, явном повышении или понижении регуляции любовных чувств. В двух исследованиях мы систематически изучали предубеждения, стратегии и возможность явного регулирования любовных чувств. Первая цель заключалась в том, чтобы определить, думают ли люди, что любовные чувства можно контролировать или нет. Участники ответили на ряд вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над любовными чувствами, и предыдущие исследования [2] привели нас к гипотезе о том, что люди будут воспринимать любовные чувства как неконтролируемые.Вторая цель заключалась в том, чтобы выявить, какие стратегии используют люди, когда они пытаются регулировать свои любовные чувства вверх или вниз. Участники ответили на четыре открытых вопроса, и мы ожидали, что люди сообщат об использовании типичных поведенческих и когнитивных стратегий регуляции эмоций, упомянутых выше. Сначала мы провели пилотное исследование (Исследование 1), а затем мы провели еще одно исследование (Исследование 2), чтобы подтвердить результаты пилотного исследования.

    Кроме того, Исследование 2 использовало задачу регулирования любви для достижения конечной цели исследования, которая заключалась в изучении того, могут ли люди намеренно повышать или понижать регуляцию любовных чувств.В этом первом эмпирическом тесте возможности регулирования любви мы сосредоточились на стратегии переоценки, поскольку она считается эффективной для изменения интенсивности чувств и полезна для когнитивного и социального функционирования [21]. Переоценка, ориентированная на ситуацию, влечет за собой изменение эмоционального значения ситуации путем ее переосмысления [21], например, путем сосредоточения внимания на положительных или отрицательных аспектах ситуации или путем воображения положительного или отрицательного результата [35]. Использование когнитивной переоценки для регулирования любовных чувств связано с представлением о том, что когнитивные процессы, включая установление атрибуции, связаны с удовлетворением отношениями [36, 37].Мы сосредотачиваемся на интенсивности увлечения и привязанности, а не на результатах отношений, поскольку любовные чувства не возникают исключительно в контексте романтических отношений [14].

    Поскольку это зависит от ситуации, выиграют ли люди от повышающего или понижающего регулирования любви, мы протестировали группу людей, которые были вовлечены в романтические отношения, и группу людей, которые недавно пережили романтический разрыв. Ожидалось, что люди, которые в настоящее время находятся в романтических отношениях, выиграют от усиления любви, потому что это стабилизирует их отношения.Напротив, людям, которые только что пережили разрыв, будет полезно ослабить любовь, потому что это поможет им справиться с разрывом. Поскольку предыдущие исследования показали, что сильные чувства романтической любви могут быть вызваны просмотром фотографий любимого человека [38], изображения (бывшего) партнера использовались, чтобы вызвать чувство любви, которое участникам было поручено регулировать с помощью явного регулирования. задача. Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить феноменологию (то есть, как кто-то себя чувствует) [39], участники оценивали, насколько они увлечены и насколько привязаны они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Была выдвинута гипотеза, что повышающая регуляция любви усилит чувство влечения и привязанности, тогда как понижающая регуляция любви уменьшит чувство влечения и привязанности в обеих группах. Конечно, важно проводить различие между концепцией регуляции любви и устоявшейся концепцией регуляции эмоций. Таким образом, участники также оценили, насколько отрицательно или положительно они себя чувствовали после каждого условия регулирования. Ожидалось, что регулирование любви заставит группу отношений чувствовать себя более позитивно, а ослабление любви заставит их чувствовать себя более негативно.Противоположная картина ожидалась для группы распада: более негативное ощущение после повышающего регулирования и более позитивное после понижающего регулирования. Эта гипотеза показывает, чем регулирование любви теоретически отличается от регулирования эмоций. То есть регулирование любви нацелено на интенсивность любовных чувств, а не эмоций. Конечно, изменение любовных чувств может, в свою очередь, повлиять на эмоции или повлиять на них. Направление воздействия любовной регуляции на эмоцию или аффект может различаться в зависимости от контекста, на что указывают гипотетические противоположные эффекты любовной регуляции на эмоцию / аффект в группах отношений и расставания.

    Хотя самооценки дают уникальное представление о том, что люди испытывают, они также страдают от предубеждений социальной желательности и характеристик спроса [40, 41]. Поэтому, помимо субъективных самоотчетов, мы использовали потенциалы, связанные с событиями (ERP), как более объективную меру успеха регуляции любви. Раньше ERP использовались для изучения регуляции эмоций и романтической любви, но не для изучения регуляции любви. Поздний положительный потенциал (LPP) отражает множественные и перекрывающиеся положительные стороны задней части скальпа, начиная с временного диапазона классического P300, т.е.е., примерно через 300 мс после появления стимула. Амплитуда LPP обычно увеличивается для отрицательных и положительных стимулов по сравнению с нейтральными стимулами [19], и поэтому считается, что она отражает аффективную и мотивационную интенсивность информации и возникающее в результате мотивированное внимание [42]. Соответственно, мы показали, что LPP усиливается в ответ на графическую и вербальную информацию, связанную с любимым человеком, по сравнению с контрольной информацией [32, 43, 44]. Важно отметить, что амплитуда LPP модулируется инструкциями по регуляции эмоций в соответствии с регуляторной целью: подавление эмоций снижает амплитуду LPP, тогда как повышающая регуляция эмоций увеличивает амплитуду LPP [27, 45–49].Следовательно, амплитуда LPP может использоваться как объективная мера успеха регуляции [19]. Поскольку LPP отражает аффективную и мотивационную значимость и результирующее мотивированное внимание, а не валентность [42], эффекты регулирования в амплитуде LPP ​​отражают, как регулирование изменяет аффективную и мотивационную интенсивность информации и количество мотивированного внимания, уделяемого этой информации. Ожидалось, что повышающая регуляция любви усилит LPP в ответ на изображения (бывшего) партнера в обеих группах, что указывало бы на то, что повышенная регуляция любви повысит аффективное и мотивационное значение, и, как следствие, мотивированное внимание к (бывший) партнер.Напротив, отрицательная регуляция любви должна была снизить амплитуду LPP до изображений (бывших) партнеров в обеих группах, что указывало бы на то, что понижающая регуляция любви снизит аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к ним. (бывший) партнер.

    Исследование 1 — Методы

    Участники

    Тридцать два участника (18–30 лет, M = 21,4, 7 мужчин), влюбленных по самоотчету, были набраны из сообщества Университета Мэриленда в США.Влюбленность была критерием включения, потому что некоторые вопросы, оценивающие воспринимаемый контроль над любовными чувствами (см. Ниже), содержали пробел, в который участники должны были мысленно вставить имя своего возлюбленного. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Мэриленда, и было получено письменное информированное согласие. Участникам было выплачено вознаграждение в размере 10 долларов США.

    Процедура

    Сначала участники ответили на несколько вопросов о своих любовных чувствах и романтических отношениях [44].Участники также заполнили Шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и Шкалу страстной любви (PLS) [50], чтобы оценить интенсивность влечения и привязанности. Затем участники ответили на 17 вопросов, чтобы оценить воспринимаемый контроль над любовными чувствами (альфа Кронбаха = 0,93), см. Приложение S1. Эти вопросы были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над любовью в целом и над страстью и привязанностью в частности. Они также были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над своим собственным противником.любовные чувства людей, а также интенсивность и объект любовных чувств. Участники ответили, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью не согласен, 9 = полностью согласен).

    Затем участники ответили на четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений. Мы провели различие между регуляцией эмоций и понижающей регуляцией любви в контексте разбитого сердца, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы чувствовать себя лучше, когда у вас разбито сердце?» (я.д., регулирование эмоций): «Что вы делаете или думаете, чтобы уменьшить чувство любви, когда у вас разбито сердце?» (т. е. понижение регуляции любви). Кроме того, мы провели различие между поддержанием отношений и усилением любви в контексте долгосрочных отношений, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы поддерживать долгосрочные отношения?» (т.е. поддержание отношений) и «Что вы делаете или думаете, чтобы предотвратить ослабление чувства любви в долгосрочных отношениях?» (то есть регулирование любви).Если бы участники не испытали горя или каких-либо длительных отношений, они ответили, что, по их мнению, они бы сделали в этих обстоятельствах.

    Анализ

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам был подвергнут однократному тесту t против 5, чтобы проверить, отличается ли он от нейтрального. Кроме того, ответы на подмножества из 17 вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над определенным аспектом любви, были усреднены для получения показателей воспринимаемого контроля над семью различными аспектами любви (любовь в целом, увлечение, привязанность, я, люди в целом, интенсивность любви и объект любви).Было проведено пять парных тестов t для проверки различий в воспринимаемом контроле между связанными аспектами любви (например, любовь в целом против увлечения, любовь в целом против привязанности, увлечение против привязанности, я против людей в целом. , и интенсивность против объекта чувств).

    Ответы на четыре открытых вопроса стратегии были проанализированы качественно. Многие участники перечислили несколько стратегий в ответ на каждый из четырех открытых вопросов стратегии. Каждая стратегия оценивалась как образец определенной категории.Априорными категориями были стратегии регуляции эмоций, такие как переоценка, отвлечение и подавление [20, 21]. В контексте разбитого сердца переоценка была разделена на «сосредоточение внимания на негативных аспектах любимого человека / отношений», «подумайте о негативных сценариях будущего», «подумайте о положительных аспектах ситуации» и «другое». В контексте долгосрочных отношений переоценка подразделялась на «сосредоточение внимания на положительных аспектах любимого человека / отношений» и «обдумывание положительных сценариев будущего».Другие категории, такие как избегание (см. Таблицы и), были добавлены на основе ответов участников.

    Таблица 1

    Количество и процент участников, сообщивших об использовании определенных стратегий регулирования в контексте горя.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва ( n = 20 )
    Стратегия Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства
    Переоценка: внимание к негативным аспектам любимого человека / отношений 2 (6%) 10 (31%) 0 9 (45%) 3 (15%) 9 (45%)
    Переоценка: подумайте о негативных сценариях будущего 0 2 (6%) 0 0 0 0
    Переоценка: подумайте о положительных аспектах ситуация 3 (9%) 5 (16%) 1 (5%) 2 (10%) 2 (10%) 1 (5%)
    Переоценка: Другое 7 (22%) 12 (38%) 3 (15%) 0 1 (5%) 6 (30%)
    Отвлечение 19 (59%) 6 (19%) 15 (75%) 8 (40%) 16 (80%) 7 (35%)
    Избегание 1 (3%) 6 (19%) 2 (10%) 3 (15%) 2 (10%) 3 (15%)
    Подавление экспрессии 0 0 0 0 0 1 (5%)
    Социальная поддержка 17 (53%) 3 (9%) 4 (20%) 0 5 (5%) 1 (5%)
    Еда / курение 3 (9%) 901 04

    0 3 (15%) 1 (5%) 1 (5%) 0
    Выраженные эмоции 2 (6%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 0 0
    Без уменьшения 0 2 (6%) 0 0 0 2 (10%)
    Прочие 3 (9%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 1 (5%) 0

    Таблица 2

    Подсчет и процентное соотношение участников, сообщающих об использовании определенных стратегий регулирования в контексте долгосрочных отношений.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва ( n = 20 )
    Стратегия Поддержание долгосрочных отношений Предотвратить упадок любви Поддерживать долгосрочные отношения Предотвратить упадок любви Поддерживать долгосрочные отношения Предотвратить упадок любви
    Переоценка: Сосредоточьтесь на положительных сторонах любимого человека / отношений 2 (6%) 3 (9%) 0 1 (5%) 0 4 (20%)
    Повторная оценка: Подумайте о позитивные сценарии будущего 3 (9%) 1 (3%) 0 0 0 1 (5%)
    Коммуникация / честность 13 (41%) 4 (13%) 9 (45%) 2 (10%) 10 (50%) 4 (20%)
    Trust 6 (19%) 1 ( 3%) 1 (5%) 0 1 (5%) 1 (5%)
    Осуществление (новые) деятельности 6 (19%) 15 (47%) 11 (55%) 10 (50%) 2 (10%) 13 (65%)
    Экспресс-любовь 6 (19%) 5 (16%) 3 (15%) 3 (15%) 3 (15%) 1 (5%)
    Проводите (качество) время вместе 4 (13%) 4 (13%) 3 (15%) 3 (15%) 5 (25%) 3 (15%)
    Время разлуки 1 (3%) 3 (9%) 2 (10%) 2 (10%) 3 (15%) 1 (5%)
    Безоговорочная любовь / м поиск компромиссов 4 (13%) 1 (3%) 4 (20%) 0 8 (40%) 2 (10%)
    Нет снижения 2 ( 6%) 4 (13%) 0 1 (5%) 0 1 (5%)
    Другое 6 (19%) 5 (16%) 5 (25%) 3 (15%) 4 (20%) 2 (10%)

    Исследование 1 — Результаты

    Характеристики участников

    У всех участников был возлюбленный противоположного пола .Двадцать семь (84%) участников сообщили, что находятся в отношениях со своими возлюбленными, что подтверждает идею о том, что любовь не возникает исключительно в контексте отношений [14]. См. Другие характеристики любви.

    Таблица 3

    Характеристики участников.

    Средние (диапазоны в скобках).

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа отношений ( n = 20) Группа разделения ( n = 20) t (38) p
    Продолжительность известная любимый / партнер [месяцев] 15.1 (2,0–65,0) 36,7 (3,8–78,0) 33,9 (7,5–76,0) 0,4 0,69
    Время начала любовных чувств [месяцев] 8,9 (1,0–63,0) ) 29,2 (3,8–68,3) 26,4 (7,0–53,0) 0,5 ,63
    Продолжительность отношений [мес.] 6,5 (3,0–17,0) 26,7 (0,5–68,3 ) 21,4 (5,0–47,5) 0,9 0,35
    Качество связи [1–9] 7.9 (6–9) 7,9 (5–9) 7,3 (6–9) 1,8 0,073
    Оценка увлечения IAS [1–9] 3,4 (1,5–5,6 ) 2,8 (1,8–5,1) 3,3 (1,6–5,4) -1,8 0,083
    Оценка крепления IAS [1–9] 5,8 (3,5–6,9) 6,0 (4,2–6,9) 3,7 (1,5–5,7) 7,2 <0,001
    Оценка PLS [1–9] 7.2 (4,2–8,4) 6,8 (5,4–8,9) ​​ 6,1 (1,2–8,2) 1,7 .10
    Положительный эффект, последние 2 недели [1–5] 3,8 (2,7–4,8) 3,4 (1,8–5,0) 1,8 0,082
    Отрицательный эффект, последние 2 недели [1–5] 1,9 (1,0–3,8) 2,5 (1,2–3,7) -2,5 .016
    Положительный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 3.0 (2,0–4,1) 3,2 (1,8–4,5) -1,2 .24
    Отрицательный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 1,2 (1,0– 1,6) 1,8 (1,1–3,3) -4,2 <0,001
    Оценка переоценки ERQ [1–7] 5,1 (2,8–6,7) 5,1 ( 3,2–6,7) -0,2 0,88
    Оценка подавления ERQ [1–7] 3.0 (1,0–5,5) 3,3 (1,5–6,0) -0,6 0,58

    Воспринимаемый контроль

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это значение, как правило, ниже 5 (= нейтрально), t (31) = -1,9, p = 0,066, что означает, что участники воспринимают любовные чувства как ни одно из не поддающихся контролю. , ни неконтролируемым, ни как несколько неконтролируемым, во всяком случае.Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем без увлечения, t (31) = 2,4, p = 0,022. Не было разницы между воспринимаемым контролем над своими чувствами и чувствами людей, t (31) = 0,5, p = 0,64. Участники чувствовали больший контроль над интенсивностью, чем объект своих любовных чувств, t (31) = 2,1, p = 0,047.

    Таблица 4

    Среднее (СО) воспринимаемое управление над семью аспектами любви.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разделения ( n = 20 )
    Любовь в целом 4,4 (1,6) 4,2 (1,8) 4,1 (1,9)
    Увлечение 4,4 (1,4) 4,1 (1,5) 4.2 (1,7)
    Приставка 4,9 (1,7) 5,7 (1,8) 5,2 (1,3)
    Собственная 4,6 (1,7) 4,5 (1,5) 4,2 (1,7)
    Люди в целом 4,5 (1,3) 4,6 (1,4) 4,7 (1,3)
    Интенсивность чувств 4,8 (1,8) 5,2 ( 1,7) 4,7 (1.5)
    Объект чувств 4,3 (1,6) 4,1 (1,6) 4,1 (1,8)

    Стратегии

    См. Таблицы и приведенные стратегии регулирования. В контексте горя участники в основном использовали отвлечение, социальную поддержку и переоценку. Отвлечение внимания (например, просмотр телевизора, прослушивание музыки, сосредоточение внимания на работе или учебе или упражнениях) и поиск социальной поддержки (например, общение или общение с семьей / друзьями) использовались скорее для улучшения самочувствия, чем для уменьшения любовных чувств.Напротив, переоценка использовалась больше для уменьшения любовных чувств, чем для улучшения самочувствия. Самой популярной стратегией переоценки была переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого человека. Примерами других стратегий переоценки были мысли о том, что время исцелит, поиск кого-то другого, кого можно полюбить, или сосредоточение внимания на положительных аспектах себя или своей жизни. Размышление о положительных аспектах ситуации (например, сосредоточение внимания на преимуществах одиночества или надежды на будущее), а также избегание (т.е., не говорить о любимом, избавиться от всех картинок и прекратить все контакты) были умеренно популярными стратегиями для уменьшения любовных чувств. Реже всего использовались такие стратегии, как переоценка путем обдумывания негативных сценариев будущего («это просто не должно было длиться долго»), еда / курение и выражение эмоций («плач»). Ни один из участников не сообщил о применении подавления. Двое участников сообщили, что они не уменьшили или не могли уменьшить любовные чувства.

    В контексте долгосрочных отношений участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми.Общение / честность считались важными для поддержания долгосрочных отношений, тогда как выполнение (новых) действий с любимым, что является стратегией выбора ситуации, в основном использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств. Были упомянуты и другие стратегии, такие как выражение любовных чувств к любимому, доверие, (качественное) времяпрепровождение с любимым, безоговорочная любовь / компромисс, две стратегии переоценки и времяпровождение отдельно от любимого. Шесть участников заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.

    Короче говоря, несколько поведенческих и когнитивных стратегий использовались в контексте горя и длительных отношений. Некоторые из этих стратегий были типичными когнитивными и поведенческими стратегиями регуляции эмоций, такими как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. В то время как некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя или для поддержания долгосрочных отношений, такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и выполнение (новых) действий с любимым, казались специфичными для неудач и подъемов. регулирование любовных чувств соответственно.

    Промежуточное обсуждение

    Результаты этого первого исследовательского исследования показывают, что люди не воспринимают любовные чувства как ни поддающиеся контролю, ни как неконтролируемые (или как неконтролируемые, во всяком случае). Люди действительно ощущали больший контроль над некоторыми аспектами любви, чем другие, и большинство людей сообщали, что использовали различные стратегии, когда их разбили сердце или когда они были в длительных отношениях. Некоторые стратегии казались специфичными для изменения интенсивности любовных чувств, а не для регулирования эмоций или поддержания отношений.Поскольку это было только пилотное исследование, в котором в основном участвовали женщины, мы провели дополнительное исследование (Исследование 2), чтобы воспроизвести и подтвердить эти предварительные результаты в более сбалансированной по полу выборке. Как упоминалось во введении, Исследование 2 также включало в себя задание по регулированию любви, чтобы проверить возможность регулирования любви.

    Исследование 2 — методы

    Участники

    Двадцать участников, которые были в романтических отношениях (19–25 лет, M = 21,7, 10 мужчин) и 20 участников, которые недавно пережили романтический разрыв (19–26 лет, М = 21.9, 10 мужчин) были набраны из сообщества Роттердамского университета Эразмус в Нидерландах. Для краткости мы будем использовать слова «партнер» и «отношения» в оставшейся части документа, независимо от того, продолжались ли отношения или были прекращены. Критерии включения: нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, праворукость (согласно опроснику о предпочтениях рук [51]), отсутствие лекарств, влияющих на центральную нервную систему, и отсутствие психических расстройств. Причина исключения участников с психическими расстройствами заключалась в том, что многие психические расстройства связаны с нарушением регуляции эмоций [23], что указывает на то, что регуляция любви также может отличаться у пациентов, чем у здоровых людей.Четыре участника были исключены из анализа ЭЭГ из-за ошибки экспериментатора во время записи ЭЭГ ( n = 3) или слишком большого количества артефактов ( n = 1, более подробная информация ниже). Таким образом, анализ ЭЭГ основан на 18 участниках, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M, = 21,8, 9 мужчин) и 18 участниках, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, M). = 21,7, 8 мужчин). Исследование было одобрено Комиссией по этике психологии Erasmus Universiteit Rottterdam, и было получено письменное информированное согласие.Участникам выплачивалось вознаграждение в виде кредита на курс или 15 евро.

    Анкеты

    В дополнение к вопросам об их любовных чувствах и их романтических отношениях [44], 17 предполагаемых контрольных вопросов (альфа Кронбаха = 0,92), четыре открытых вопроса о стратегии регулирования, шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и шкалу страстной любви (PLS) [50], использованную в исследовании 1, участники заполнили анкету регуляции эмоций (ERQ) [22], чтобы оценить индивидуальные различия в привычном использовании переоценки и подавления.Участники также дважды заполнили Таблицы положительных и отрицательных влияний (PANAS): один раз в течение последних двух недель и один раз в этот момент [52].

    Stimuli

    Участники предоставили 30 цифровых фотографий своего партнера. Других требований не было, кроме того, что на фотографиях должен быть изображен партнер. Следовательно, изображения могут отображать части партнера (например, только лицо) или все тело партнера, людей, отличных от партнера, различные выражения лица, предметы и декорации.Картинки были представлены, чтобы вызвать любовные чувства [38] и помочь участнику придумать отрицательные или положительные аспекты партнера / отношений и сценариев будущего (см. Ниже). Важно отметить, что разнообразие информации на изображениях не влияет на эффекты регуляции, потому что одни и те же 30 изображений партнеров были представлены в каждом условии регуляции. По той же причине различия в содержании изображений между двумя группами не могли смешать различия в эффектах регуляции между группами.Кроме того, изображения обеспечивают высокую экологическую значимость, поскольку партнер обычно встречается в самых разных контекстах и ​​с различными выражениями лица. Нейтральные стимулы представляли собой 30 нейтральных изображений людей из Международной системы аффективных картинок (IAPS) [53] с нейтральной нормативной валентностью ( M = 5,4, SD = 0,5) и низким нормативным возбуждением ( M = 3,5, . SD = 0,5), см. Текст S1.

    Задание на регулирование любви

    Участники выполнили задание на регулирование любви, видите, в то время как их электроэнцефалограмма (ЭЭГ) была записана.В первых двух блоках участники пассивно просматривали партнерские и нейтральные картинки (порядок между участниками уравновешивался). В третьем и четвертом блоках участникам было дано указание регулировать свои любовные чувства вверх и вниз в ответ на фотографии партнеров (порядок, уравновешенный между участниками), используя переоценку. Инструкции по повышающему регулированию заключались в том, чтобы усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера (например, «Он такой забавный») или отношениях (например, «Мы так хорошо ладим») или о позитивных сценариях будущего (например, «Он такой забавный»).г., «Поженимся»). Инструкции по понижению регуляции заключались в том, чтобы уменьшить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера (например, «Она такая ленивая»), отношениях (например, «Мы часто ссоримся») или негативных сценариях будущего (например, «Мы победили». останемся вместе навсегда »). Участники могли использовать информацию на картинке для вдохновения. Например, партнер, одетый в желтую рубашку и стоящий рядом с другом на фотографии, может вдохновить участника регулировать любовные чувства, думая: «Мне нравится эта желтая рубашка, которую он носит», и подавлять любовные чувства, думая: «Он всегда приставал к этому другу, и однажды он может изменить мне ».Это инструкции по переоценке, ориентированной на ситуацию, которая включает в себя переосмысление «природы самих событий, переоценку действий, предрасположенностей и результатов других», а не переоценку, ориентированную на себя, которая включает изменение «личной значимости событий» ([35 ], стр. 484). То есть, сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах партнера предполагает переоценку его предрасположенностей («Мой партнер — замечательный человек», если сосредоточиться на положительных аспектах, против «Мой партнер — ужасный человек», если сосредоточиться на отрицательных аспектах). сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах отношений включает в себя переоценку отношений («Я / был в хороших отношениях», когда сосредотачиваюсь на положительных аспектах, и «Я / был / был в плохих отношениях», когда сосредотачивался на отрицательных аспектах), а представление позитивных / негативных сценариев будущих отношений включает переоценку результатов.

    Обзор блоков и испытаний в задаче регулирования.

    Обратите внимание, что стимул на этом рисунке на самом деле не является одной из картинок, представленных участниками. Вместо этого это изображение IAPS [53], которое напоминает виды изображений, представленных участниками.

    Каждый блок начинался с командного слова («просмотр», «увеличение», «уменьшение») в течение 4 секунд и состоял из 30 попыток. Структура исследования: крест-фиксация 900–1100 мс, снимок 3 с, пустой экран 2 с.После каждого блока участники заполняли четыре рейтинга по шкале от 1 до 5: увлечение, привязанность, валентность и возбуждение, и в этот момент они также заполняли PANAS [52]. После задания на регулирование участники записали, что, по их мнению, могло повысить или понизить любовные чувства, чтобы убедиться, что они следовали инструкциям.

    Запись и предварительная обработка ЭЭГ

    ЭЭГ регистрировали с использованием 32-канального усилителя и программного обеспечения для сбора данных (ActiveTwoSystem, BioSemi).Активные электроды из 32 Ag-AgCl помещали на кожу головы с помощью головной крышки (BioSemi) в соответствии с Международной системой 10–20. Вертикальную электроокулограмму и горизонтальную электроокулограмму записывали путем присоединения дополнительных электродов (электроды UltraFlat Active, BioSemi) над и под левым глазом, а также на внешнем уголке глаз обоих глаз. Еще два электрода прикрепили к левому и правому сосцевидным отросткам. Активный электрод (общий режим) и пассивный электрод (ведомая правая нога) использовались для создания контура обратной связи для опорного сигнала усилителя.Все сигналы были оцифрованы с частотой дискретизации 512 Гц, 24-битным аналого-цифровым преобразованием и фильтром нижних частот 134 Гц. Данные ЭЭГ анализировали с помощью BrainVision Analyzer 2 (Brain Products, Gilching, Германия). На одного участника не более одного неисправного электрода, включенного в анализ (см. Ниже), было исправлено с помощью сферической топографической интерполяции. В автономном режиме применялся эталон среднего сосцевидного отростка, и данные фильтровались с использованием полосового фильтра 0,1–30 Гц (фильтры Баттерворта без фазового сдвига; наклон 24 дБ / октава) и режекторного фильтра 50 Гц.Данные были сегментированы по эпохам от 200 мс до начала стимула до 3000 мс после начала стимула. Коррекция глазных артефактов применялась полуавтоматически по алгоритму Граттона и Коулза [54]. Период до стимула 200 мс использовался для коррекции базовой линии. Подавление артефактов проводилось на отдельных электродах с минимальным критерием и максимальным интервалом от базовой линии до пика от -75 до +75 мкВ. Поскольку для адекватной оценки эффектов регуляции эмоций в амплитуде LPP ​​необходимо не менее 12 испытаний [55], один участник, у которого оставалось менее 12 испытаний на электрод на одно состояние, был исключен из анализа ЭЭГ, как упоминалось выше.Для трех электродов, использованных в анализе (см. Ниже), среднее количество принятых испытаний для каждого условия варьировалось от 29,5 до 29,8 из 30.

    Статистический анализ

    Баллы анкеты были проанализированы с независимыми выборками t -тесты для проверки для различий между группами (скорректированные значения t , df и p показаны, когда тест Левена на равенство дисперсий показал различия в дисперсии между группами). Помимо одновыборочного теста t против 5 (= нейтрально), оценки воспринимаемого контроля были проанализированы с помощью трех ANOVA: одного ANOVA с факторами Тип любви (любовь в целом, увлечение, привязанность) и группа (отношения, разрыв ), один ANOVA с факторами Я / Люди (я, люди в целом) и Группа, и один ANOVA с факторами Интенсивность / Объект (интенсивность, объект) и Группа.Коэффициенты корреляции Пирсона были рассчитаны между семью оценками воспринимаемого контроля и двумя подшкалами ERQ по группам. Рейтинги и баллы PANAS после условий просмотра были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Изображение (партнер, нейтральный) и Группа. Рейтинги и баллы PANAS после трех условий с изображениями партнеров были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Регулирование (вид, повышающее регулирование, понижающее регулирование) и Группа. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с регулятором фактора, поскольку основной эффект группы не имеет отношения к вопросу исследования.

    Поскольку LPP начинается во временном диапазоне классического P300 [19] и может длиться столько же, сколько длительность стимула [56], ERP был количественно оценен с помощью измерений средней амплитуды в четырех временных окнах на основе предыдущей работы [47, 48 , 56–58]: 300–400 мс, 400–700 мс, 700–1000 мс, 1000–3000 мс. Для каждого временного окна средние измерения амплитуд при Fz, Cz и Pz были подвергнуты двум ANOVA. Первый касался двух блоков обзора и проверял факторы Изображение, Группа и Каудальность (Fz, Cz, Pz). Сообщается только о значительных эффектах, связанных с фактором Изображение, потому что они имеют отношение к вопросу исследования.Второй ANOVA касался трех блоков с изображениями партнеров и проверял факторы Регуляция, Группа и Каудальность. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с Регуляцией фактора, потому что они имеют отношение к вопросу исследования. Если применимо, степени свободы корректировались с помощью поправки Гринхауса-Гейссера. Сообщаются значения F , нескорректированные степени свободы, значения ε и скорректированные значения вероятности. Был выбран уровень значимости 5% (двусторонний) и применена процедура наименьшего значимого различия Фишера (LSD).Эта процедура контролирует частоту ошибок типа I путем проведения последующих тестов только для значимых основных и взаимодействующих эффектов. Эти контрольные тесты представляли собой парные образцы t — тесты, проверяющие различия между условиями в обеих группах (в случае значительных основных или взаимодействующих эффектов без фактора группы) или внутри групп (в случае значительного взаимодействия с группой факторов).

    Исследование 2 — Результаты

    Характеристики группы

    У всех участников был партнер противоположного пола.Среднее время с момента разрыва составило 3,0 месяца (диапазон = 0,5–13,5). Десять из этих разрывов были инициированы партнером, шесть — участником, а четыре разрыва были совместным решением. См. Другие характеристики группы и статистику, относящуюся к групповым различиям. Группы отношений и разрыва не различались по тому, как долго они знали своего партнера, как давно у них начались любовные чувства, и по продолжительности их отношений. Группы распада, как правило, сообщали о более низком качестве отношений, чем группа взаимоотношений.Группа расставания также чувствовала меньшую привязанность и была склонна чувствовать себя более увлеченной своим партнером, чем группа взаимоотношений. Более того, группа расставания, как правило, испытала менее положительный эффект в течение последних двух недель и испытала более отрицательный эффект в течение последних двух недель и в начале сеанса тестирования, чем группа взаимоотношений. Наконец, группы взаимоотношений и разрыва не различались по своему привычному использованию переоценки и подавления. Таким образом, две группы отличались друг от друга по переменным, которые, как можно ожидать, связаны с тем, состоит ли кто-то в отношениях или пережил ли разрыв, но группы не различались по переменным, которые не должны быть связаны со статусом отношений.

    Воспринимаемый контроль

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Тест t с одной выборкой показал, что это было значительно ниже 5 (= нейтрально), t (39) = -2,2, p = 0,032, что говорит о том, что участники воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Был значительный главный эффект типа Любви, F (2,76) = 19.8, ε = 1,0, p <0,001. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем над чувством увлечения или любви в целом, оба значения p s <0,001. Вдобавок, как правило, имел место главный эффект Я / Люди, F (1,38) = 3,9, p = 0,056. Участники были склонны чувствовать, что они менее способны контролировать свои любовные чувства, чем люди в целом. Наконец, был главный эффект Интенсивность / объект, F (1,38) = 14,6, p <.001. Участники чувствовали больше контроля над интенсивностью, чем объектом своих любовных чувств. Ни в одном из этих анализов основной эффект Группы или взаимодействия с Группой был значительным, все F s <2,4, все p s> 0,13, поэтому воспринимаемый контроль над различными аспектами любовных чувств не различался между отношениями. и группы распада.

    Оценка переоценки ERQ положительно коррелировала с воспринимаемым контролем над индивидуальными любовными чувствами, r (38) =.32, p = 0,044, и имеет тенденцию положительно коррелировать с воспринимаемым контролем над интенсивностью любовных чувств, r (38) = 0,30, p = 0,056, и с воспринимаемым контролем над объектом любви. чувства, р (38) = 0,29, р = 0,075, см. Эти результаты показывают, что чем больше участников использовали стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимали любовные чувства как контролируемые.

    Диаграммы рассеяния, показывающие положительную корреляцию между оценкой переоценки ERQ и воспринимаемым контролем над различными аспектами любовных чувств.

    Стратегии

    См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. Участники в основном использовали отвлечение и переоценку, когда были разбиты горем. Отвлечение использовалось больше, чтобы почувствовать себя лучше, в то время как переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого / отношений, использовалась больше, чтобы уменьшить любовные чувства. Другие стратегии, такие как переоценка путем размышления о положительных аспектах ситуации, другие способы переоценки, избегание, подавление («сделать себя сильным (притвориться) для внешнего мира»), еда / курение и выражение эмоций использовались меньше всего. часто с разбитым горем.Ни один из участников не сообщил об использовании переоценки, размышляя о негативных сценариях будущего. Двое участников сообщили, что не могут уменьшить любовные чувства. Использование разных стратегий не различается между группами взаимоотношений и расставанием. Поиски социальной поддержки были менее популярны в нынешней выборке из Нидерландов, чем в выборке из США в исследовании 1.

    Участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими возлюбленными во время длительных отношений.Общение / честность в основном использовались для поддержания долгосрочных отношений. Группа расставания использовала (новые) действия с любимым главным образом для предотвращения ослабления любовных чувств, в то время как группа взаимоотношений использовала эту стратегию как для поддержания своих отношений, так и для предотвращения ослабления любовных чувств. Некоторые участники упомянули такие стратегии, как выражение любовных чувств к любимому, проведение (качественного) времени с любимым и безоговорочная любовь / компромисс.Последний использовался больше для поддержания длительных отношений, чем для предотвращения угасания любовных чувств. Некоторые участники упомянули обе стратегии переоценки (т. Два участника специально заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.Помимо вышеупомянутой разницы в контексте выполнения (новой) деятельности, не было очевидных различий между группами взаимоотношений и разделением. Не было серьезных различий между этой голландской выборкой и американской выборкой в ​​исследовании 1.

    В заключение, участники сообщили об использовании нескольких поведенческих и когнитивных стратегий в контексте разрыва сердца и длительных отношений. Как и в исследовании 1, некоторые из этих стратегий были типичными стратегиями регуляции когнитивных и поведенческих эмоций, такими как переоценка, отвлечение, выбор ситуации и подавление.Как и в исследовании 1, некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя (т. Е. Регулирование эмоций) или для поддержания долгосрочных отношений, в то время как такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и начинаний (новое) занятия с любимым использовались, соответственно, для подавления и усиления любовных чувств.

    Рейтинги

    См. Рейтинги увлечения, привязанности, валентности и возбуждения в конце каждого блока в задаче регулирования.

    Оценки увлечения, привязанности, валентности и возбуждения после каждого блока.

    Блоки просмотра

    Рейтинги увлечения после двух блоков просмотра показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 27,1, p <0,001 и группы, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Влечение было выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Рейтинги вложений также показали основные эффекты изображения: F (1,38) = 23.9, p <0,001, и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Привязанность была выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Таким образом, изображения партнеров вызывали больше чувства влечения и привязанности, чем нейтральные изображения в обеих группах, что показывает, что использование изображений партнеров было эффективным для выявления любовных чувств [38].

    Для рейтингов валентности основные эффекты изображения F (1,38) = 9.9, p = 0,003, и Group, F (1,38) = 7,7, p = 0,008 были модулированы значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 20,7, с. <.001. Группа взаимоотношений чувствовала себя более позитивно после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,41. Рейтинги возбуждения показали основной эффект изображения: F, (1,38) = 26,8, p, <0,001, который модулировался значительным взаимодействием между изображением и группой, F (1,38) = 7.9, стр. = 0,008. Группа взаимоотношений чувствовала себя более возбужденной после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,10. Таким образом, фотографии партнеров вызвали положительные и возбуждающие чувства в группе отношений, но не в группе разрыва, что подтверждает ожидаемые различия между двумя группами.

    Блоки регулирования

    Рейтинги увлечения после трех блоков с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 39.6, ε = 0,84, p <0,001. Влечение было ниже после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги привязанности также показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 36,7, ε = 0,91, p <0,001. Привязанность была самой высокой после повышающей регуляции, средней после пассивного просмотра и самой низкой после понижающей регуляции, все p s <0,013. Рейтинги валентности показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 31.6, ε = 0,98, p <0,001. Участники чувствовали себя менее позитивно после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги возбуждения не показали значительных эффектов с участием фактора Регуляция, все p s> 0,26. Подводя итог, можно сказать, что субъективные любовные чувства модулировались в ожидаемых направлениях с помощью инструктивного регулирования любви в обеих группах. Повышающая регуляция любви усиливала чувство привязанности, а понижающая регуляция любви уменьшала чувство безумной влюбленности и привязанности.Наконец, подавление любви уменьшило приятность чувств в обеих группах.

    Положительное и отрицательное влияние

    См. Положительное и отрицательное влияние во время задачи регулирования.

    Положительный и отрицательный эффект после каждого блока, отдельно для обеих групп.

    Блоки просмотра

    Положительный эффект после того, как два блока просмотра показали главный эффект изображения, F (1,38) = 27,2, p <0,001, который был модулирован значительным взаимодействием изображения x группы, F (1,38) = 21.7, стр. <.001. Группа взаимоотношений испытала более позитивный аффект после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p <0,001, в то время как группа разрыва - нет, p = 0,71. Отрицательный аффект показал основные эффекты изображения F (1,38) = 9,6, p = 0,004 и группы F (1,38) = 25,7, p <0,001, которые были модулированы. по значительному изображению x Групповое взаимодействие, F (1,38) = 8,7, p =.005. Группа расставания испытала более негативное влияние после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p = 0,006, в то время как группа отношений не испытала, p = 0,69. Короче говоря, фотографии партнеров вызвали положительный эффект в группе отношений, но отрицательный — в группе разрыва, снова подтвердив, что группы различались ожидаемым образом.

    Блоки регулирования

    Положительный аффект после того, как три блока с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 21.3, ε = 0,94, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x группы, F (2,76) = 8,4, ε = 0,94, p = 0,001. В то время как группа взаимоотношений испытала наибольший положительный эффект после пассивного просмотра изображений партнеров, промежуточный положительный эффект после повышения регуляции и наименьший положительный эффект после понижающей регуляции, все p s <0,034, положительный эффект в группе разрыва не наблюдался. под влиянием предписанной любви регулирование, все p s>.17. Отрицательный аффект показал основной эффект Регулирования, F (2,76) = 6,4, ε = 0,74, p = 0,007, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x Группа, F (2 , 76) = 5,0, ε = 0,74, p = 0,017. Группа взаимоотношений испытала наиболее отрицательный аффект после подавления регуляции, как p, s <0,008, тогда как на отрицательный аффект в группе разрыва не повлияла инструктивная регуляция любви, все p s> 0,67. Подводя итог, можно сказать, что регулирование любви уменьшило положительный эффект в группе отношений, хотя отрицательное регулирование уменьшило положительный эффект больше, чем положительное регулирование.Снижение регуляции также усилило негативный эффект в группе взаимоотношений. Регулирование любовных чувств не повлияло на аффект в группе распада.

    Потенциалы, связанные с событием

    Блоки просмотра

    См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между изображениями партнера и нейтральными изображениями в блоках просмотра. Во всех четырех временных окнах был значительный главный эффект изображения (300–400 мс: F (1,34) = 72,6, p <.001, 400–700 мс: F (1,34) = 101,6, p <0,001, 700–1000 мс: F (1,34) = 112,3, p <0,001 и 1000– 3000 мс: F (1,34) = 51,1, p <0,001), что указывает на то, что ERP между 300–3000 мс был более положительным в ответ на партнера, чем нейтральные изображения. Взаимодействия с участием факторов Изображение и Группа не были значимыми ни в одном из временных окон, все F с <1, нс , что указывает на то, что реакция ERP на партнера по сравнению с нейтральными изображениями не различалась между отношениями. и группы распада.Партнерские и нейтральные изображения различаются по-разному: партнерские изображения были знакомы участникам, вызывали эмоциональные чувства, отображали по крайней мере одного знакомого человека и могли отображать самого участника. Поскольку все эти факторы модулируют ERP [32, 42, 59–61], неудивительно, что разница ERP между изображениями партнера и нейтральными изображениями настолько увеличена во времени и топографии и схожа между двумя группами. Обратите внимание, что интересующие эффекты повышающей и понижающей регуляции, обсуждаемые ниже, включают сравнение между повышающей и понижающей регуляцией ответов только на изображения партнеров.

    Осциллограммы ERP в Fz, Cz и Pz для четырех условий, для каждой группы отдельно.

    Топографии кожи головы различий между пассивным просмотром изображений партнера и нейтральными изображениями, отдельно для обеих групп.

    Блоки регулирования

    См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между условиями регулирования и просмотра. Во временном окне 300–400 мс имел место основной эффект регулирования: F (2,68) = 4.4, ε = 0,96, p = 0,018, и взаимодействие Регуляция x каудальность, F (4,136) = 3,7, ε = 0,62, p = 0,020. ERP был более положительным для повышающей регуляции, чем пассивный просмотр на Cz и Pz, оба p, s <0,004. Во временном окне 400–700 мс наблюдалось взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 4,9, ε = 0,72, p = 0,004, но ни один из апостериорных тестов не был значимым. В 700–1000 мс было Регуляция x Каудальность, F (4,136) = 5.8, ε = 0,65, p = 0,002, и регуляция x группа x каудальность, F (4,136) = 5,2, ε = 0,65, p = 0,004, взаимодействия. В группе взаимоотношений ERP был менее положительным в отношении повышающей и понижающей регуляции, чем пассивный просмотр на Pz, оба значения p s <0,002. В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Во временном окне 1000–3000 мс имело место взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 2,7, ε = 0,78, p =.048. В группе взаимоотношений ERP была менее положительной в отношении понижающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, оба значения p s <0,041, и для повышения регуляции, чем пассивное наблюдение на Pz, p = 0,005 . В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Изучение данных показало, что даже несмотря на то, что в группе расщепления была выявлена ​​менее положительная ERP для подавления регуляции при Cz (и в меньшей степени при Pz), вариация амплитуд ERP была больше в группе расщепления (снижение — эффект регулирования при Cz = -1.7 мкВ, SD, = 4,0), чем группа взаимосвязи (эффект понижающей регуляции при Cz = -1,6 мкВ, SD = 3,0), что объясняет, почему эффект не достиг значимости в группе разрыва.

    Топографии кожи головы различий между регуляцией и пассивным просмотром изображений партнеров, отдельно для обеих групп.

    Чтобы изучить любые связи между амплитудой LPP и показателями самоотчетов, были вычислены коэффициенты корреляции Пирсона между регулирующими эффектами амплитуды LPP и регулирующими эффектами в рейтингах влюбленности, рейтингах привязанности, рейтингах валентности, рейтингах возбуждения, положительных эмоциях и отрицательных эмоциях. влияют на группы.Поскольку эффекты регулирования были наибольшими на электродах Cz и / или Pz, эффекты регулирования LPP были усреднены для этих двух электродов. Во временном окне 700–1000 мс эффект повышающей регуляции амплитуды LPP отрицательно коррелировал с эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте, r (34) = -,40, p = 0,015, см. . Эта корреляция не была завышена из-за, возможно, отдаленной точки данных (то есть эффект повышающей регуляции при отрицательном аффекте = 1,5), потому что корреляция была еще большей и более значительной после исключения этой точки данных, r (33) = -.44, стр. = 0,008. Как видно на фиг., Чем больше участников демонстрировали усиление LPP ​​в ответ на повышающую регуляцию по сравнению с пассивным просмотром в интервале 700–1000 мс, тем больше их негативный аффект уменьшался в результате повышающей регуляции любви. Другие корреляции между эффектами повышающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон и эффектами повышающей регуляции в самоотчетах не были значительными, -31 <все r с (34) <0,32, все p s> 0,063. Ни один из эффектов понижающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон не был существенно коррелирован с эффектами понижающей регуляции в самоотчетах, -.20 <все r с (34) <0,24, все p с> 0,17.

    Диаграмма рассеяния, показывающая отрицательную корреляцию между эффектом повышающей регуляции амплитуды LPP (усредненной по электродам Cz и Pz) между 700–1000 мс и эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте.

    Отрицательный эффект повышающей регуляции в негативном аффекте означает уменьшение негативного аффекта из-за повышающей регуляции любви. Положительный эффект повышающей регуляции амплитуды LPP означает, что LPP был усилен для повышения регуляции любви.

    Подводя итог, повышение регуляции вызывало более положительную ERP, чем пассивное наблюдение на срединных центро-теменных электродах между 300–400 мс. Кроме того, повышающая и понижающая регуляция вызывала менее положительную ERP, чем пассивное наблюдение, в основном на срединных теменных электродах между 700–3000 мс в группе взаимоотношений. Чем больше повышающая регуляция любви увеличивала амплитуду LPP в диапазоне 700–1000 мс, тем сильнее снижалось негативное воздействие при повышении регуляции любви.

    Обсуждение

    Поскольку любовные чувства могут быть более или менее интенсивными, чем хотелось бы, было бы полезно, если бы люди могли регулировать чувства романтической любви по своему желанию.В двух исследованиях мы изучили предвзятые мнения, стратегии и возможность регулирования любви.

    Как и ожидалось, у участников было предубеждение о том, что любовь в некоторой степени неконтролируема, о чем свидетельствуют их баллы за серию вопросов, оценивающих воспринимаемую управляемость любовных чувств. Более того, несколько участников сообщили, что они не могут уменьшить любовные чувства, когда разбиты горем. Некоторые участники даже заявили, что любовные чувства не следует регулировать для поддержания долгосрочных отношений, потому что снижение любовных чувств будет указывать на то, что отношениям не суждено быть.Однако исследования показали, что увлечение (то есть страстная любовь) и привязанность (то есть товарищеская любовь) со временем уменьшаются [14, 16], поэтому такое мнение может ограничить шансы на длительные отношения. Однако средний балл по воспринимаемым контрольным вопросам приблизился к середине шкалы, что указывает на то, что участники не полностью отвергали идею контролируемой любви. Кроме того, участники считали, что некоторые аспекты любви более контролируемы, чем другие.Участники воспринимали чувства привязанности как более контролируемые, чем чувства увлечения, и они чувствовали, что больше контролируют интенсивность любовных чувств, чем тех, в кого они влюблены. Наконец, чем больше участников используют стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимают любовные чувства как контролируемые, что дает намек на то, что переоценка может быть эффективной стратегией регулирования любви. Тем не менее, вопросы о предполагаемом контроле над любовными чувствами имеют несколько ограничений.Во-первых, два исследования проводились в разных странах, на разных языках и с относительно небольшими выборками с разным гендерным соотношением. Во-вторых, чтобы не быть слишком консервативными в статистическом отношении в этом исследовательском исследовании, мы не скорректировали количество использованных статистических тестов. Обратите внимание, что проведенные нами тесты не являются независимыми, что снижает вероятность ошибок типа I [62]. Кроме того, мы использовали двусторонние тесты даже тогда, когда у нас была априорная направленная гипотеза. Это было сделано для того, чтобы не увеличивать вероятность ошибок типа I и не исключать возможность наблюдения каких-либо эффектов, противоречащих гипотезе, опять же из-за исследовательского характера исследования.Наконец, в той степени, в которой измерения в исследованиях 1 и 2 совпадают, мы основываем приведенные выше выводы только на результатах, которые были воспроизведены в обоих исследованиях. Это значительно снижает вероятность того, что наши выводы основаны на эффектах, специфичных для страны, языка или пола, или на ложных выводах. Было бы интересно проверить, изменяется ли воспринимаемый контроль над любовными чувствами в зависимости от направления регулирования (то есть, думают ли люди, что легче подавить любовь, чем повысить ее, или наоборот) в будущих исследованиях.

    Мы спросили участников, что они обычно делают или думают, когда у них разбито сердце, и когда они поддерживают долгосрочные отношения. Участники сообщили об использовании типичных стратегий регулирования эмоций, таких как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. Только один участник упомянул использование подавления. Исследования показали, что подавление самовыражения на самом деле не влияет на интенсивность чувств и отрицательно сказывается на когнитивном и социальном функционировании [21], поэтому, возможно, это не адаптивная стратегия для регулирования любовных чувств.

    Важно отметить, что ответы на вопросы предполагали, что существует диссоциация в использовании определенных стратегий для регулирования фактических любовных чувств (т.е.регулирование любви) по сравнению с чувством лучшего во время разбитого сердца (т.е.регулирование эмоций) или поддержанием долгосрочных отношений. В контексте горя часто использовалась переоценка, особенно для уменьшения любовных чувств, а не для улучшения самочувствия. Напротив, во время разбитого сердца отвлечение использовалось скорее для того, чтобы почувствовать себя лучше, чем для уменьшения любовных чувств.Было показано, что люди предпочитают отвлекаться, а не переоценивать ситуацию, когда эмоции очень сильны [63], что часто имеет место во время горя. Однако переоценка может быть более выгодной в долгосрочной перспективе, потому что уменьшение любовных чувств может помочь людям двигаться дальше после разрыва.

    Некоторые участники сообщили, что избегают сигналов, связанных с любимым человеком, таких как картинки или разговоры, когда их разбивают сердце, что является стратегией выбора ситуации [21]. Было высказано предположение, что романтическая любовь имеет параллели с наркоманией [2, 64].Сигналы, связанные с любимым, вызывают любовные чувства [38], точно так же, как сигналы, связанные с наркотиками, усиливают тягу к наркотикам [65], поэтому избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может уменьшить «тягу» к любимому в краткосрочной перспективе. Однако одним из видов лечения зависимости от психоактивных веществ и других психических расстройств является экспозиционная терапия, основанная на механизме исчезновения [66]. Поскольку избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может предотвратить угасание любовных чувств, это может оказаться неподходящей стратегией для подавления любовных чувств в долгосрочной перспективе.

    В контексте долгосрочных отношений участники часто упоминали о важности общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми. В то время как общение / честность использовались больше для поддержания долгосрочных отношений, чем для предотвращения ослабления любви, выполнение (новых) действий с любимым в основном использовалось для предотвращения ослабления любви. Предыдущая работа предполагает, что увлекательные дела с любимым действительно могут быть успешной стратегией повышения регуляции любви [67, 68].Соответственно, исследование длительной романтической любви показало, что супружеские пары, которые вместе занимались новыми и сложными делами, сообщали об увеличении любви, близости и качества отношений [69, 70]. Таким образом, новые и захватывающие занятия с любимым человеком, которые представляют собой стратегию выбора ситуации [21], могут быть эффективной поведенческой стратегией для усиления любовных чувств. Удивительно, но переоценка упоминалась нечасто в контексте поддержания долгосрочных отношений.Учитывая, что переоценка является эффективной и здоровой стратегией регулирования эмоций [21, 22], она может быть адаптивной стратегией для предотвращения ослабления любовных чувств в долгосрочных отношениях.

    Четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений имеют некоторые ограничения. Во-первых, эти данные были проанализированы не количественно, а качественно. Во-вторых, другие анкеты и задания, использованные в обоих исследованиях, ограничивали выборку участниками, которые были влюблены (Исследование 1), состояли в романтических отношениях или недавно пережили романтический разрыв (Исследование 2).Таким образом, участники ответят на вопросы, которые не соответствуют их текущему статусу (например, ответы на вопросы о разбитом сердце в счастливых отношениях) или предыдущему опыту (например, некоторые участники, возможно, никогда не были разбиты горем или состояли в длительных отношениях, в которых в случае, если они ответили, что, по их мнению, они будут делать в этих обстоятельствах). Важно отметить, что эти четыре стратегических вопроса использовались больше для изучения того, какие типы стратегий люди используют в своей личной жизни, чтобы помочь в разработке будущих исследований регуляции любви, а не для обеспечения строгой проверки априорных гипотез.Тем не менее, текущие результаты ждут подтверждения в будущих исследованиях с количественным анализом и сопоставлением вопросов с предыдущим опытом и / или текущим статусом.

    В четырех открытых вопросах стратегии мы не спрашивали участников об эффективности перечисленных ими стратегий. В отличие от этого, в исследовании 2 мы оценили эффективность явной повышающей и понижающей регуляции любви, используя стратегию когнитивной переоценки. Мы измерили успех регуляции, спросив участников, сколько страсти и привязанности они испытали после каждого условия регуляции, потому что самоотчет — единственный способ оценить феноменологический опыт [39].Получив указание усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера или отношений или воображая положительные сценарии будущего, участники сообщали о повышенном уровне привязанности. Хотя активация любви численно усиливала чувство влюбленности, этот эффект не был статистически значимым. Таким образом, повышающая регуляция любви с помощью переоценки может быть более успешной для регулирования привязанности, чем увлечение. Дальнейшие исследования могут проверить, могут ли другие стратегии быть более эффективными для повышения уровня влечения.Поскольку долгосрочным отношениям угрожает снижение уровня увлечения и привязанности с течением времени [14, 16], усиление любовных чувств может помочь стабилизировать долгосрочные отношения. Хотя ранее было показано, что люди идеализируют своего возлюбленного [32, 33] и что идеализация партнера связана с большим удовлетворением в отношениях [34], настоящее исследование уникально тем, что показывает, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства и намеренно.

    Получив указание подавить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера или отношений или воображая негативные сценарии будущего, участники сообщали о снижении уровня увлечения и привязанности, как и ожидалось.Это имеет важные последствия для людей, чьи любовные чувства сильнее, чем хотелось бы. Например, это открытие предполагает, что после разрыва долгосрочных отношений, когда уровни привязанности предположительно выше, чем уровни влюбленности [14], регулирование любви с использованием переоценки может использоваться для того, чтобы справиться с разрывом путем уменьшения чувства вложение. Кроме того, текущие результаты показывают, что подавление любви с помощью переоценки может использоваться для уменьшения чувства влечения, например, когда любовные чувства на ранней стадии не взаимны или когда кто-то влюбляется в кого-то другого, кроме своего партнера.Хотя предыдущие исследования показали, что люди могут неявно умалять привлекательность других людей, кроме текущего партнера [71, 72], текущее исследование уникально, поскольку оно показывает, что люди могут намеренно подавлять свои любовные чувства к своему (бывшему) партнеру. .

    Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить субъективные чувства [39], они часто используются в поведенческих и нейровизуализационных исследованиях регуляции эмоций как способ оценки успешности регуляции (например, [49, 57, 73, 74]) .Однако самооценки страдают от предубеждений в отношении желательности и характеристик спроса [40, 41]. Перед тестированием участников не проинформировали о точной цели исследования или гипотезе, но их проинструктировали усилить или ослабить свои любовные чувства с помощью когнитивной переоценки. Поэтому, когда их просили оценить степень увлечения и привязанности в конце каждого блока, их ответы могли быть искажены их восприятием гипотезы исследования. Тем не менее, в инструкциях упоминались «любовные чувства», тогда как в рейтингах упоминались «увлечение» и «привязанность», что, возможно, сделало наши ожидания немного менее очевидными.Кроме того, несмотря на то, что у нас не было разных ожиданий относительно возможности увеличения и уменьшения любви, и у участников не было причин предполагать, что у нас есть, эффекты повышения регуляции в самооценке влечения и привязанности были численно меньше (от 0,1 до 0,3 балла на шкала 1–5), чем эффекты понижающей регуляции (от 0,5 до 1,0 балла по шкале 1–5), что снижает вероятность того, что участники ответили в соответствии с предполагаемой гипотезой, а не в соответствии со своими чувствами. Тем не менее, текущие результаты ждут повторения в исследованиях, в которых гипотеза будет более неясной для участников.Это может быть установлено, например, путем инструктирования участников подумать о положительных / отрицательных аспектах или будущих сценариях, не упоминая, что это должно изменить интенсивность их любовных чувств. Также обратите внимание, что самоотчеты относительно валентности, возбуждения, положительного и отрицательного аффекта, обсуждаемые далее, менее восприимчивы к характеристикам спроса, поскольку участникам не было дано указание изменить свое положительное, отрицательное или возбужденное состояние.

    Поскольку важно отделить концепцию регуляции любви от устоявшейся концепции регуляции эмоций, мы спросили участников, насколько негативно или позитивно они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Участники, которые были в романтических отношениях со своим возлюбленным, испытали больше неприятных чувств, меньше положительных эмоций и больше отрицательных эмоций после понижения регуляции любви. Это было ожидаемо, поскольку снижение любовных чувств к постоянному партнеру обычно нежелательно. Однако участники, которые недавно пережили разрыв, неожиданно испытали более неприятные чувства после понижения регуляции любви. Может случиться так, что подавление любви путем сосредоточения внимания на негативных аспектах партнера или отношений или придумывания негативных сценариев будущего заставляет людей чувствовать себя плохо, потому что это связано с негативными мыслями.Хотя в текущем исследовании не изучались долгосрочные эффекты подавления любви с помощью переоценки, недавно было показано, что негативные мысли об отношениях имеют адаптивные особенности при восстановлении после романтического разрыва [75]. Итак, важно исследовать как краткосрочные, так и долгосрочные эффекты регуляции любви, поскольку они могут быть диссоциированы.

    Повышение уровня любви привело к снижению положительного аффекта у участников, состоявших в отношениях, что было неожиданно.Это могло произойти из-за усилий, необходимых для применения когнитивной переоценки [18]. Может случиться так, что люди, которые находятся в счастливых отношениях (о чем свидетельствует самооценка качества отношений), могут предпочесть просто смотреть на своего партнера, вместо того, чтобы придумывать положительные аспекты партнера, отношений или положительного будущего. сценарии по запросу. Мы не тестировали долгосрочные эффекты регулирования любви, но может оказаться, что, хотя в данный момент может оказаться обременительным использовать переоценку для усиления любовных чувств, это может иметь положительные долгосрочные эффекты в контексте романтических отношений. отношения.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы воспроизвести этот неожиданный эффект, определить, почему он возникает, изучить, можно ли и как его уменьшить, а также проверить, сопровождается ли он благоприятным долгосрочным эффектом. Несмотря на то, что усиление любви, приводящее к снижению положительного аффекта у участников, которые были в отношениях, противоречит гипотезе, это действительно показывает, что участники не просто регулировали свои эмоции. В этом случае регулирование любви привело бы к более позитивным чувствам в обеих группах.Это говорит о том, что важно различать эффекты регулирования любви на любовные чувства и на аффекты, поскольку желаемый эффект в любовных чувствах может не привести к лучшему аффекту в краткосрочной перспективе.

    Регулирование любви не повлияло на субъективное возбуждение (см. [76]. Возможно, используемая нами пятибалльная оценочная шкала была слишком грубой, чтобы выявить какие-либо изменения в возбуждении из-за регуляции любви. Возможно, лучше использовать более точную шкалу. В качестве альтернативы или дополнения недавние исследования показали, что переоценка тревоги как возбуждения (т.д., изменение валентности с отрицательной на положительную) улучшило выполнение задач, провоцирующих тревогу, по сравнению с попытками успокоиться (то есть уменьшением возбуждения) [77], поэтому при регулировании любовных чувств может быть более полезным изменить валентность, чем возбуждение. . Чтобы проверить это предположение, необходимы дополнительные исследования.

    В отличие от самооценки уровней влюбленности и привязанности, амплитуда LPP не является прямым измерением интенсивности любви. Преимущество амплитуды LPP по сравнению с самооценкой чувств состоит в том, что она не подвержена предубеждениям социальной желательности и характеристикам спроса.Поскольку амплитуда LPP обычно увеличивается в ответ как на положительные, так и на отрицательные стимулы, LPP не отражает, вызывает ли стимул положительные или отрицательные чувства. Вместо этого амплитуда LPP использовалась как объективная мера успеха регуляции [19], потому что она вместо этого отражает аффективное и мотивационное значение стимула и результирующее мотивированное внимание [42]. Таким образом, амплитуда LPP в ответ на изображение партнера показывает, насколько эмоционально или мотивационно значим партнер и сколько внимания ему уделяется.Инструкция по активации любовных чувств привела к более положительному ERP между 300-400 мс (см. [27]. Латентность и срединная центропариетальная топография этого эффекта регуляции подтверждают, что инструкции регуляции модулировали компонент LPP [42]. усиление LPP ​​указывает на то, что повышенная регуляция любви усиливает аффективное и мотивационное значение и, как результат, мотивированное внимание к (бывшему) партнеру.Поскольку более сильные любовные чувства приведут к усилению значимости партнера, усиленное LPP ​​с повышением регуляции любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства.

    Понижающая регуляция любви снижала амплитуду LPP между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, что указывает на то, что понижающая регуляция любви снижает аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к партнеру. Поскольку более слабые любовные чувства привели бы к снижению значимости партнера, снижение LPP ​​с понижающей регуляцией любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно понижать свои любовные чувства.Важно отметить, что ERP отражает активацию мозга, вызванную событиями, которые в данном случае являются презентациями партнеров и нейтральных картинок. Таким образом, снижение амплитуды LPP за счет понижающей регуляции не противоречит усилению негативного воздействия, о котором сообщают сами пациенты, в конце блока понижающей регуляции. То есть снижение аффективной и мотивационной значимости и мотивированного внимания к изображениям партнера (что отражается амплитудой LPP) вполне может сопровождаться усилением общего негативного аффекта, не связанного с 3-секундным представлением образа. изображение и, следовательно, не будет отражено в ERP (например,g., потому что коррекция базовой линии устранила эффект). Интересно, что эффект понижающей регуляции произошел на несколько сотен миллисекунд позже, чем эффект повышающей регуляции (см. [78]), что говорит о том, что понижающая регуляция любви требует больше времени, чтобы вступить в силу, чем повышающая регуляция любви. Эффект понижающей регуляции амплитуды LPP не достиг значимости у участников, которые пережили разрыв, что парадоксально, потому что понижающая регуляция любви может принести им больше пользы, чем людям, находящимся в счастливых отношениях.Большая межиндивидуальная вариативность — вероятная причина того, что эффект понижающей регуляции не был значительным в группе разрыва. Это изменение могло быть связано с тем, что группа разрыва была довольно неоднородной с точки зрения времени с момента разрыва, интенсивности любовных чувств к бывшему партнеру и уровней положительного и отрицательного аффекта, поскольку подобные факторы могут повлиять на любовь вниз. -регулирование успеха.

    В отличие от гипотез и представления о том, что амплитуда LPP модулируется инструкцией регулирования в соответствии с регуляторной целью [19], амплитуда LPP была численно, но незначительно, увеличена для понижающего регулирования между 300–400 мс. в обеих группах и значительно снижается при повышении регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях.Интерпретация амплитуды LPP как отражающей аффективное и мотивационное значение стимула и, как следствие, мотивированного внимания к стимулу [42], значительно сниженная амплитуда LPP для повышения регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, предполагает, что: хотя изначально повышающая регуляция (т. е. между 300–400 мс) увеличивает значимость и внимание к текущему партнеру, в конечном итоге она снижает его (т. е. после 700 мс). Интересно, что эффект повышающей регуляции амплитуды LPP между 700–1000 мс показал значительные индивидуальные различия.Несмотря на то, что LPP был снижен за счет повышения регуляции любви на уровне группы, участники, которые фактически показали более высокую амплитуду LPP в результате повышения регуляции любви в этом временном окне, также показали большее снижение негативного аффекта в результате любви. повышающее регулирование. Поскольку корреляция не подразумевает причинно-следственной связи, этот эффект можно интерпретировать по-разному. Может случиться так, что активизация любви приводит к снижению негативного аффекта только в том случае, если она успешна (на что указывает усиление LPP).В будущих исследованиях потребуется воспроизвести этот эффект и прояснить его интерпретацию.

    Неожиданные результаты LPP ставят под сомнение интерпретацию эффектов регуляции амплитуды LPP. Важно отметить, что наблюдаемый образец напоминает некоторые предыдущие исследования регуляции эмоций, которые выявили численно или значительно увеличенные амплитуды LPP для понижающей регуляции [27, 48, 57, 76] и численно уменьшенные амплитуды LPP для повышающей регуляции [46], поскольку хорошо. Есть несколько потенциальных факторов, которые могли вызвать эти неожиданные эффекты в текущих и предыдущих исследованиях, такие как эффекты пола и потолка [27, 46, 48], представление инструкций по регулированию блокированным, а не смешанным образом [47, 78], предоставление участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования [57] или переключение между повышающим и понижающим регулированием.Необходимы дополнительные исследования для систематического тестирования этих и других факторов, чтобы лучше понять влияние характеристик задачи регулирования на амплитуду LPP. Например, первый автор в настоящее время работает над исследованиями, проверяющими, вызывают ли эффекты пола и потолка неожиданные эффекты инструкций по регулированию эмоций на LPP. Кроме того, в будущих исследованиях можно будет напрямую сравнивать эффекты представления инструкций по регулированию в блокированном и смешанном виде, а также от предоставления участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования по сравнению с указанием им использовать одну конкретную стратегию.Кроме того, было бы информативно сравнить эффекты от того, что участники выполняют как повышающую, так и понижающую регулировку в сеансе тестирования, по сравнению только с одним из двух. Подобные исследования предоставят больше информации о том, что именно отражает амплитуда LPP в задачах регулирования. В зависимости от выводов этих исследований, амплитуда LPP может иметь или не иметь ограниченную применимость в качестве меры успеха регулирования. Альтернативными мерами, которые могли бы стать объективной оценкой успеха регуляции любви в будущих исследованиях, являются поведенческие измерения, кожная проводимость, измерения, связанные с сердцебиением [79], электромиография лица [80] и активация областей мозга, которые были связаны с любовью [ 81].

    В заключение, насколько нам известно, это первое исследование, посвященное явному регулированию любовных чувств. Мы утверждаем, что регулирование любви нацелено на настоящие любовные чувства, и мы понимаем, что это, в свою очередь, может повлиять на эмоции и характеристики отношений. Результаты показали, что люди предвзято относятся к неконтролируемой любви. Тем не менее они используют различные поведенческие и когнитивные стратегии, чтобы справиться с романтическими разрывами и поддерживать долгосрочные отношения.В контексте разбитого сердца отвлечение использовалось, чтобы почувствовать себя лучше после разрыва (т. Е. Регулирование эмоций), в то время как переоценка использовалась для подавления любовных чувств. В контексте долгосрочных отношений общение / честность были важны для поддержания долгосрочных отношений, в то время как выполнение (новых) действий с любимым использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств (т. Е. Усиления регуляции любви). Эти предубеждения и стратегии регуляции любви были воспроизведены в двух независимых выборках.Важно отметить, что люди могли регулировать свои любовные чувства, думая о положительных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая положительные сценарии будущего. Люди также могли подавлять свои любовные чувства, думая о негативных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая негативные сценарии будущего.

    Это первое в своем роде исследование предлагает множество предложений для будущих исследований. В этом исследовании мы проверяли только краткосрочные эффекты регулирования любви.Для применимости в повседневной жизни, конечно, было бы важно, чтобы эффекты регулирования любви были долгосрочными и / или чтобы люди могли выполнять регуляцию любви привычно для получения устойчивого эффекта. Следовательно, в будущих исследованиях следует изучить долгосрочные эффекты регулирования любви, в том числе его влияние на благополучие, стабильность и удовлетворение отношений, а также способы, с помощью которых регулирование любви может стать привычным. Было бы также интересно изучить эффективность других поведенческих и когнитивных стратегий, помимо переоценки, для регулирования любовных чувств, включая отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий с любимым человеком.Кроме того, важно разделить эффекты регулирования любви на любовные чувства и аффекты, поскольку желаемое воздействие на любовные чувства может сопровождаться нежелательным воздействием на аффект, или наоборот. Повышающее и понижающее регулирование любви имеет множество применений, начиная от стабилизации долгосрочных отношений, включая браки, уменьшения горя после романтических разрывов, облегчения нежелательных привязанностей и запретной любви и, возможно, даже для совладания со смертью любимого. Короче говоря, регулирование любви может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательное влияние любви на отдельных людей и общество и, следовательно, заслуживает большого внимания со стороны научного сообщества.

    Регулирование романтических любовных чувств: предубеждения, стратегии и осуществимость

    Абстракция

    Любовные чувства могут быть более интенсивными, чем хотелось бы (например, после разрыва), или менее интенсивными, чем хотелось бы (например, в длительных отношениях) . Если бы только мы могли контролировать свои любовные чувства! Мы представляем концепцию явной регуляции любви, которую мы определяем как использование поведенческих и когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви. Мы представляем первые два исследования предубеждений, стратегий и возможности регулирования любви.Ответы на анкету показали, что люди воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Тем не менее, в четырех открытых вопросах люди сообщили об использовании таких стратегий, как когнитивная переоценка, отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий, чтобы справиться с разрывами, поддерживать долгосрочные отношения и регулировать любовные чувства. Инструктивная регуляция любви с помощью переоценки усиливала субъективные чувства привязанности, в то время как понижающая регуляция любви уменьшала субъективные чувства влечения и привязанности.Мы использовали амплитуду позднего положительного потенциала (LPP) как объективный показатель успеха регуляции. Инструктируемая повышающая регуляция любви увеличивала LPP на 300–400 мс у участников, которые были вовлечены в отношения, и у участников, недавно переживших романтический разрыв, в то время как понижающая регуляция любви снижала LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения. Эти данные подтверждают самооценку возможности регуляции любви, хотя они осложняются тем фактом, что повышающая регуляция любви также снижает LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения.В заключение, хотя у людей есть предубеждение, что любовные чувства неконтролируемы, мы впервые показываем, что намеренное регулирование любовных чувств с помощью переоценки и, возможно, других стратегий возможно. Регулирование любви принесет пользу отдельным людям и обществу, поскольку может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательные последствия романтической любви.

    Введение

    Романтическая любовь поражает практически всех хотя бы один раз (т.е. ее распространенность в течение всей жизни приближается к 100%) [1] и оказывает огромное влияние на нашу жизнь.Романтическая любовь положительно влияет на людей и общество в целом. Например, любовь связана с положительными эмоциями, такими как эйфория [2], а романтические отношения повышают счастье и удовлетворенность жизнью [3]. Но любовь также оказывает негативное влияние на людей и общество. Например, любовь связана со стрессом [4] и ревностью [5], а романтические разрывы связаны с печалью и стыдом [6], снижением счастья и удовлетворенности жизнью [7] и депрессией [8]. Широкое распространение любви в сочетании с ее значительным положительным и отрицательным влиянием на людей и общество делают ее важной темой для исследований.

    Слово «любовь» имеет много разных значений и может иметь разные значения для разных людей. Исследователи предложили несколько таксономий любви с различным количеством типов или компонентов любви [9–13]. В этом исследовании рассматриваются два типа любовных чувств: увлечение и привязанность. Влечение — это подавляющее любовное чувство к одному человеку, оно похоже на понятия «страсть» или «безумная любовь» [10], «романтическая любовь» [11], «страстная любовь» [12] и «влечение» [ 13].Привязанность, с другой стороны, — это успокаивающее чувство эмоциональной связи с другим человеком, которое аналогично понятиям «близость» с «решением / обязательством» [10] и «товарищеской любовью» [10–12].

    Любовные чувства иногда слабее, чем хотелось бы. Влечение обычно наиболее интенсивно на ранних стадиях любви, после чего оно относительно быстро уменьшается [13–15], а для развития привязанности требуется некоторое время [13–15], после чего оно уменьшается в течение десятилетий [16]. Уменьшение увлечения и привязанности со временем угрожает стабильности романтических отношений.Действительно, разрыв любви — основная причина развода [17]. Любовные чувства тоже могут быть сильнее, чем хотелось бы. Например, люди могут быть влюблены в кого-то, кто не любит их в ответ или кто с ними расстался. Ясно, что было бы полезно, если бы мы могли регулировать любовные чувства по своему желанию, чтобы мы могли регулировать их, когда они слабее, чем хотелось бы, и понижать их, когда они сильнее, чем хотелось бы.

    Мы определяем регулирование любви как использование поведенческих или когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви.В ходе интервью участники сообщили, что их любовные чувства были непроизвольными и неконтролируемыми [2]. Тем не менее, три направления исследований показывают, что регулирование любви действительно возможно. Во-первых, хорошо известно, что люди могут регулировать свои эмоции [18–21], что влечет за собой создание новых эмоций или изменение интенсивности текущих эмоций с помощью поведенческих или когнитивных стратегий [20]. Существует несколько стратегий регулирования эмоций, включая выбор ситуации, отвлечение, подавление выражения и когнитивную переоценку.Выбор ситуации заключается в том, чтобы избегать или искать определенные ситуации, чтобы изменить свое самочувствие (например, посещение вечеринки для развлечения) [21]. Отвлечение влечет за собой выполнение второстепенной задачи по снижению интенсивности эмоций (например, игра в видеоигру, чтобы забыть о неприятном происшествии на работе) [20]. Подавление выражения включает подавление выражения эмоции (например, сохранение лица в покере) [22]. Когнитивная переоценка включает в себя переосмысление ситуации, чтобы изменить то, как вы себя чувствуете (например, уменьшение или усиление нервозности путем переосмысления предстоящего собеседования как возможности узнать больше о компании или как возможность раз в жизни, соответственно) [22].Регулирование эмоций может использоваться для усиления и подавления положительных и отрицательных эмоций [23] и может происходить неявно или явно [18].

    Однако любовь иногда считают мотивацией (или побуждением), а не эмоцией [24]. Одна из причин, по которой любовь не может быть эмоцией, заключается в том, что она вызывает разные эмоции в зависимости от ситуации. Взаимная любовь, например, может вызвать эмоциональную эйфорию, в то время как взаимная любовь может вызвать эмоциональную печаль. Поэтому важно, что второе направление исследований показало, что люди могут использовать когнитивные стратегии для регулирования своей мотивации, включая сексуальное возбуждение [25], волнение по поводу денежного вознаграждения [26–29] и тягу к алкоголю, еде и сигаретам [ 30, 31].Свидетельства того, что мотивации можно регулировать, намеренно подтверждают идею о возможности явного регулирования любви.

    Наконец, третье направление исследований показало, что люди относятся к своему романтическому партнеру более благосклонно, чем это оправдано объективно [32, 33]. Важно отметить, что у людей, которые идеализируют своего партнера и чьи партнеры идеализируют их, более счастливые отношения [34]. Эти данные свидетельствуют о том, что неявная регуляция любовных чувств к нынешнему романтическому партнеру возможна и способствует удовлетворению отношений.

    Хотя это последнее исследование показывает, что люди могут неявно регулировать свои любовные чувства, нет исследований, которые бы предоставили информацию о преднамеренном, явном повышении или понижении регуляции любовных чувств. В двух исследованиях мы систематически изучали предубеждения, стратегии и возможность явного регулирования любовных чувств. Первая цель заключалась в том, чтобы определить, думают ли люди, что любовные чувства можно контролировать или нет. Участники ответили на ряд вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над любовными чувствами, и предыдущие исследования [2] привели нас к гипотезе о том, что люди будут воспринимать любовные чувства как неконтролируемые.Вторая цель заключалась в том, чтобы выявить, какие стратегии используют люди, когда они пытаются регулировать свои любовные чувства вверх или вниз. Участники ответили на четыре открытых вопроса, и мы ожидали, что люди сообщат об использовании типичных поведенческих и когнитивных стратегий регуляции эмоций, упомянутых выше. Сначала мы провели пилотное исследование (Исследование 1), а затем мы провели еще одно исследование (Исследование 2), чтобы подтвердить результаты пилотного исследования.

    Кроме того, Исследование 2 использовало задачу регулирования любви для достижения конечной цели исследования, которая заключалась в изучении того, могут ли люди намеренно повышать или понижать регуляцию любовных чувств.В этом первом эмпирическом тесте возможности регулирования любви мы сосредоточились на стратегии переоценки, поскольку она считается эффективной для изменения интенсивности чувств и полезна для когнитивного и социального функционирования [21]. Переоценка, ориентированная на ситуацию, влечет за собой изменение эмоционального значения ситуации путем ее переосмысления [21], например, путем сосредоточения внимания на положительных или отрицательных аспектах ситуации или путем воображения положительного или отрицательного результата [35]. Использование когнитивной переоценки для регулирования любовных чувств связано с представлением о том, что когнитивные процессы, включая установление атрибуции, связаны с удовлетворением отношениями [36, 37].Мы сосредотачиваемся на интенсивности увлечения и привязанности, а не на результатах отношений, поскольку любовные чувства не возникают исключительно в контексте романтических отношений [14].

    Поскольку это зависит от ситуации, выиграют ли люди от повышающего или понижающего регулирования любви, мы протестировали группу людей, которые были вовлечены в романтические отношения, и группу людей, которые недавно пережили романтический разрыв. Ожидалось, что люди, которые в настоящее время находятся в романтических отношениях, выиграют от усиления любви, потому что это стабилизирует их отношения.Напротив, людям, которые только что пережили разрыв, будет полезно ослабить любовь, потому что это поможет им справиться с разрывом. Поскольку предыдущие исследования показали, что сильные чувства романтической любви могут быть вызваны просмотром фотографий любимого человека [38], изображения (бывшего) партнера использовались, чтобы вызвать чувство любви, которое участникам было поручено регулировать с помощью явного регулирования. задача. Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить феноменологию (то есть, как кто-то себя чувствует) [39], участники оценивали, насколько они увлечены и насколько привязаны они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Была выдвинута гипотеза, что повышающая регуляция любви усилит чувство влечения и привязанности, тогда как понижающая регуляция любви уменьшит чувство влечения и привязанности в обеих группах. Конечно, важно проводить различие между концепцией регуляции любви и устоявшейся концепцией регуляции эмоций. Таким образом, участники также оценили, насколько отрицательно или положительно они себя чувствовали после каждого условия регулирования. Ожидалось, что регулирование любви заставит группу отношений чувствовать себя более позитивно, а ослабление любви заставит их чувствовать себя более негативно.Противоположная картина ожидалась для группы распада: более негативное ощущение после повышающего регулирования и более позитивное после понижающего регулирования. Эта гипотеза показывает, чем регулирование любви теоретически отличается от регулирования эмоций. То есть регулирование любви нацелено на интенсивность любовных чувств, а не эмоций. Конечно, изменение любовных чувств может, в свою очередь, повлиять на эмоции или повлиять на них. Направление воздействия любовной регуляции на эмоцию или аффект может различаться в зависимости от контекста, на что указывают гипотетические противоположные эффекты любовной регуляции на эмоцию / аффект в группах отношений и расставания.

    Хотя самооценки дают уникальное представление о том, что люди испытывают, они также страдают от предубеждений социальной желательности и характеристик спроса [40, 41]. Поэтому, помимо субъективных самоотчетов, мы использовали потенциалы, связанные с событиями (ERP), как более объективную меру успеха регуляции любви. Раньше ERP использовались для изучения регуляции эмоций и романтической любви, но не для изучения регуляции любви. Поздний положительный потенциал (LPP) отражает множественные и перекрывающиеся положительные стороны задней части скальпа, начиная с временного диапазона классического P300, т.е.е., примерно через 300 мс после появления стимула. Амплитуда LPP обычно увеличивается для отрицательных и положительных стимулов по сравнению с нейтральными стимулами [19], и поэтому считается, что она отражает аффективную и мотивационную интенсивность информации и возникающее в результате мотивированное внимание [42]. Соответственно, мы показали, что LPP усиливается в ответ на графическую и вербальную информацию, связанную с любимым человеком, по сравнению с контрольной информацией [32, 43, 44]. Важно отметить, что амплитуда LPP модулируется инструкциями по регуляции эмоций в соответствии с регуляторной целью: подавление эмоций снижает амплитуду LPP, тогда как повышающая регуляция эмоций увеличивает амплитуду LPP [27, 45–49].Следовательно, амплитуда LPP может использоваться как объективная мера успеха регуляции [19]. Поскольку LPP отражает аффективную и мотивационную значимость и результирующее мотивированное внимание, а не валентность [42], эффекты регулирования в амплитуде LPP ​​отражают, как регулирование изменяет аффективную и мотивационную интенсивность информации и количество мотивированного внимания, уделяемого этой информации. Ожидалось, что повышающая регуляция любви усилит LPP в ответ на изображения (бывшего) партнера в обеих группах, что указывало бы на то, что повышенная регуляция любви повысит аффективное и мотивационное значение, и, как следствие, мотивированное внимание к (бывший) партнер.Напротив, отрицательная регуляция любви должна была снизить амплитуду LPP до изображений (бывших) партнеров в обеих группах, что указывало бы на то, что понижающая регуляция любви снизит аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к ним. (бывший) партнер.

    Исследование 1 — Методы

    Участники

    Тридцать два участника (18–30 лет, M = 21,4, 7 мужчин), влюбленных по самоотчету, были набраны из сообщества Университета Мэриленда в США.Влюбленность была критерием включения, потому что некоторые вопросы, оценивающие воспринимаемый контроль над любовными чувствами (см. Ниже), содержали пробел, в который участники должны были мысленно вставить имя своего возлюбленного. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Мэриленда, и было получено письменное информированное согласие. Участникам было выплачено вознаграждение в размере 10 долларов США.

    Процедура

    Сначала участники ответили на несколько вопросов о своих любовных чувствах и романтических отношениях [44].Участники также заполнили Шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и Шкалу страстной любви (PLS) [50], чтобы оценить интенсивность влечения и привязанности. Затем участники ответили на 17 вопросов, чтобы оценить воспринимаемый контроль над любовными чувствами (альфа Кронбаха = 0,93), см. Приложение S1. Эти вопросы были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над любовью в целом и над страстью и привязанностью в частности. Они также были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над своим собственным противником.любовные чувства людей, а также интенсивность и объект любовных чувств. Участники ответили, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью не согласен, 9 = полностью согласен).

    Затем участники ответили на четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений. Мы провели различие между регуляцией эмоций и понижающей регуляцией любви в контексте разбитого сердца, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы чувствовать себя лучше, когда у вас разбито сердце?» (я.д., регулирование эмоций): «Что вы делаете или думаете, чтобы уменьшить чувство любви, когда у вас разбито сердце?» (т. е. понижение регуляции любви). Кроме того, мы провели различие между поддержанием отношений и усилением любви в контексте долгосрочных отношений, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы поддерживать долгосрочные отношения?» (т.е. поддержание отношений) и «Что вы делаете или думаете, чтобы предотвратить ослабление чувства любви в долгосрочных отношениях?» (то есть регулирование любви).Если бы участники не испытали горя или каких-либо длительных отношений, они ответили, что, по их мнению, они бы сделали в этих обстоятельствах.

    Анализ

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам был подвергнут однократному тесту t против 5, чтобы проверить, отличается ли он от нейтрального. Кроме того, ответы на подмножества из 17 вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над определенным аспектом любви, были усреднены для получения показателей воспринимаемого контроля над семью различными аспектами любви (любовь в целом, увлечение, привязанность, я, люди в целом, интенсивность любви и объект любви).Было проведено пять парных тестов t для проверки различий в воспринимаемом контроле между связанными аспектами любви (например, любовь в целом против увлечения, любовь в целом против привязанности, увлечение против привязанности, я против людей в целом. , и интенсивность против объекта чувств).

    Ответы на четыре открытых вопроса стратегии были проанализированы качественно. Многие участники перечислили несколько стратегий в ответ на каждый из четырех открытых вопросов стратегии. Каждая стратегия оценивалась как образец определенной категории.Априорными категориями были стратегии регуляции эмоций, такие как переоценка, отвлечение и подавление [20, 21]. В контексте разбитого сердца переоценка была разделена на «сосредоточение внимания на негативных аспектах любимого человека / отношений», «подумайте о негативных сценариях будущего», «подумайте о положительных аспектах ситуации» и «другое». В контексте долгосрочных отношений переоценка подразделялась на «сосредоточение внимания на положительных аспектах любимого человека / отношений» и «обдумывание положительных сценариев будущего».Другие категории, такие как избегание (см. Таблицы и), были добавлены на основе ответов участников.

    Таблица 1

    Количество и процент участников, сообщивших об использовании определенных стратегий регулирования в контексте горя.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва ( n = 20 )
    Стратегия Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства
    Переоценка: внимание к негативным аспектам любимого человека / отношений 2 (6%) 10 (31%) 0 9 (45%) 3 (15%) 9 (45%)
    Переоценка: подумайте о негативных сценариях будущего 0 2 (6%) 0 0 0 0
    Переоценка: подумайте о положительных аспектах ситуация 3 (9%) 5 (16%) 1 (5%) 2 (10%) 2 (10%) 1 (5%)
    Переоценка: Другое 7 (22%) 12 (38%) 3 (15%) 0 1 (5%) 6 (30%)
    Отвлечение 19 (59%) 6 (19%) 15 (75%) 8 (40%) 16 (80%) 7 (35%)
    Избегание 1 (3%) 6 (19%) 2 (10%) 3 (15%) 2 (10%) 3 (15%)
    Подавление экспрессии 0 0 0 0 0 1 (5%)
    Социальная поддержка 17 (53%) 3 (9%) 4 (20%) 0 5 (5%) 1 (5%)
    Еда / курение 3 (9%) 901 04

    0 3 (15%) 1 (5%) 1 (5%) 0
    Выраженные эмоции 2 (6%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 0 0
    Без уменьшения 0 2 (6%) 0 0 0 2 (10%)
    Прочие 3 (9%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 1 (5%) 0

    Таблица 2

    Подсчет и процентное соотношение участников, сообщающих об использовании определенных стратегий регулирования в контексте долгосрочных отношений.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва ( n = 20 )
    Стратегия Поддержание долгосрочных отношений Предотвратить упадок любви Поддерживать долгосрочные отношения Предотвратить упадок любви Поддерживать долгосрочные отношения Предотвратить упадок любви
    Переоценка: Сосредоточьтесь на положительных сторонах любимого человека / отношений 2 (6%) 3 (9%) 0 1 (5%) 0 4 (20%)
    Повторная оценка: Подумайте о позитивные сценарии будущего 3 (9%) 1 (3%) 0 0 0 1 (5%)
    Коммуникация / честность 13 (41%) 4 (13%) 9 (45%) 2 (10%) 10 (50%) 4 (20%)
    Trust 6 (19%) 1 ( 3%) 1 (5%) 0 1 (5%) 1 (5%)
    Осуществление (новые) деятельности 6 (19%) 15 (47%) 11 (55%) 10 (50%) 2 (10%) 13 (65%)
    Экспресс-любовь 6 (19%) 5 (16%) 3 (15%) 3 (15%) 3 (15%) 1 (5%)
    Проводите (качество) время вместе 4 (13%) 4 (13%) 3 (15%) 3 (15%) 5 (25%) 3 (15%)
    Время разлуки 1 (3%) 3 (9%) 2 (10%) 2 (10%) 3 (15%) 1 (5%)
    Безоговорочная любовь / м поиск компромиссов 4 (13%) 1 (3%) 4 (20%) 0 8 (40%) 2 (10%)
    Нет снижения 2 ( 6%) 4 (13%) 0 1 (5%) 0 1 (5%)
    Другое 6 (19%) 5 (16%) 5 (25%) 3 (15%) 4 (20%) 2 (10%)

    Исследование 1 — Результаты

    Характеристики участников

    У всех участников был возлюбленный противоположного пола .Двадцать семь (84%) участников сообщили, что находятся в отношениях со своими возлюбленными, что подтверждает идею о том, что любовь не возникает исключительно в контексте отношений [14]. См. Другие характеристики любви.

    Таблица 3

    Характеристики участников.

    Средние (диапазоны в скобках).

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа отношений ( n = 20) Группа разделения ( n = 20) t (38) p
    Продолжительность известная любимый / партнер [месяцев] 15.1 (2,0–65,0) 36,7 (3,8–78,0) 33,9 (7,5–76,0) 0,4 0,69
    Время начала любовных чувств [месяцев] 8,9 (1,0–63,0) ) 29,2 (3,8–68,3) 26,4 (7,0–53,0) 0,5 ,63
    Продолжительность отношений [мес.] 6,5 (3,0–17,0) 26,7 (0,5–68,3 ) 21,4 (5,0–47,5) 0,9 0,35
    Качество связи [1–9] 7.9 (6–9) 7,9 (5–9) 7,3 (6–9) 1,8 0,073
    Оценка увлечения IAS [1–9] 3,4 (1,5–5,6 ) 2,8 (1,8–5,1) 3,3 (1,6–5,4) -1,8 0,083
    Оценка крепления IAS [1–9] 5,8 (3,5–6,9) 6,0 (4,2–6,9) 3,7 (1,5–5,7) 7,2 <0,001
    Оценка PLS [1–9] 7.2 (4,2–8,4) 6,8 (5,4–8,9) ​​ 6,1 (1,2–8,2) 1,7 .10
    Положительный эффект, последние 2 недели [1–5] 3,8 (2,7–4,8) 3,4 (1,8–5,0) 1,8 0,082
    Отрицательный эффект, последние 2 недели [1–5] 1,9 (1,0–3,8) 2,5 (1,2–3,7) -2,5 .016
    Положительный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 3.0 (2,0–4,1) 3,2 (1,8–4,5) -1,2 .24
    Отрицательный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 1,2 (1,0– 1,6) 1,8 (1,1–3,3) -4,2 <0,001
    Оценка переоценки ERQ [1–7] 5,1 (2,8–6,7) 5,1 ( 3,2–6,7) -0,2 0,88
    Оценка подавления ERQ [1–7] 3.0 (1,0–5,5) 3,3 (1,5–6,0) -0,6 0,58

    Воспринимаемый контроль

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это значение, как правило, ниже 5 (= нейтрально), t (31) = -1,9, p = 0,066, что означает, что участники воспринимают любовные чувства как ни одно из не поддающихся контролю. , ни неконтролируемым, ни как несколько неконтролируемым, во всяком случае.Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем без увлечения, t (31) = 2,4, p = 0,022. Не было разницы между воспринимаемым контролем над своими чувствами и чувствами людей, t (31) = 0,5, p = 0,64. Участники чувствовали больший контроль над интенсивностью, чем объект своих любовных чувств, t (31) = 2,1, p = 0,047.

    Таблица 4

    Среднее (СО) воспринимаемое управление над семью аспектами любви.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разделения ( n = 20 )
    Любовь в целом 4,4 (1,6) 4,2 (1,8) 4,1 (1,9)
    Увлечение 4,4 (1,4) 4,1 (1,5) 4.2 (1,7)
    Приставка 4,9 (1,7) 5,7 (1,8) 5,2 (1,3)
    Собственная 4,6 (1,7) 4,5 (1,5) 4,2 (1,7)
    Люди в целом 4,5 (1,3) 4,6 (1,4) 4,7 (1,3)
    Интенсивность чувств 4,8 (1,8) 5,2 ( 1,7) 4,7 (1.5)
    Объект чувств 4,3 (1,6) 4,1 (1,6) 4,1 (1,8)

    Стратегии

    См. Таблицы и приведенные стратегии регулирования. В контексте горя участники в основном использовали отвлечение, социальную поддержку и переоценку. Отвлечение внимания (например, просмотр телевизора, прослушивание музыки, сосредоточение внимания на работе или учебе или упражнениях) и поиск социальной поддержки (например, общение или общение с семьей / друзьями) использовались скорее для улучшения самочувствия, чем для уменьшения любовных чувств.Напротив, переоценка использовалась больше для уменьшения любовных чувств, чем для улучшения самочувствия. Самой популярной стратегией переоценки была переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого человека. Примерами других стратегий переоценки были мысли о том, что время исцелит, поиск кого-то другого, кого можно полюбить, или сосредоточение внимания на положительных аспектах себя или своей жизни. Размышление о положительных аспектах ситуации (например, сосредоточение внимания на преимуществах одиночества или надежды на будущее), а также избегание (т.е., не говорить о любимом, избавиться от всех картинок и прекратить все контакты) были умеренно популярными стратегиями для уменьшения любовных чувств. Реже всего использовались такие стратегии, как переоценка путем обдумывания негативных сценариев будущего («это просто не должно было длиться долго»), еда / курение и выражение эмоций («плач»). Ни один из участников не сообщил о применении подавления. Двое участников сообщили, что они не уменьшили или не могли уменьшить любовные чувства.

    В контексте долгосрочных отношений участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми.Общение / честность считались важными для поддержания долгосрочных отношений, тогда как выполнение (новых) действий с любимым, что является стратегией выбора ситуации, в основном использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств. Были упомянуты и другие стратегии, такие как выражение любовных чувств к любимому, доверие, (качественное) времяпрепровождение с любимым, безоговорочная любовь / компромисс, две стратегии переоценки и времяпровождение отдельно от любимого. Шесть участников заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.

    Короче говоря, несколько поведенческих и когнитивных стратегий использовались в контексте горя и длительных отношений. Некоторые из этих стратегий были типичными когнитивными и поведенческими стратегиями регуляции эмоций, такими как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. В то время как некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя или для поддержания долгосрочных отношений, такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и выполнение (новых) действий с любимым, казались специфичными для неудач и подъемов. регулирование любовных чувств соответственно.

    Промежуточное обсуждение

    Результаты этого первого исследовательского исследования показывают, что люди не воспринимают любовные чувства как ни поддающиеся контролю, ни как неконтролируемые (или как неконтролируемые, во всяком случае). Люди действительно ощущали больший контроль над некоторыми аспектами любви, чем другие, и большинство людей сообщали, что использовали различные стратегии, когда их разбили сердце или когда они были в длительных отношениях. Некоторые стратегии казались специфичными для изменения интенсивности любовных чувств, а не для регулирования эмоций или поддержания отношений.Поскольку это было только пилотное исследование, в котором в основном участвовали женщины, мы провели дополнительное исследование (Исследование 2), чтобы воспроизвести и подтвердить эти предварительные результаты в более сбалансированной по полу выборке. Как упоминалось во введении, Исследование 2 также включало в себя задание по регулированию любви, чтобы проверить возможность регулирования любви.

    Исследование 2 — методы

    Участники

    Двадцать участников, которые были в романтических отношениях (19–25 лет, M = 21,7, 10 мужчин) и 20 участников, которые недавно пережили романтический разрыв (19–26 лет, М = 21.9, 10 мужчин) были набраны из сообщества Роттердамского университета Эразмус в Нидерландах. Для краткости мы будем использовать слова «партнер» и «отношения» в оставшейся части документа, независимо от того, продолжались ли отношения или были прекращены. Критерии включения: нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, праворукость (согласно опроснику о предпочтениях рук [51]), отсутствие лекарств, влияющих на центральную нервную систему, и отсутствие психических расстройств. Причина исключения участников с психическими расстройствами заключалась в том, что многие психические расстройства связаны с нарушением регуляции эмоций [23], что указывает на то, что регуляция любви также может отличаться у пациентов, чем у здоровых людей.Четыре участника были исключены из анализа ЭЭГ из-за ошибки экспериментатора во время записи ЭЭГ ( n = 3) или слишком большого количества артефактов ( n = 1, более подробная информация ниже). Таким образом, анализ ЭЭГ основан на 18 участниках, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M, = 21,8, 9 мужчин) и 18 участниках, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, M). = 21,7, 8 мужчин). Исследование было одобрено Комиссией по этике психологии Erasmus Universiteit Rottterdam, и было получено письменное информированное согласие.Участникам выплачивалось вознаграждение в виде кредита на курс или 15 евро.

    Анкеты

    В дополнение к вопросам об их любовных чувствах и их романтических отношениях [44], 17 предполагаемых контрольных вопросов (альфа Кронбаха = 0,92), четыре открытых вопроса о стратегии регулирования, шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и шкалу страстной любви (PLS) [50], использованную в исследовании 1, участники заполнили анкету регуляции эмоций (ERQ) [22], чтобы оценить индивидуальные различия в привычном использовании переоценки и подавления.Участники также дважды заполнили Таблицы положительных и отрицательных влияний (PANAS): один раз в течение последних двух недель и один раз в этот момент [52].

    Stimuli

    Участники предоставили 30 цифровых фотографий своего партнера. Других требований не было, кроме того, что на фотографиях должен быть изображен партнер. Следовательно, изображения могут отображать части партнера (например, только лицо) или все тело партнера, людей, отличных от партнера, различные выражения лица, предметы и декорации.Картинки были представлены, чтобы вызвать любовные чувства [38] и помочь участнику придумать отрицательные или положительные аспекты партнера / отношений и сценариев будущего (см. Ниже). Важно отметить, что разнообразие информации на изображениях не влияет на эффекты регуляции, потому что одни и те же 30 изображений партнеров были представлены в каждом условии регуляции. По той же причине различия в содержании изображений между двумя группами не могли смешать различия в эффектах регуляции между группами.Кроме того, изображения обеспечивают высокую экологическую значимость, поскольку партнер обычно встречается в самых разных контекстах и ​​с различными выражениями лица. Нейтральные стимулы представляли собой 30 нейтральных изображений людей из Международной системы аффективных картинок (IAPS) [53] с нейтральной нормативной валентностью ( M = 5,4, SD = 0,5) и низким нормативным возбуждением ( M = 3,5, . SD = 0,5), см. Текст S1.

    Задание на регулирование любви

    Участники выполнили задание на регулирование любви, видите, в то время как их электроэнцефалограмма (ЭЭГ) была записана.В первых двух блоках участники пассивно просматривали партнерские и нейтральные картинки (порядок между участниками уравновешивался). В третьем и четвертом блоках участникам было дано указание регулировать свои любовные чувства вверх и вниз в ответ на фотографии партнеров (порядок, уравновешенный между участниками), используя переоценку. Инструкции по повышающему регулированию заключались в том, чтобы усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера (например, «Он такой забавный») или отношениях (например, «Мы так хорошо ладим») или о позитивных сценариях будущего (например, «Он такой забавный»).г., «Поженимся»). Инструкции по понижению регуляции заключались в том, чтобы уменьшить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера (например, «Она такая ленивая»), отношениях (например, «Мы часто ссоримся») или негативных сценариях будущего (например, «Мы победили». останемся вместе навсегда »). Участники могли использовать информацию на картинке для вдохновения. Например, партнер, одетый в желтую рубашку и стоящий рядом с другом на фотографии, может вдохновить участника регулировать любовные чувства, думая: «Мне нравится эта желтая рубашка, которую он носит», и подавлять любовные чувства, думая: «Он всегда приставал к этому другу, и однажды он может изменить мне ».Это инструкции по переоценке, ориентированной на ситуацию, которая включает в себя переосмысление «природы самих событий, переоценку действий, предрасположенностей и результатов других», а не переоценку, ориентированную на себя, которая включает изменение «личной значимости событий» ([35 ], стр. 484). То есть, сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах партнера предполагает переоценку его предрасположенностей («Мой партнер — замечательный человек», если сосредоточиться на положительных аспектах, против «Мой партнер — ужасный человек», если сосредоточиться на отрицательных аспектах). сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах отношений включает в себя переоценку отношений («Я / был в хороших отношениях», когда сосредотачиваюсь на положительных аспектах, и «Я / был / был в плохих отношениях», когда сосредотачивался на отрицательных аспектах), а представление позитивных / негативных сценариев будущих отношений включает переоценку результатов.

    Обзор блоков и испытаний в задаче регулирования.

    Обратите внимание, что стимул на этом рисунке на самом деле не является одной из картинок, представленных участниками. Вместо этого это изображение IAPS [53], которое напоминает виды изображений, представленных участниками.

    Каждый блок начинался с командного слова («просмотр», «увеличение», «уменьшение») в течение 4 секунд и состоял из 30 попыток. Структура исследования: крест-фиксация 900–1100 мс, снимок 3 с, пустой экран 2 с.После каждого блока участники заполняли четыре рейтинга по шкале от 1 до 5: увлечение, привязанность, валентность и возбуждение, и в этот момент они также заполняли PANAS [52]. После задания на регулирование участники записали, что, по их мнению, могло повысить или понизить любовные чувства, чтобы убедиться, что они следовали инструкциям.

    Запись и предварительная обработка ЭЭГ

    ЭЭГ регистрировали с использованием 32-канального усилителя и программного обеспечения для сбора данных (ActiveTwoSystem, BioSemi).Активные электроды из 32 Ag-AgCl помещали на кожу головы с помощью головной крышки (BioSemi) в соответствии с Международной системой 10–20. Вертикальную электроокулограмму и горизонтальную электроокулограмму записывали путем присоединения дополнительных электродов (электроды UltraFlat Active, BioSemi) над и под левым глазом, а также на внешнем уголке глаз обоих глаз. Еще два электрода прикрепили к левому и правому сосцевидным отросткам. Активный электрод (общий режим) и пассивный электрод (ведомая правая нога) использовались для создания контура обратной связи для опорного сигнала усилителя.Все сигналы были оцифрованы с частотой дискретизации 512 Гц, 24-битным аналого-цифровым преобразованием и фильтром нижних частот 134 Гц. Данные ЭЭГ анализировали с помощью BrainVision Analyzer 2 (Brain Products, Gilching, Германия). На одного участника не более одного неисправного электрода, включенного в анализ (см. Ниже), было исправлено с помощью сферической топографической интерполяции. В автономном режиме применялся эталон среднего сосцевидного отростка, и данные фильтровались с использованием полосового фильтра 0,1–30 Гц (фильтры Баттерворта без фазового сдвига; наклон 24 дБ / октава) и режекторного фильтра 50 Гц.Данные были сегментированы по эпохам от 200 мс до начала стимула до 3000 мс после начала стимула. Коррекция глазных артефактов применялась полуавтоматически по алгоритму Граттона и Коулза [54]. Период до стимула 200 мс использовался для коррекции базовой линии. Подавление артефактов проводилось на отдельных электродах с минимальным критерием и максимальным интервалом от базовой линии до пика от -75 до +75 мкВ. Поскольку для адекватной оценки эффектов регуляции эмоций в амплитуде LPP ​​необходимо не менее 12 испытаний [55], один участник, у которого оставалось менее 12 испытаний на электрод на одно состояние, был исключен из анализа ЭЭГ, как упоминалось выше.Для трех электродов, использованных в анализе (см. Ниже), среднее количество принятых испытаний для каждого условия варьировалось от 29,5 до 29,8 из 30.

    Статистический анализ

    Баллы анкеты были проанализированы с независимыми выборками t -тесты для проверки для различий между группами (скорректированные значения t , df и p показаны, когда тест Левена на равенство дисперсий показал различия в дисперсии между группами). Помимо одновыборочного теста t против 5 (= нейтрально), оценки воспринимаемого контроля были проанализированы с помощью трех ANOVA: одного ANOVA с факторами Тип любви (любовь в целом, увлечение, привязанность) и группа (отношения, разрыв ), один ANOVA с факторами Я / Люди (я, люди в целом) и Группа, и один ANOVA с факторами Интенсивность / Объект (интенсивность, объект) и Группа.Коэффициенты корреляции Пирсона были рассчитаны между семью оценками воспринимаемого контроля и двумя подшкалами ERQ по группам. Рейтинги и баллы PANAS после условий просмотра были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Изображение (партнер, нейтральный) и Группа. Рейтинги и баллы PANAS после трех условий с изображениями партнеров были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Регулирование (вид, повышающее регулирование, понижающее регулирование) и Группа. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с регулятором фактора, поскольку основной эффект группы не имеет отношения к вопросу исследования.

    Поскольку LPP начинается во временном диапазоне классического P300 [19] и может длиться столько же, сколько длительность стимула [56], ERP был количественно оценен с помощью измерений средней амплитуды в четырех временных окнах на основе предыдущей работы [47, 48 , 56–58]: 300–400 мс, 400–700 мс, 700–1000 мс, 1000–3000 мс. Для каждого временного окна средние измерения амплитуд при Fz, Cz и Pz были подвергнуты двум ANOVA. Первый касался двух блоков обзора и проверял факторы Изображение, Группа и Каудальность (Fz, Cz, Pz). Сообщается только о значительных эффектах, связанных с фактором Изображение, потому что они имеют отношение к вопросу исследования.Второй ANOVA касался трех блоков с изображениями партнеров и проверял факторы Регуляция, Группа и Каудальность. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с Регуляцией фактора, потому что они имеют отношение к вопросу исследования. Если применимо, степени свободы корректировались с помощью поправки Гринхауса-Гейссера. Сообщаются значения F , нескорректированные степени свободы, значения ε и скорректированные значения вероятности. Был выбран уровень значимости 5% (двусторонний) и применена процедура наименьшего значимого различия Фишера (LSD).Эта процедура контролирует частоту ошибок типа I путем проведения последующих тестов только для значимых основных и взаимодействующих эффектов. Эти контрольные тесты представляли собой парные образцы t — тесты, проверяющие различия между условиями в обеих группах (в случае значительных основных или взаимодействующих эффектов без фактора группы) или внутри групп (в случае значительного взаимодействия с группой факторов).

    Исследование 2 — Результаты

    Характеристики группы

    У всех участников был партнер противоположного пола.Среднее время с момента разрыва составило 3,0 месяца (диапазон = 0,5–13,5). Десять из этих разрывов были инициированы партнером, шесть — участником, а четыре разрыва были совместным решением. См. Другие характеристики группы и статистику, относящуюся к групповым различиям. Группы отношений и разрыва не различались по тому, как долго они знали своего партнера, как давно у них начались любовные чувства, и по продолжительности их отношений. Группы распада, как правило, сообщали о более низком качестве отношений, чем группа взаимоотношений.Группа расставания также чувствовала меньшую привязанность и была склонна чувствовать себя более увлеченной своим партнером, чем группа взаимоотношений. Более того, группа расставания, как правило, испытала менее положительный эффект в течение последних двух недель и испытала более отрицательный эффект в течение последних двух недель и в начале сеанса тестирования, чем группа взаимоотношений. Наконец, группы взаимоотношений и разрыва не различались по своему привычному использованию переоценки и подавления. Таким образом, две группы отличались друг от друга по переменным, которые, как можно ожидать, связаны с тем, состоит ли кто-то в отношениях или пережил ли разрыв, но группы не различались по переменным, которые не должны быть связаны со статусом отношений.

    Воспринимаемый контроль

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Тест t с одной выборкой показал, что это было значительно ниже 5 (= нейтрально), t (39) = -2,2, p = 0,032, что говорит о том, что участники воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Был значительный главный эффект типа Любви, F (2,76) = 19.8, ε = 1,0, p <0,001. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем над чувством увлечения или любви в целом, оба значения p s <0,001. Вдобавок, как правило, имел место главный эффект Я / Люди, F (1,38) = 3,9, p = 0,056. Участники были склонны чувствовать, что они менее способны контролировать свои любовные чувства, чем люди в целом. Наконец, был главный эффект Интенсивность / объект, F (1,38) = 14,6, p <.001. Участники чувствовали больше контроля над интенсивностью, чем объектом своих любовных чувств. Ни в одном из этих анализов основной эффект Группы или взаимодействия с Группой был значительным, все F s <2,4, все p s> 0,13, поэтому воспринимаемый контроль над различными аспектами любовных чувств не различался между отношениями. и группы распада.

    Оценка переоценки ERQ положительно коррелировала с воспринимаемым контролем над индивидуальными любовными чувствами, r (38) =.32, p = 0,044, и имеет тенденцию положительно коррелировать с воспринимаемым контролем над интенсивностью любовных чувств, r (38) = 0,30, p = 0,056, и с воспринимаемым контролем над объектом любви. чувства, р (38) = 0,29, р = 0,075, см. Эти результаты показывают, что чем больше участников использовали стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимали любовные чувства как контролируемые.

    Диаграммы рассеяния, показывающие положительную корреляцию между оценкой переоценки ERQ и воспринимаемым контролем над различными аспектами любовных чувств.

    Стратегии

    См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. Участники в основном использовали отвлечение и переоценку, когда были разбиты горем. Отвлечение использовалось больше, чтобы почувствовать себя лучше, в то время как переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого / отношений, использовалась больше, чтобы уменьшить любовные чувства. Другие стратегии, такие как переоценка путем размышления о положительных аспектах ситуации, другие способы переоценки, избегание, подавление («сделать себя сильным (притвориться) для внешнего мира»), еда / курение и выражение эмоций использовались меньше всего. часто с разбитым горем.Ни один из участников не сообщил об использовании переоценки, размышляя о негативных сценариях будущего. Двое участников сообщили, что не могут уменьшить любовные чувства. Использование разных стратегий не различается между группами взаимоотношений и расставанием. Поиски социальной поддержки были менее популярны в нынешней выборке из Нидерландов, чем в выборке из США в исследовании 1.

    Участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими возлюбленными во время длительных отношений.Общение / честность в основном использовались для поддержания долгосрочных отношений. Группа расставания использовала (новые) действия с любимым главным образом для предотвращения ослабления любовных чувств, в то время как группа взаимоотношений использовала эту стратегию как для поддержания своих отношений, так и для предотвращения ослабления любовных чувств. Некоторые участники упомянули такие стратегии, как выражение любовных чувств к любимому, проведение (качественного) времени с любимым и безоговорочная любовь / компромисс.Последний использовался больше для поддержания длительных отношений, чем для предотвращения угасания любовных чувств. Некоторые участники упомянули обе стратегии переоценки (т. Два участника специально заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.Помимо вышеупомянутой разницы в контексте выполнения (новой) деятельности, не было очевидных различий между группами взаимоотношений и разделением. Не было серьезных различий между этой голландской выборкой и американской выборкой в ​​исследовании 1.

    В заключение, участники сообщили об использовании нескольких поведенческих и когнитивных стратегий в контексте разрыва сердца и длительных отношений. Как и в исследовании 1, некоторые из этих стратегий были типичными стратегиями регуляции когнитивных и поведенческих эмоций, такими как переоценка, отвлечение, выбор ситуации и подавление.Как и в исследовании 1, некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя (т. Е. Регулирование эмоций) или для поддержания долгосрочных отношений, в то время как такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и начинаний (новое) занятия с любимым использовались, соответственно, для подавления и усиления любовных чувств.

    Рейтинги

    См. Рейтинги увлечения, привязанности, валентности и возбуждения в конце каждого блока в задаче регулирования.

    Оценки увлечения, привязанности, валентности и возбуждения после каждого блока.

    Блоки просмотра

    Рейтинги увлечения после двух блоков просмотра показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 27,1, p <0,001 и группы, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Влечение было выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Рейтинги вложений также показали основные эффекты изображения: F (1,38) = 23.9, p <0,001, и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Привязанность была выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Таким образом, изображения партнеров вызывали больше чувства влечения и привязанности, чем нейтральные изображения в обеих группах, что показывает, что использование изображений партнеров было эффективным для выявления любовных чувств [38].

    Для рейтингов валентности основные эффекты изображения F (1,38) = 9.9, p = 0,003, и Group, F (1,38) = 7,7, p = 0,008 были модулированы значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 20,7, с. <.001. Группа взаимоотношений чувствовала себя более позитивно после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,41. Рейтинги возбуждения показали основной эффект изображения: F, (1,38) = 26,8, p, <0,001, который модулировался значительным взаимодействием между изображением и группой, F (1,38) = 7.9, стр. = 0,008. Группа взаимоотношений чувствовала себя более возбужденной после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,10. Таким образом, фотографии партнеров вызвали положительные и возбуждающие чувства в группе отношений, но не в группе разрыва, что подтверждает ожидаемые различия между двумя группами.

    Блоки регулирования

    Рейтинги увлечения после трех блоков с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 39.6, ε = 0,84, p <0,001. Влечение было ниже после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги привязанности также показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 36,7, ε = 0,91, p <0,001. Привязанность была самой высокой после повышающей регуляции, средней после пассивного просмотра и самой низкой после понижающей регуляции, все p s <0,013. Рейтинги валентности показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 31.6, ε = 0,98, p <0,001. Участники чувствовали себя менее позитивно после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги возбуждения не показали значительных эффектов с участием фактора Регуляция, все p s> 0,26. Подводя итог, можно сказать, что субъективные любовные чувства модулировались в ожидаемых направлениях с помощью инструктивного регулирования любви в обеих группах. Повышающая регуляция любви усиливала чувство привязанности, а понижающая регуляция любви уменьшала чувство безумной влюбленности и привязанности.Наконец, подавление любви уменьшило приятность чувств в обеих группах.

    Положительное и отрицательное влияние

    См. Положительное и отрицательное влияние во время задачи регулирования.

    Положительный и отрицательный эффект после каждого блока, отдельно для обеих групп.

    Блоки просмотра

    Положительный эффект после того, как два блока просмотра показали главный эффект изображения, F (1,38) = 27,2, p <0,001, который был модулирован значительным взаимодействием изображения x группы, F (1,38) = 21.7, стр. <.001. Группа взаимоотношений испытала более позитивный аффект после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p <0,001, в то время как группа разрыва - нет, p = 0,71. Отрицательный аффект показал основные эффекты изображения F (1,38) = 9,6, p = 0,004 и группы F (1,38) = 25,7, p <0,001, которые были модулированы. по значительному изображению x Групповое взаимодействие, F (1,38) = 8,7, p =.005. Группа расставания испытала более негативное влияние после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p = 0,006, в то время как группа отношений не испытала, p = 0,69. Короче говоря, фотографии партнеров вызвали положительный эффект в группе отношений, но отрицательный — в группе разрыва, снова подтвердив, что группы различались ожидаемым образом.

    Блоки регулирования

    Положительный аффект после того, как три блока с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 21.3, ε = 0,94, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x группы, F (2,76) = 8,4, ε = 0,94, p = 0,001. В то время как группа взаимоотношений испытала наибольший положительный эффект после пассивного просмотра изображений партнеров, промежуточный положительный эффект после повышения регуляции и наименьший положительный эффект после понижающей регуляции, все p s <0,034, положительный эффект в группе разрыва не наблюдался. под влиянием предписанной любви регулирование, все p s>.17. Отрицательный аффект показал основной эффект Регулирования, F (2,76) = 6,4, ε = 0,74, p = 0,007, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x Группа, F (2 , 76) = 5,0, ε = 0,74, p = 0,017. Группа взаимоотношений испытала наиболее отрицательный аффект после подавления регуляции, как p, s <0,008, тогда как на отрицательный аффект в группе разрыва не повлияла инструктивная регуляция любви, все p s> 0,67. Подводя итог, можно сказать, что регулирование любви уменьшило положительный эффект в группе отношений, хотя отрицательное регулирование уменьшило положительный эффект больше, чем положительное регулирование.Снижение регуляции также усилило негативный эффект в группе взаимоотношений. Регулирование любовных чувств не повлияло на аффект в группе распада.

    Потенциалы, связанные с событием

    Блоки просмотра

    См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между изображениями партнера и нейтральными изображениями в блоках просмотра. Во всех четырех временных окнах был значительный главный эффект изображения (300–400 мс: F (1,34) = 72,6, p <.001, 400–700 мс: F (1,34) = 101,6, p <0,001, 700–1000 мс: F (1,34) = 112,3, p <0,001 и 1000– 3000 мс: F (1,34) = 51,1, p <0,001), что указывает на то, что ERP между 300–3000 мс был более положительным в ответ на партнера, чем нейтральные изображения. Взаимодействия с участием факторов Изображение и Группа не были значимыми ни в одном из временных окон, все F с <1, нс , что указывает на то, что реакция ERP на партнера по сравнению с нейтральными изображениями не различалась между отношениями. и группы распада.Партнерские и нейтральные изображения различаются по-разному: партнерские изображения были знакомы участникам, вызывали эмоциональные чувства, отображали по крайней мере одного знакомого человека и могли отображать самого участника. Поскольку все эти факторы модулируют ERP [32, 42, 59–61], неудивительно, что разница ERP между изображениями партнера и нейтральными изображениями настолько увеличена во времени и топографии и схожа между двумя группами. Обратите внимание, что интересующие эффекты повышающей и понижающей регуляции, обсуждаемые ниже, включают сравнение между повышающей и понижающей регуляцией ответов только на изображения партнеров.

    Осциллограммы ERP в Fz, Cz и Pz для четырех условий, для каждой группы отдельно.

    Топографии кожи головы различий между пассивным просмотром изображений партнера и нейтральными изображениями, отдельно для обеих групп.

    Блоки регулирования

    См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между условиями регулирования и просмотра. Во временном окне 300–400 мс имел место основной эффект регулирования: F (2,68) = 4.4, ε = 0,96, p = 0,018, и взаимодействие Регуляция x каудальность, F (4,136) = 3,7, ε = 0,62, p = 0,020. ERP был более положительным для повышающей регуляции, чем пассивный просмотр на Cz и Pz, оба p, s <0,004. Во временном окне 400–700 мс наблюдалось взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 4,9, ε = 0,72, p = 0,004, но ни один из апостериорных тестов не был значимым. В 700–1000 мс было Регуляция x Каудальность, F (4,136) = 5.8, ε = 0,65, p = 0,002, и регуляция x группа x каудальность, F (4,136) = 5,2, ε = 0,65, p = 0,004, взаимодействия. В группе взаимоотношений ERP был менее положительным в отношении повышающей и понижающей регуляции, чем пассивный просмотр на Pz, оба значения p s <0,002. В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Во временном окне 1000–3000 мс имело место взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 2,7, ε = 0,78, p =.048. В группе взаимоотношений ERP была менее положительной в отношении понижающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, оба значения p s <0,041, и для повышения регуляции, чем пассивное наблюдение на Pz, p = 0,005 . В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Изучение данных показало, что даже несмотря на то, что в группе расщепления была выявлена ​​менее положительная ERP для подавления регуляции при Cz (и в меньшей степени при Pz), вариация амплитуд ERP была больше в группе расщепления (снижение — эффект регулирования при Cz = -1.7 мкВ, SD, = 4,0), чем группа взаимосвязи (эффект понижающей регуляции при Cz = -1,6 мкВ, SD = 3,0), что объясняет, почему эффект не достиг значимости в группе разрыва.

    Топографии кожи головы различий между регуляцией и пассивным просмотром изображений партнеров, отдельно для обеих групп.

    Чтобы изучить любые связи между амплитудой LPP и показателями самоотчетов, были вычислены коэффициенты корреляции Пирсона между регулирующими эффектами амплитуды LPP и регулирующими эффектами в рейтингах влюбленности, рейтингах привязанности, рейтингах валентности, рейтингах возбуждения, положительных эмоциях и отрицательных эмоциях. влияют на группы.Поскольку эффекты регулирования были наибольшими на электродах Cz и / или Pz, эффекты регулирования LPP были усреднены для этих двух электродов. Во временном окне 700–1000 мс эффект повышающей регуляции амплитуды LPP отрицательно коррелировал с эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте, r (34) = -,40, p = 0,015, см. . Эта корреляция не была завышена из-за, возможно, отдаленной точки данных (то есть эффект повышающей регуляции при отрицательном аффекте = 1,5), потому что корреляция была еще большей и более значительной после исключения этой точки данных, r (33) = -.44, стр. = 0,008. Как видно на фиг., Чем больше участников демонстрировали усиление LPP ​​в ответ на повышающую регуляцию по сравнению с пассивным просмотром в интервале 700–1000 мс, тем больше их негативный аффект уменьшался в результате повышающей регуляции любви. Другие корреляции между эффектами повышающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон и эффектами повышающей регуляции в самоотчетах не были значительными, -31 <все r с (34) <0,32, все p s> 0,063. Ни один из эффектов понижающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон не был существенно коррелирован с эффектами понижающей регуляции в самоотчетах, -.20 <все r с (34) <0,24, все p с> 0,17.

    Диаграмма рассеяния, показывающая отрицательную корреляцию между эффектом повышающей регуляции амплитуды LPP (усредненной по электродам Cz и Pz) между 700–1000 мс и эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте.

    Отрицательный эффект повышающей регуляции в негативном аффекте означает уменьшение негативного аффекта из-за повышающей регуляции любви. Положительный эффект повышающей регуляции амплитуды LPP означает, что LPP был усилен для повышения регуляции любви.

    Подводя итог, повышение регуляции вызывало более положительную ERP, чем пассивное наблюдение на срединных центро-теменных электродах между 300–400 мс. Кроме того, повышающая и понижающая регуляция вызывала менее положительную ERP, чем пассивное наблюдение, в основном на срединных теменных электродах между 700–3000 мс в группе взаимоотношений. Чем больше повышающая регуляция любви увеличивала амплитуду LPP в диапазоне 700–1000 мс, тем сильнее снижалось негативное воздействие при повышении регуляции любви.

    Обсуждение

    Поскольку любовные чувства могут быть более или менее интенсивными, чем хотелось бы, было бы полезно, если бы люди могли регулировать чувства романтической любви по своему желанию.В двух исследованиях мы изучили предвзятые мнения, стратегии и возможность регулирования любви.

    Как и ожидалось, у участников было предубеждение о том, что любовь в некоторой степени неконтролируема, о чем свидетельствуют их баллы за серию вопросов, оценивающих воспринимаемую управляемость любовных чувств. Более того, несколько участников сообщили, что они не могут уменьшить любовные чувства, когда разбиты горем. Некоторые участники даже заявили, что любовные чувства не следует регулировать для поддержания долгосрочных отношений, потому что снижение любовных чувств будет указывать на то, что отношениям не суждено быть.Однако исследования показали, что увлечение (то есть страстная любовь) и привязанность (то есть товарищеская любовь) со временем уменьшаются [14, 16], поэтому такое мнение может ограничить шансы на длительные отношения. Однако средний балл по воспринимаемым контрольным вопросам приблизился к середине шкалы, что указывает на то, что участники не полностью отвергали идею контролируемой любви. Кроме того, участники считали, что некоторые аспекты любви более контролируемы, чем другие.Участники воспринимали чувства привязанности как более контролируемые, чем чувства увлечения, и они чувствовали, что больше контролируют интенсивность любовных чувств, чем тех, в кого они влюблены. Наконец, чем больше участников используют стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимают любовные чувства как контролируемые, что дает намек на то, что переоценка может быть эффективной стратегией регулирования любви. Тем не менее, вопросы о предполагаемом контроле над любовными чувствами имеют несколько ограничений.Во-первых, два исследования проводились в разных странах, на разных языках и с относительно небольшими выборками с разным гендерным соотношением. Во-вторых, чтобы не быть слишком консервативными в статистическом отношении в этом исследовательском исследовании, мы не скорректировали количество использованных статистических тестов. Обратите внимание, что проведенные нами тесты не являются независимыми, что снижает вероятность ошибок типа I [62]. Кроме того, мы использовали двусторонние тесты даже тогда, когда у нас была априорная направленная гипотеза. Это было сделано для того, чтобы не увеличивать вероятность ошибок типа I и не исключать возможность наблюдения каких-либо эффектов, противоречащих гипотезе, опять же из-за исследовательского характера исследования.Наконец, в той степени, в которой измерения в исследованиях 1 и 2 совпадают, мы основываем приведенные выше выводы только на результатах, которые были воспроизведены в обоих исследованиях. Это значительно снижает вероятность того, что наши выводы основаны на эффектах, специфичных для страны, языка или пола, или на ложных выводах. Было бы интересно проверить, изменяется ли воспринимаемый контроль над любовными чувствами в зависимости от направления регулирования (то есть, думают ли люди, что легче подавить любовь, чем повысить ее, или наоборот) в будущих исследованиях.

    Мы спросили участников, что они обычно делают или думают, когда у них разбито сердце, и когда они поддерживают долгосрочные отношения. Участники сообщили об использовании типичных стратегий регулирования эмоций, таких как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. Только один участник упомянул использование подавления. Исследования показали, что подавление самовыражения на самом деле не влияет на интенсивность чувств и отрицательно сказывается на когнитивном и социальном функционировании [21], поэтому, возможно, это не адаптивная стратегия для регулирования любовных чувств.

    Важно отметить, что ответы на вопросы предполагали, что существует диссоциация в использовании определенных стратегий для регулирования фактических любовных чувств (т.е.регулирование любви) по сравнению с чувством лучшего во время разбитого сердца (т.е.регулирование эмоций) или поддержанием долгосрочных отношений. В контексте горя часто использовалась переоценка, особенно для уменьшения любовных чувств, а не для улучшения самочувствия. Напротив, во время разбитого сердца отвлечение использовалось скорее для того, чтобы почувствовать себя лучше, чем для уменьшения любовных чувств.Было показано, что люди предпочитают отвлекаться, а не переоценивать ситуацию, когда эмоции очень сильны [63], что часто имеет место во время горя. Однако переоценка может быть более выгодной в долгосрочной перспективе, потому что уменьшение любовных чувств может помочь людям двигаться дальше после разрыва.

    Некоторые участники сообщили, что избегают сигналов, связанных с любимым человеком, таких как картинки или разговоры, когда их разбивают сердце, что является стратегией выбора ситуации [21]. Было высказано предположение, что романтическая любовь имеет параллели с наркоманией [2, 64].Сигналы, связанные с любимым, вызывают любовные чувства [38], точно так же, как сигналы, связанные с наркотиками, усиливают тягу к наркотикам [65], поэтому избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может уменьшить «тягу» к любимому в краткосрочной перспективе. Однако одним из видов лечения зависимости от психоактивных веществ и других психических расстройств является экспозиционная терапия, основанная на механизме исчезновения [66]. Поскольку избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может предотвратить угасание любовных чувств, это может оказаться неподходящей стратегией для подавления любовных чувств в долгосрочной перспективе.

    В контексте долгосрочных отношений участники часто упоминали о важности общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми. В то время как общение / честность использовались больше для поддержания долгосрочных отношений, чем для предотвращения ослабления любви, выполнение (новых) действий с любимым в основном использовалось для предотвращения ослабления любви. Предыдущая работа предполагает, что увлекательные дела с любимым действительно могут быть успешной стратегией повышения регуляции любви [67, 68].Соответственно, исследование длительной романтической любви показало, что супружеские пары, которые вместе занимались новыми и сложными делами, сообщали об увеличении любви, близости и качества отношений [69, 70]. Таким образом, новые и захватывающие занятия с любимым человеком, которые представляют собой стратегию выбора ситуации [21], могут быть эффективной поведенческой стратегией для усиления любовных чувств. Удивительно, но переоценка упоминалась нечасто в контексте поддержания долгосрочных отношений.Учитывая, что переоценка является эффективной и здоровой стратегией регулирования эмоций [21, 22], она может быть адаптивной стратегией для предотвращения ослабления любовных чувств в долгосрочных отношениях.

    Четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений имеют некоторые ограничения. Во-первых, эти данные были проанализированы не количественно, а качественно. Во-вторых, другие анкеты и задания, использованные в обоих исследованиях, ограничивали выборку участниками, которые были влюблены (Исследование 1), состояли в романтических отношениях или недавно пережили романтический разрыв (Исследование 2).Таким образом, участники ответят на вопросы, которые не соответствуют их текущему статусу (например, ответы на вопросы о разбитом сердце в счастливых отношениях) или предыдущему опыту (например, некоторые участники, возможно, никогда не были разбиты горем или состояли в длительных отношениях, в которых в случае, если они ответили, что, по их мнению, они будут делать в этих обстоятельствах). Важно отметить, что эти четыре стратегических вопроса использовались больше для изучения того, какие типы стратегий люди используют в своей личной жизни, чтобы помочь в разработке будущих исследований регуляции любви, а не для обеспечения строгой проверки априорных гипотез.Тем не менее, текущие результаты ждут подтверждения в будущих исследованиях с количественным анализом и сопоставлением вопросов с предыдущим опытом и / или текущим статусом.

    В четырех открытых вопросах стратегии мы не спрашивали участников об эффективности перечисленных ими стратегий. В отличие от этого, в исследовании 2 мы оценили эффективность явной повышающей и понижающей регуляции любви, используя стратегию когнитивной переоценки. Мы измерили успех регуляции, спросив участников, сколько страсти и привязанности они испытали после каждого условия регуляции, потому что самоотчет — единственный способ оценить феноменологический опыт [39].Получив указание усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера или отношений или воображая положительные сценарии будущего, участники сообщали о повышенном уровне привязанности. Хотя активация любви численно усиливала чувство влюбленности, этот эффект не был статистически значимым. Таким образом, повышающая регуляция любви с помощью переоценки может быть более успешной для регулирования привязанности, чем увлечение. Дальнейшие исследования могут проверить, могут ли другие стратегии быть более эффективными для повышения уровня влечения.Поскольку долгосрочным отношениям угрожает снижение уровня увлечения и привязанности с течением времени [14, 16], усиление любовных чувств может помочь стабилизировать долгосрочные отношения. Хотя ранее было показано, что люди идеализируют своего возлюбленного [32, 33] и что идеализация партнера связана с большим удовлетворением в отношениях [34], настоящее исследование уникально тем, что показывает, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства и намеренно.

    Получив указание подавить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера или отношений или воображая негативные сценарии будущего, участники сообщали о снижении уровня увлечения и привязанности, как и ожидалось.Это имеет важные последствия для людей, чьи любовные чувства сильнее, чем хотелось бы. Например, это открытие предполагает, что после разрыва долгосрочных отношений, когда уровни привязанности предположительно выше, чем уровни влюбленности [14], регулирование любви с использованием переоценки может использоваться для того, чтобы справиться с разрывом путем уменьшения чувства вложение. Кроме того, текущие результаты показывают, что подавление любви с помощью переоценки может использоваться для уменьшения чувства влечения, например, когда любовные чувства на ранней стадии не взаимны или когда кто-то влюбляется в кого-то другого, кроме своего партнера.Хотя предыдущие исследования показали, что люди могут неявно умалять привлекательность других людей, кроме текущего партнера [71, 72], текущее исследование уникально, поскольку оно показывает, что люди могут намеренно подавлять свои любовные чувства к своему (бывшему) партнеру. .

    Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить субъективные чувства [39], они часто используются в поведенческих и нейровизуализационных исследованиях регуляции эмоций как способ оценки успешности регуляции (например, [49, 57, 73, 74]) .Однако самооценки страдают от предубеждений в отношении желательности и характеристик спроса [40, 41]. Перед тестированием участников не проинформировали о точной цели исследования или гипотезе, но их проинструктировали усилить или ослабить свои любовные чувства с помощью когнитивной переоценки. Поэтому, когда их просили оценить степень увлечения и привязанности в конце каждого блока, их ответы могли быть искажены их восприятием гипотезы исследования. Тем не менее, в инструкциях упоминались «любовные чувства», тогда как в рейтингах упоминались «увлечение» и «привязанность», что, возможно, сделало наши ожидания немного менее очевидными.Кроме того, несмотря на то, что у нас не было разных ожиданий относительно возможности увеличения и уменьшения любви, и у участников не было причин предполагать, что у нас есть, эффекты повышения регуляции в самооценке влечения и привязанности были численно меньше (от 0,1 до 0,3 балла на шкала 1–5), чем эффекты понижающей регуляции (от 0,5 до 1,0 балла по шкале 1–5), что снижает вероятность того, что участники ответили в соответствии с предполагаемой гипотезой, а не в соответствии со своими чувствами. Тем не менее, текущие результаты ждут повторения в исследованиях, в которых гипотеза будет более неясной для участников.Это может быть установлено, например, путем инструктирования участников подумать о положительных / отрицательных аспектах или будущих сценариях, не упоминая, что это должно изменить интенсивность их любовных чувств. Также обратите внимание, что самоотчеты относительно валентности, возбуждения, положительного и отрицательного аффекта, обсуждаемые далее, менее восприимчивы к характеристикам спроса, поскольку участникам не было дано указание изменить свое положительное, отрицательное или возбужденное состояние.

    Поскольку важно отделить концепцию регуляции любви от устоявшейся концепции регуляции эмоций, мы спросили участников, насколько негативно или позитивно они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Участники, которые были в романтических отношениях со своим возлюбленным, испытали больше неприятных чувств, меньше положительных эмоций и больше отрицательных эмоций после понижения регуляции любви. Это было ожидаемо, поскольку снижение любовных чувств к постоянному партнеру обычно нежелательно. Однако участники, которые недавно пережили разрыв, неожиданно испытали более неприятные чувства после понижения регуляции любви. Может случиться так, что подавление любви путем сосредоточения внимания на негативных аспектах партнера или отношений или придумывания негативных сценариев будущего заставляет людей чувствовать себя плохо, потому что это связано с негативными мыслями.Хотя в текущем исследовании не изучались долгосрочные эффекты подавления любви с помощью переоценки, недавно было показано, что негативные мысли об отношениях имеют адаптивные особенности при восстановлении после романтического разрыва [75]. Итак, важно исследовать как краткосрочные, так и долгосрочные эффекты регуляции любви, поскольку они могут быть диссоциированы.

    Повышение уровня любви привело к снижению положительного аффекта у участников, состоявших в отношениях, что было неожиданно.Это могло произойти из-за усилий, необходимых для применения когнитивной переоценки [18]. Может случиться так, что люди, которые находятся в счастливых отношениях (о чем свидетельствует самооценка качества отношений), могут предпочесть просто смотреть на своего партнера, вместо того, чтобы придумывать положительные аспекты партнера, отношений или положительного будущего. сценарии по запросу. Мы не тестировали долгосрочные эффекты регулирования любви, но может оказаться, что, хотя в данный момент может оказаться обременительным использовать переоценку для усиления любовных чувств, это может иметь положительные долгосрочные эффекты в контексте романтических отношений. отношения.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы воспроизвести этот неожиданный эффект, определить, почему он возникает, изучить, можно ли и как его уменьшить, а также проверить, сопровождается ли он благоприятным долгосрочным эффектом. Несмотря на то, что усиление любви, приводящее к снижению положительного аффекта у участников, которые были в отношениях, противоречит гипотезе, это действительно показывает, что участники не просто регулировали свои эмоции. В этом случае регулирование любви привело бы к более позитивным чувствам в обеих группах.Это говорит о том, что важно различать эффекты регулирования любви на любовные чувства и на аффекты, поскольку желаемый эффект в любовных чувствах может не привести к лучшему аффекту в краткосрочной перспективе.

    Регулирование любви не повлияло на субъективное возбуждение (см. [76]. Возможно, используемая нами пятибалльная оценочная шкала была слишком грубой, чтобы выявить какие-либо изменения в возбуждении из-за регуляции любви. Возможно, лучше использовать более точную шкалу. В качестве альтернативы или дополнения недавние исследования показали, что переоценка тревоги как возбуждения (т.д., изменение валентности с отрицательной на положительную) улучшило выполнение задач, провоцирующих тревогу, по сравнению с попытками успокоиться (то есть уменьшением возбуждения) [77], поэтому при регулировании любовных чувств может быть более полезным изменить валентность, чем возбуждение. . Чтобы проверить это предположение, необходимы дополнительные исследования.

    В отличие от самооценки уровней влюбленности и привязанности, амплитуда LPP не является прямым измерением интенсивности любви. Преимущество амплитуды LPP по сравнению с самооценкой чувств состоит в том, что она не подвержена предубеждениям социальной желательности и характеристикам спроса.Поскольку амплитуда LPP обычно увеличивается в ответ как на положительные, так и на отрицательные стимулы, LPP не отражает, вызывает ли стимул положительные или отрицательные чувства. Вместо этого амплитуда LPP использовалась как объективная мера успеха регуляции [19], потому что она вместо этого отражает аффективное и мотивационное значение стимула и результирующее мотивированное внимание [42]. Таким образом, амплитуда LPP в ответ на изображение партнера показывает, насколько эмоционально или мотивационно значим партнер и сколько внимания ему уделяется.Инструкция по активации любовных чувств привела к более положительному ERP между 300-400 мс (см. [27]. Латентность и срединная центропариетальная топография этого эффекта регуляции подтверждают, что инструкции регуляции модулировали компонент LPP [42]. усиление LPP ​​указывает на то, что повышенная регуляция любви усиливает аффективное и мотивационное значение и, как результат, мотивированное внимание к (бывшему) партнеру.Поскольку более сильные любовные чувства приведут к усилению значимости партнера, усиленное LPP ​​с повышением регуляции любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства.

    Понижающая регуляция любви снижала амплитуду LPP между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, что указывает на то, что понижающая регуляция любви снижает аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к партнеру. Поскольку более слабые любовные чувства привели бы к снижению значимости партнера, снижение LPP ​​с понижающей регуляцией любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно понижать свои любовные чувства.Важно отметить, что ERP отражает активацию мозга, вызванную событиями, которые в данном случае являются презентациями партнеров и нейтральных картинок. Таким образом, снижение амплитуды LPP за счет понижающей регуляции не противоречит усилению негативного воздействия, о котором сообщают сами пациенты, в конце блока понижающей регуляции. То есть снижение аффективной и мотивационной значимости и мотивированного внимания к изображениям партнера (что отражается амплитудой LPP) вполне может сопровождаться усилением общего негативного аффекта, не связанного с 3-секундным представлением образа. изображение и, следовательно, не будет отражено в ERP (например,g., потому что коррекция базовой линии устранила эффект). Интересно, что эффект понижающей регуляции произошел на несколько сотен миллисекунд позже, чем эффект повышающей регуляции (см. [78]), что говорит о том, что понижающая регуляция любви требует больше времени, чтобы вступить в силу, чем повышающая регуляция любви. Эффект понижающей регуляции амплитуды LPP не достиг значимости у участников, которые пережили разрыв, что парадоксально, потому что понижающая регуляция любви может принести им больше пользы, чем людям, находящимся в счастливых отношениях.Большая межиндивидуальная вариативность — вероятная причина того, что эффект понижающей регуляции не был значительным в группе разрыва. Это изменение могло быть связано с тем, что группа разрыва была довольно неоднородной с точки зрения времени с момента разрыва, интенсивности любовных чувств к бывшему партнеру и уровней положительного и отрицательного аффекта, поскольку подобные факторы могут повлиять на любовь вниз. -регулирование успеха.

    В отличие от гипотез и представления о том, что амплитуда LPP модулируется инструкцией регулирования в соответствии с регуляторной целью [19], амплитуда LPP была численно, но незначительно, увеличена для понижающего регулирования между 300–400 мс. в обеих группах и значительно снижается при повышении регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях.Интерпретация амплитуды LPP как отражающей аффективное и мотивационное значение стимула и, как следствие, мотивированного внимания к стимулу [42], значительно сниженная амплитуда LPP для повышения регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, предполагает, что: хотя изначально повышающая регуляция (т. е. между 300–400 мс) увеличивает значимость и внимание к текущему партнеру, в конечном итоге она снижает его (т. е. после 700 мс). Интересно, что эффект повышающей регуляции амплитуды LPP между 700–1000 мс показал значительные индивидуальные различия.Несмотря на то, что LPP был снижен за счет повышения регуляции любви на уровне группы, участники, которые фактически показали более высокую амплитуду LPP в результате повышения регуляции любви в этом временном окне, также показали большее снижение негативного аффекта в результате любви. повышающее регулирование. Поскольку корреляция не подразумевает причинно-следственной связи, этот эффект можно интерпретировать по-разному. Может случиться так, что активизация любви приводит к снижению негативного аффекта только в том случае, если она успешна (на что указывает усиление LPP).В будущих исследованиях потребуется воспроизвести этот эффект и прояснить его интерпретацию.

    Неожиданные результаты LPP ставят под сомнение интерпретацию эффектов регуляции амплитуды LPP. Важно отметить, что наблюдаемый образец напоминает некоторые предыдущие исследования регуляции эмоций, которые выявили численно или значительно увеличенные амплитуды LPP для понижающей регуляции [27, 48, 57, 76] и численно уменьшенные амплитуды LPP для повышающей регуляции [46], поскольку хорошо. Есть несколько потенциальных факторов, которые могли вызвать эти неожиданные эффекты в текущих и предыдущих исследованиях, такие как эффекты пола и потолка [27, 46, 48], представление инструкций по регулированию блокированным, а не смешанным образом [47, 78], предоставление участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования [57] или переключение между повышающим и понижающим регулированием.Необходимы дополнительные исследования для систематического тестирования этих и других факторов, чтобы лучше понять влияние характеристик задачи регулирования на амплитуду LPP. Например, первый автор в настоящее время работает над исследованиями, проверяющими, вызывают ли эффекты пола и потолка неожиданные эффекты инструкций по регулированию эмоций на LPP. Кроме того, в будущих исследованиях можно будет напрямую сравнивать эффекты представления инструкций по регулированию в блокированном и смешанном виде, а также от предоставления участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования по сравнению с указанием им использовать одну конкретную стратегию.Кроме того, было бы информативно сравнить эффекты от того, что участники выполняют как повышающую, так и понижающую регулировку в сеансе тестирования, по сравнению только с одним из двух. Подобные исследования предоставят больше информации о том, что именно отражает амплитуда LPP в задачах регулирования. В зависимости от выводов этих исследований, амплитуда LPP может иметь или не иметь ограниченную применимость в качестве меры успеха регулирования. Альтернативными мерами, которые могли бы стать объективной оценкой успеха регуляции любви в будущих исследованиях, являются поведенческие измерения, кожная проводимость, измерения, связанные с сердцебиением [79], электромиография лица [80] и активация областей мозга, которые были связаны с любовью [ 81].

    В заключение, насколько нам известно, это первое исследование, посвященное явному регулированию любовных чувств. Мы утверждаем, что регулирование любви нацелено на настоящие любовные чувства, и мы понимаем, что это, в свою очередь, может повлиять на эмоции и характеристики отношений. Результаты показали, что люди предвзято относятся к неконтролируемой любви. Тем не менее они используют различные поведенческие и когнитивные стратегии, чтобы справиться с романтическими разрывами и поддерживать долгосрочные отношения.В контексте разбитого сердца отвлечение использовалось, чтобы почувствовать себя лучше после разрыва (т. Е. Регулирование эмоций), в то время как переоценка использовалась для подавления любовных чувств. В контексте долгосрочных отношений общение / честность были важны для поддержания долгосрочных отношений, в то время как выполнение (новых) действий с любимым использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств (т. Е. Усиления регуляции любви). Эти предубеждения и стратегии регуляции любви были воспроизведены в двух независимых выборках.Важно отметить, что люди могли регулировать свои любовные чувства, думая о положительных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая положительные сценарии будущего. Люди также могли подавлять свои любовные чувства, думая о негативных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая негативные сценарии будущего.

    Это первое в своем роде исследование предлагает множество предложений для будущих исследований. В этом исследовании мы проверяли только краткосрочные эффекты регулирования любви.Для применимости в повседневной жизни, конечно, было бы важно, чтобы эффекты регулирования любви были долгосрочными и / или чтобы люди могли выполнять регуляцию любви привычно для получения устойчивого эффекта. Следовательно, в будущих исследованиях следует изучить долгосрочные эффекты регулирования любви, в том числе его влияние на благополучие, стабильность и удовлетворение отношений, а также способы, с помощью которых регулирование любви может стать привычным. Было бы также интересно изучить эффективность других поведенческих и когнитивных стратегий, помимо переоценки, для регулирования любовных чувств, включая отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий с любимым человеком.Кроме того, важно разделить эффекты регулирования любви на любовные чувства и аффекты, поскольку желаемое воздействие на любовные чувства может сопровождаться нежелательным воздействием на аффект, или наоборот. Повышающее и понижающее регулирование любви имеет множество применений, начиная от стабилизации долгосрочных отношений, включая браки, уменьшения горя после романтических разрывов, облегчения нежелательных привязанностей и запретной любви и, возможно, даже для совладания со смертью любимого. Короче говоря, регулирование любви может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательное влияние любви на отдельных людей и общество и, следовательно, заслуживает большого внимания со стороны научного сообщества.

    Регулирование романтических любовных чувств: предубеждения, стратегии и осуществимость

    Абстракция

    Любовные чувства могут быть более интенсивными, чем хотелось бы (например, после разрыва), или менее интенсивными, чем хотелось бы (например, в длительных отношениях) . Если бы только мы могли контролировать свои любовные чувства! Мы представляем концепцию явной регуляции любви, которую мы определяем как использование поведенческих и когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви. Мы представляем первые два исследования предубеждений, стратегий и возможности регулирования любви.Ответы на анкету показали, что люди воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Тем не менее, в четырех открытых вопросах люди сообщили об использовании таких стратегий, как когнитивная переоценка, отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий, чтобы справиться с разрывами, поддерживать долгосрочные отношения и регулировать любовные чувства. Инструктивная регуляция любви с помощью переоценки усиливала субъективные чувства привязанности, в то время как понижающая регуляция любви уменьшала субъективные чувства влечения и привязанности.Мы использовали амплитуду позднего положительного потенциала (LPP) как объективный показатель успеха регуляции. Инструктируемая повышающая регуляция любви увеличивала LPP на 300–400 мс у участников, которые были вовлечены в отношения, и у участников, недавно переживших романтический разрыв, в то время как понижающая регуляция любви снижала LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения. Эти данные подтверждают самооценку возможности регуляции любви, хотя они осложняются тем фактом, что повышающая регуляция любви также снижает LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения.В заключение, хотя у людей есть предубеждение, что любовные чувства неконтролируемы, мы впервые показываем, что намеренное регулирование любовных чувств с помощью переоценки и, возможно, других стратегий возможно. Регулирование любви принесет пользу отдельным людям и обществу, поскольку может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательные последствия романтической любви.

    Введение

    Романтическая любовь поражает практически всех хотя бы один раз (т.е. ее распространенность в течение всей жизни приближается к 100%) [1] и оказывает огромное влияние на нашу жизнь.Романтическая любовь положительно влияет на людей и общество в целом. Например, любовь связана с положительными эмоциями, такими как эйфория [2], а романтические отношения повышают счастье и удовлетворенность жизнью [3]. Но любовь также оказывает негативное влияние на людей и общество. Например, любовь связана со стрессом [4] и ревностью [5], а романтические разрывы связаны с печалью и стыдом [6], снижением счастья и удовлетворенности жизнью [7] и депрессией [8]. Широкое распространение любви в сочетании с ее значительным положительным и отрицательным влиянием на людей и общество делают ее важной темой для исследований.

    Слово «любовь» имеет много разных значений и может иметь разные значения для разных людей. Исследователи предложили несколько таксономий любви с различным количеством типов или компонентов любви [9–13]. В этом исследовании рассматриваются два типа любовных чувств: увлечение и привязанность. Влечение — это подавляющее любовное чувство к одному человеку, оно похоже на понятия «страсть» или «безумная любовь» [10], «романтическая любовь» [11], «страстная любовь» [12] и «влечение» [ 13].Привязанность, с другой стороны, — это успокаивающее чувство эмоциональной связи с другим человеком, которое аналогично понятиям «близость» с «решением / обязательством» [10] и «товарищеской любовью» [10–12].

    Любовные чувства иногда слабее, чем хотелось бы. Влечение обычно наиболее интенсивно на ранних стадиях любви, после чего оно относительно быстро уменьшается [13–15], а для развития привязанности требуется некоторое время [13–15], после чего оно уменьшается в течение десятилетий [16]. Уменьшение увлечения и привязанности со временем угрожает стабильности романтических отношений.Действительно, разрыв любви — основная причина развода [17]. Любовные чувства тоже могут быть сильнее, чем хотелось бы. Например, люди могут быть влюблены в кого-то, кто не любит их в ответ или кто с ними расстался. Ясно, что было бы полезно, если бы мы могли регулировать любовные чувства по своему желанию, чтобы мы могли регулировать их, когда они слабее, чем хотелось бы, и понижать их, когда они сильнее, чем хотелось бы.

    Мы определяем регулирование любви как использование поведенческих или когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви.В ходе интервью участники сообщили, что их любовные чувства были непроизвольными и неконтролируемыми [2]. Тем не менее, три направления исследований показывают, что регулирование любви действительно возможно. Во-первых, хорошо известно, что люди могут регулировать свои эмоции [18–21], что влечет за собой создание новых эмоций или изменение интенсивности текущих эмоций с помощью поведенческих или когнитивных стратегий [20]. Существует несколько стратегий регулирования эмоций, включая выбор ситуации, отвлечение, подавление выражения и когнитивную переоценку.Выбор ситуации заключается в том, чтобы избегать или искать определенные ситуации, чтобы изменить свое самочувствие (например, посещение вечеринки для развлечения) [21]. Отвлечение влечет за собой выполнение второстепенной задачи по снижению интенсивности эмоций (например, игра в видеоигру, чтобы забыть о неприятном происшествии на работе) [20]. Подавление выражения включает подавление выражения эмоции (например, сохранение лица в покере) [22]. Когнитивная переоценка включает в себя переосмысление ситуации, чтобы изменить то, как вы себя чувствуете (например, уменьшение или усиление нервозности путем переосмысления предстоящего собеседования как возможности узнать больше о компании или как возможность раз в жизни, соответственно) [22].Регулирование эмоций может использоваться для усиления и подавления положительных и отрицательных эмоций [23] и может происходить неявно или явно [18].

    Однако любовь иногда считают мотивацией (или побуждением), а не эмоцией [24]. Одна из причин, по которой любовь не может быть эмоцией, заключается в том, что она вызывает разные эмоции в зависимости от ситуации. Взаимная любовь, например, может вызвать эмоциональную эйфорию, в то время как взаимная любовь может вызвать эмоциональную печаль. Поэтому важно, что второе направление исследований показало, что люди могут использовать когнитивные стратегии для регулирования своей мотивации, включая сексуальное возбуждение [25], волнение по поводу денежного вознаграждения [26–29] и тягу к алкоголю, еде и сигаретам [ 30, 31].Свидетельства того, что мотивации можно регулировать, намеренно подтверждают идею о возможности явного регулирования любви.

    Наконец, третье направление исследований показало, что люди относятся к своему романтическому партнеру более благосклонно, чем это оправдано объективно [32, 33]. Важно отметить, что у людей, которые идеализируют своего партнера и чьи партнеры идеализируют их, более счастливые отношения [34]. Эти данные свидетельствуют о том, что неявная регуляция любовных чувств к нынешнему романтическому партнеру возможна и способствует удовлетворению отношений.

    Хотя это последнее исследование показывает, что люди могут неявно регулировать свои любовные чувства, нет исследований, которые бы предоставили информацию о преднамеренном, явном повышении или понижении регуляции любовных чувств. В двух исследованиях мы систематически изучали предубеждения, стратегии и возможность явного регулирования любовных чувств. Первая цель заключалась в том, чтобы определить, думают ли люди, что любовные чувства можно контролировать или нет. Участники ответили на ряд вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над любовными чувствами, и предыдущие исследования [2] привели нас к гипотезе о том, что люди будут воспринимать любовные чувства как неконтролируемые.Вторая цель заключалась в том, чтобы выявить, какие стратегии используют люди, когда они пытаются регулировать свои любовные чувства вверх или вниз. Участники ответили на четыре открытых вопроса, и мы ожидали, что люди сообщат об использовании типичных поведенческих и когнитивных стратегий регуляции эмоций, упомянутых выше. Сначала мы провели пилотное исследование (Исследование 1), а затем мы провели еще одно исследование (Исследование 2), чтобы подтвердить результаты пилотного исследования.

    Кроме того, Исследование 2 использовало задачу регулирования любви для достижения конечной цели исследования, которая заключалась в изучении того, могут ли люди намеренно повышать или понижать регуляцию любовных чувств.В этом первом эмпирическом тесте возможности регулирования любви мы сосредоточились на стратегии переоценки, поскольку она считается эффективной для изменения интенсивности чувств и полезна для когнитивного и социального функционирования [21]. Переоценка, ориентированная на ситуацию, влечет за собой изменение эмоционального значения ситуации путем ее переосмысления [21], например, путем сосредоточения внимания на положительных или отрицательных аспектах ситуации или путем воображения положительного или отрицательного результата [35]. Использование когнитивной переоценки для регулирования любовных чувств связано с представлением о том, что когнитивные процессы, включая установление атрибуции, связаны с удовлетворением отношениями [36, 37].Мы сосредотачиваемся на интенсивности увлечения и привязанности, а не на результатах отношений, поскольку любовные чувства не возникают исключительно в контексте романтических отношений [14].

    Поскольку это зависит от ситуации, выиграют ли люди от повышающего или понижающего регулирования любви, мы протестировали группу людей, которые были вовлечены в романтические отношения, и группу людей, которые недавно пережили романтический разрыв. Ожидалось, что люди, которые в настоящее время находятся в романтических отношениях, выиграют от усиления любви, потому что это стабилизирует их отношения.Напротив, людям, которые только что пережили разрыв, будет полезно ослабить любовь, потому что это поможет им справиться с разрывом. Поскольку предыдущие исследования показали, что сильные чувства романтической любви могут быть вызваны просмотром фотографий любимого человека [38], изображения (бывшего) партнера использовались, чтобы вызвать чувство любви, которое участникам было поручено регулировать с помощью явного регулирования. задача. Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить феноменологию (то есть, как кто-то себя чувствует) [39], участники оценивали, насколько они увлечены и насколько привязаны они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Была выдвинута гипотеза, что повышающая регуляция любви усилит чувство влечения и привязанности, тогда как понижающая регуляция любви уменьшит чувство влечения и привязанности в обеих группах. Конечно, важно проводить различие между концепцией регуляции любви и устоявшейся концепцией регуляции эмоций. Таким образом, участники также оценили, насколько отрицательно или положительно они себя чувствовали после каждого условия регулирования. Ожидалось, что регулирование любви заставит группу отношений чувствовать себя более позитивно, а ослабление любви заставит их чувствовать себя более негативно.Противоположная картина ожидалась для группы распада: более негативное ощущение после повышающего регулирования и более позитивное после понижающего регулирования. Эта гипотеза показывает, чем регулирование любви теоретически отличается от регулирования эмоций. То есть регулирование любви нацелено на интенсивность любовных чувств, а не эмоций. Конечно, изменение любовных чувств может, в свою очередь, повлиять на эмоции или повлиять на них. Направление воздействия любовной регуляции на эмоцию или аффект может различаться в зависимости от контекста, на что указывают гипотетические противоположные эффекты любовной регуляции на эмоцию / аффект в группах отношений и расставания.

    Хотя самооценки дают уникальное представление о том, что люди испытывают, они также страдают от предубеждений социальной желательности и характеристик спроса [40, 41]. Поэтому, помимо субъективных самоотчетов, мы использовали потенциалы, связанные с событиями (ERP), как более объективную меру успеха регуляции любви. Раньше ERP использовались для изучения регуляции эмоций и романтической любви, но не для изучения регуляции любви. Поздний положительный потенциал (LPP) отражает множественные и перекрывающиеся положительные стороны задней части скальпа, начиная с временного диапазона классического P300, т.е.е., примерно через 300 мс после появления стимула. Амплитуда LPP обычно увеличивается для отрицательных и положительных стимулов по сравнению с нейтральными стимулами [19], и поэтому считается, что она отражает аффективную и мотивационную интенсивность информации и возникающее в результате мотивированное внимание [42]. Соответственно, мы показали, что LPP усиливается в ответ на графическую и вербальную информацию, связанную с любимым человеком, по сравнению с контрольной информацией [32, 43, 44]. Важно отметить, что амплитуда LPP модулируется инструкциями по регуляции эмоций в соответствии с регуляторной целью: подавление эмоций снижает амплитуду LPP, тогда как повышающая регуляция эмоций увеличивает амплитуду LPP [27, 45–49].Следовательно, амплитуда LPP может использоваться как объективная мера успеха регуляции [19]. Поскольку LPP отражает аффективную и мотивационную значимость и результирующее мотивированное внимание, а не валентность [42], эффекты регулирования в амплитуде LPP ​​отражают, как регулирование изменяет аффективную и мотивационную интенсивность информации и количество мотивированного внимания, уделяемого этой информации. Ожидалось, что повышающая регуляция любви усилит LPP в ответ на изображения (бывшего) партнера в обеих группах, что указывало бы на то, что повышенная регуляция любви повысит аффективное и мотивационное значение, и, как следствие, мотивированное внимание к (бывший) партнер.Напротив, отрицательная регуляция любви должна была снизить амплитуду LPP до изображений (бывших) партнеров в обеих группах, что указывало бы на то, что понижающая регуляция любви снизит аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к ним. (бывший) партнер.

    Исследование 1 — Методы

    Участники

    Тридцать два участника (18–30 лет, M = 21,4, 7 мужчин), влюбленных по самоотчету, были набраны из сообщества Университета Мэриленда в США.Влюбленность была критерием включения, потому что некоторые вопросы, оценивающие воспринимаемый контроль над любовными чувствами (см. Ниже), содержали пробел, в который участники должны были мысленно вставить имя своего возлюбленного. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Мэриленда, и было получено письменное информированное согласие. Участникам было выплачено вознаграждение в размере 10 долларов США.

    Процедура

    Сначала участники ответили на несколько вопросов о своих любовных чувствах и романтических отношениях [44].Участники также заполнили Шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и Шкалу страстной любви (PLS) [50], чтобы оценить интенсивность влечения и привязанности. Затем участники ответили на 17 вопросов, чтобы оценить воспринимаемый контроль над любовными чувствами (альфа Кронбаха = 0,93), см. Приложение S1. Эти вопросы были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над любовью в целом и над страстью и привязанностью в частности. Они также были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над своим собственным противником.любовные чувства людей, а также интенсивность и объект любовных чувств. Участники ответили, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью не согласен, 9 = полностью согласен).

    Затем участники ответили на четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений. Мы провели различие между регуляцией эмоций и понижающей регуляцией любви в контексте разбитого сердца, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы чувствовать себя лучше, когда у вас разбито сердце?» (я.д., регулирование эмоций): «Что вы делаете или думаете, чтобы уменьшить чувство любви, когда у вас разбито сердце?» (т. е. понижение регуляции любви). Кроме того, мы провели различие между поддержанием отношений и усилением любви в контексте долгосрочных отношений, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы поддерживать долгосрочные отношения?» (т.е. поддержание отношений) и «Что вы делаете или думаете, чтобы предотвратить ослабление чувства любви в долгосрочных отношениях?» (то есть регулирование любви).Если бы участники не испытали горя или каких-либо длительных отношений, они ответили, что, по их мнению, они бы сделали в этих обстоятельствах.

    Анализ

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам был подвергнут однократному тесту t против 5, чтобы проверить, отличается ли он от нейтрального. Кроме того, ответы на подмножества из 17 вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над определенным аспектом любви, были усреднены для получения показателей воспринимаемого контроля над семью различными аспектами любви (любовь в целом, увлечение, привязанность, я, люди в целом, интенсивность любви и объект любви).Было проведено пять парных тестов t для проверки различий в воспринимаемом контроле между связанными аспектами любви (например, любовь в целом против увлечения, любовь в целом против привязанности, увлечение против привязанности, я против людей в целом. , и интенсивность против объекта чувств).

    Ответы на четыре открытых вопроса стратегии были проанализированы качественно. Многие участники перечислили несколько стратегий в ответ на каждый из четырех открытых вопросов стратегии. Каждая стратегия оценивалась как образец определенной категории.Априорными категориями были стратегии регуляции эмоций, такие как переоценка, отвлечение и подавление [20, 21]. В контексте разбитого сердца переоценка была разделена на «сосредоточение внимания на негативных аспектах любимого человека / отношений», «подумайте о негативных сценариях будущего», «подумайте о положительных аспектах ситуации» и «другое». В контексте долгосрочных отношений переоценка подразделялась на «сосредоточение внимания на положительных аспектах любимого человека / отношений» и «обдумывание положительных сценариев будущего».Другие категории, такие как избегание (см. Таблицы и), были добавлены на основе ответов участников.

    Таблица 1

    Количество и процент участников, сообщивших об использовании определенных стратегий регулирования в контексте горя.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва ( n = 20 )
    Стратегия Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства
    Переоценка: внимание к негативным аспектам любимого человека / отношений 2 (6%) 10 (31%) 0 9 (45%) 3 (15%) 9 (45%)
    Переоценка: подумайте о негативных сценариях будущего 0 2 (6%) 0 0 0 0
    Переоценка: подумайте о положительных аспектах ситуация 3 (9%) 5 (16%) 1 (5%) 2 (10%) 2 (10%) 1 (5%)
    Переоценка: Другое 7 (22%) 12 (38%) 3 (15%) 0 1 (5%) 6 (30%)
    Отвлечение 19 (59%) 6 (19%) 15 (75%) 8 (40%) 16 (80%) 7 (35%)
    Избегание 1 (3%) 6 (19%) 2 (10%) 3 (15%) 2 (10%) 3 (15%)
    Подавление экспрессии 0 0 0 0 0 1 (5%)
    Социальная поддержка 17 (53%) 3 (9%) 4 (20%) 0 5 (5%) 1 (5%)
    Еда / курение 3 (9%) 901 04

    0 3 (15%) 1 (5%) 1 (5%) 0
    Выраженные эмоции 2 (6%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 0 0
    Без уменьшения 0 2 (6%) 0 0 0 2 (10%)
    Прочие 3 (9%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 1 (5%) 0

    Таблица 2

    Подсчет и процентное соотношение участников, сообщающих об использовании определенных стратегий регулирования в контексте долгосрочных отношений.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва ( n = 20 )
    Стратегия Поддержание долгосрочных отношений Предотвратить упадок любви Поддерживать долгосрочные отношения Предотвратить упадок любви Поддерживать долгосрочные отношения Предотвратить упадок любви
    Переоценка: Сосредоточьтесь на положительных сторонах любимого человека / отношений 2 (6%) 3 (9%) 0 1 (5%) 0 4 (20%)
    Повторная оценка: Подумайте о позитивные сценарии будущего 3 (9%) 1 (3%) 0 0 0 1 (5%)
    Коммуникация / честность 13 (41%) 4 (13%) 9 (45%) 2 (10%) 10 (50%) 4 (20%)
    Trust 6 (19%) 1 ( 3%) 1 (5%) 0 1 (5%) 1 (5%)
    Осуществление (новые) деятельности 6 (19%) 15 (47%) 11 (55%) 10 (50%) 2 (10%) 13 (65%)
    Экспресс-любовь 6 (19%) 5 (16%) 3 (15%) 3 (15%) 3 (15%) 1 (5%)
    Проводите (качество) время вместе 4 (13%) 4 (13%) 3 (15%) 3 (15%) 5 (25%) 3 (15%)
    Время разлуки 1 (3%) 3 (9%) 2 (10%) 2 (10%) 3 (15%) 1 (5%)
    Безоговорочная любовь / м поиск компромиссов 4 (13%) 1 (3%) 4 (20%) 0 8 (40%) 2 (10%)
    Нет снижения 2 ( 6%) 4 (13%) 0 1 (5%) 0 1 (5%)
    Другое 6 (19%) 5 (16%) 5 (25%) 3 (15%) 4 (20%) 2 (10%)

    Исследование 1 — Результаты

    Характеристики участников

    У всех участников был возлюбленный противоположного пола .Двадцать семь (84%) участников сообщили, что находятся в отношениях со своими возлюбленными, что подтверждает идею о том, что любовь не возникает исключительно в контексте отношений [14]. См. Другие характеристики любви.

    Таблица 3

    Характеристики участников.

    Средние (диапазоны в скобках).

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа отношений ( n = 20) Группа разделения ( n = 20) t (38) p
    Продолжительность известная любимый / партнер [месяцев] 15.1 (2,0–65,0) 36,7 (3,8–78,0) 33,9 (7,5–76,0) 0,4 0,69
    Время начала любовных чувств [месяцев] 8,9 (1,0–63,0) ) 29,2 (3,8–68,3) 26,4 (7,0–53,0) 0,5 ,63
    Продолжительность отношений [мес.] 6,5 (3,0–17,0) 26,7 (0,5–68,3 ) 21,4 (5,0–47,5) 0,9 0,35
    Качество связи [1–9] 7.9 (6–9) 7,9 (5–9) 7,3 (6–9) 1,8 0,073
    Оценка увлечения IAS [1–9] 3,4 (1,5–5,6 ) 2,8 (1,8–5,1) 3,3 (1,6–5,4) -1,8 0,083
    Оценка крепления IAS [1–9] 5,8 (3,5–6,9) 6,0 (4,2–6,9) 3,7 (1,5–5,7) 7,2 <0,001
    Оценка PLS [1–9] 7.2 (4,2–8,4) 6,8 (5,4–8,9) ​​ 6,1 (1,2–8,2) 1,7 .10
    Положительный эффект, последние 2 недели [1–5] 3,8 (2,7–4,8) 3,4 (1,8–5,0) 1,8 0,082
    Отрицательный эффект, последние 2 недели [1–5] 1,9 (1,0–3,8) 2,5 (1,2–3,7) -2,5 .016
    Положительный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 3.0 (2,0–4,1) 3,2 (1,8–4,5) -1,2 .24
    Отрицательный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 1,2 (1,0– 1,6) 1,8 (1,1–3,3) -4,2 <0,001
    Оценка переоценки ERQ [1–7] 5,1 (2,8–6,7) 5,1 ( 3,2–6,7) -0,2 0,88
    Оценка подавления ERQ [1–7] 3.0 (1,0–5,5) 3,3 (1,5–6,0) -0,6 0,58

    Воспринимаемый контроль

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это значение, как правило, ниже 5 (= нейтрально), t (31) = -1,9, p = 0,066, что означает, что участники воспринимают любовные чувства как ни одно из не поддающихся контролю. , ни неконтролируемым, ни как несколько неконтролируемым, во всяком случае.Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем без увлечения, t (31) = 2,4, p = 0,022. Не было разницы между воспринимаемым контролем над своими чувствами и чувствами людей, t (31) = 0,5, p = 0,64. Участники чувствовали больший контроль над интенсивностью, чем объект своих любовных чувств, t (31) = 2,1, p = 0,047.

    Таблица 4

    Среднее (СО) воспринимаемое управление над семью аспектами любви.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разделения ( n = 20 )
    Любовь в целом 4,4 (1,6) 4,2 (1,8) 4,1 (1,9)
    Увлечение 4,4 (1,4) 4,1 (1,5) 4.2 (1,7)
    Приставка 4,9 (1,7) 5,7 (1,8) 5,2 (1,3)
    Собственная 4,6 (1,7) 4,5 (1,5) 4,2 (1,7)
    Люди в целом 4,5 (1,3) 4,6 (1,4) 4,7 (1,3)
    Интенсивность чувств 4,8 (1,8) 5,2 ( 1,7) 4,7 (1.5)
    Объект чувств 4,3 (1,6) 4,1 (1,6) 4,1 (1,8)

    Стратегии

    См. Таблицы и приведенные стратегии регулирования. В контексте горя участники в основном использовали отвлечение, социальную поддержку и переоценку. Отвлечение внимания (например, просмотр телевизора, прослушивание музыки, сосредоточение внимания на работе или учебе или упражнениях) и поиск социальной поддержки (например, общение или общение с семьей / друзьями) использовались скорее для улучшения самочувствия, чем для уменьшения любовных чувств.Напротив, переоценка использовалась больше для уменьшения любовных чувств, чем для улучшения самочувствия. Самой популярной стратегией переоценки была переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого человека. Примерами других стратегий переоценки были мысли о том, что время исцелит, поиск кого-то другого, кого можно полюбить, или сосредоточение внимания на положительных аспектах себя или своей жизни. Размышление о положительных аспектах ситуации (например, сосредоточение внимания на преимуществах одиночества или надежды на будущее), а также избегание (т.е., не говорить о любимом, избавиться от всех картинок и прекратить все контакты) были умеренно популярными стратегиями для уменьшения любовных чувств. Реже всего использовались такие стратегии, как переоценка путем обдумывания негативных сценариев будущего («это просто не должно было длиться долго»), еда / курение и выражение эмоций («плач»). Ни один из участников не сообщил о применении подавления. Двое участников сообщили, что они не уменьшили или не могли уменьшить любовные чувства.

    В контексте долгосрочных отношений участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми.Общение / честность считались важными для поддержания долгосрочных отношений, тогда как выполнение (новых) действий с любимым, что является стратегией выбора ситуации, в основном использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств. Были упомянуты и другие стратегии, такие как выражение любовных чувств к любимому, доверие, (качественное) времяпрепровождение с любимым, безоговорочная любовь / компромисс, две стратегии переоценки и времяпровождение отдельно от любимого. Шесть участников заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.

    Короче говоря, несколько поведенческих и когнитивных стратегий использовались в контексте горя и длительных отношений. Некоторые из этих стратегий были типичными когнитивными и поведенческими стратегиями регуляции эмоций, такими как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. В то время как некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя или для поддержания долгосрочных отношений, такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и выполнение (новых) действий с любимым, казались специфичными для неудач и подъемов. регулирование любовных чувств соответственно.

    Промежуточное обсуждение

    Результаты этого первого исследовательского исследования показывают, что люди не воспринимают любовные чувства как ни поддающиеся контролю, ни как неконтролируемые (или как неконтролируемые, во всяком случае). Люди действительно ощущали больший контроль над некоторыми аспектами любви, чем другие, и большинство людей сообщали, что использовали различные стратегии, когда их разбили сердце или когда они были в длительных отношениях. Некоторые стратегии казались специфичными для изменения интенсивности любовных чувств, а не для регулирования эмоций или поддержания отношений.Поскольку это было только пилотное исследование, в котором в основном участвовали женщины, мы провели дополнительное исследование (Исследование 2), чтобы воспроизвести и подтвердить эти предварительные результаты в более сбалансированной по полу выборке. Как упоминалось во введении, Исследование 2 также включало в себя задание по регулированию любви, чтобы проверить возможность регулирования любви.

    Исследование 2 — методы

    Участники

    Двадцать участников, которые были в романтических отношениях (19–25 лет, M = 21,7, 10 мужчин) и 20 участников, которые недавно пережили романтический разрыв (19–26 лет, М = 21.9, 10 мужчин) были набраны из сообщества Роттердамского университета Эразмус в Нидерландах. Для краткости мы будем использовать слова «партнер» и «отношения» в оставшейся части документа, независимо от того, продолжались ли отношения или были прекращены. Критерии включения: нормальное зрение или зрение с поправкой на нормальное, праворукость (согласно опроснику о предпочтениях рук [51]), отсутствие лекарств, влияющих на центральную нервную систему, и отсутствие психических расстройств. Причина исключения участников с психическими расстройствами заключалась в том, что многие психические расстройства связаны с нарушением регуляции эмоций [23], что указывает на то, что регуляция любви также может отличаться у пациентов, чем у здоровых людей.Четыре участника были исключены из анализа ЭЭГ из-за ошибки экспериментатора во время записи ЭЭГ ( n = 3) или слишком большого количества артефактов ( n = 1, более подробная информация ниже). Таким образом, анализ ЭЭГ основан на 18 участниках, состоявших в романтических отношениях (19–25 лет, M, = 21,8, 9 мужчин) и 18 участниках, недавно переживших романтический разрыв (19–26 лет, M). = 21,7, 8 мужчин). Исследование было одобрено Комиссией по этике психологии Erasmus Universiteit Rottterdam, и было получено письменное информированное согласие.Участникам выплачивалось вознаграждение в виде кредита на курс или 15 евро.

    Анкеты

    В дополнение к вопросам об их любовных чувствах и их романтических отношениях [44], 17 предполагаемых контрольных вопросов (альфа Кронбаха = 0,92), четыре открытых вопроса о стратегии регулирования, шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и шкалу страстной любви (PLS) [50], использованную в исследовании 1, участники заполнили анкету регуляции эмоций (ERQ) [22], чтобы оценить индивидуальные различия в привычном использовании переоценки и подавления.Участники также дважды заполнили Таблицы положительных и отрицательных влияний (PANAS): один раз в течение последних двух недель и один раз в этот момент [52].

    Stimuli

    Участники предоставили 30 цифровых фотографий своего партнера. Других требований не было, кроме того, что на фотографиях должен быть изображен партнер. Следовательно, изображения могут отображать части партнера (например, только лицо) или все тело партнера, людей, отличных от партнера, различные выражения лица, предметы и декорации.Картинки были представлены, чтобы вызвать любовные чувства [38] и помочь участнику придумать отрицательные или положительные аспекты партнера / отношений и сценариев будущего (см. Ниже). Важно отметить, что разнообразие информации на изображениях не влияет на эффекты регуляции, потому что одни и те же 30 изображений партнеров были представлены в каждом условии регуляции. По той же причине различия в содержании изображений между двумя группами не могли смешать различия в эффектах регуляции между группами.Кроме того, изображения обеспечивают высокую экологическую значимость, поскольку партнер обычно встречается в самых разных контекстах и ​​с различными выражениями лица. Нейтральные стимулы представляли собой 30 нейтральных изображений людей из Международной системы аффективных картинок (IAPS) [53] с нейтральной нормативной валентностью ( M = 5,4, SD = 0,5) и низким нормативным возбуждением ( M = 3,5, . SD = 0,5), см. Текст S1.

    Задание на регулирование любви

    Участники выполнили задание на регулирование любви, видите, в то время как их электроэнцефалограмма (ЭЭГ) была записана.В первых двух блоках участники пассивно просматривали партнерские и нейтральные картинки (порядок между участниками уравновешивался). В третьем и четвертом блоках участникам было дано указание регулировать свои любовные чувства вверх и вниз в ответ на фотографии партнеров (порядок, уравновешенный между участниками), используя переоценку. Инструкции по повышающему регулированию заключались в том, чтобы усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера (например, «Он такой забавный») или отношениях (например, «Мы так хорошо ладим») или о позитивных сценариях будущего (например, «Он такой забавный»).г., «Поженимся»). Инструкции по понижению регуляции заключались в том, чтобы уменьшить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера (например, «Она такая ленивая»), отношениях (например, «Мы часто ссоримся») или негативных сценариях будущего (например, «Мы победили». останемся вместе навсегда »). Участники могли использовать информацию на картинке для вдохновения. Например, партнер, одетый в желтую рубашку и стоящий рядом с другом на фотографии, может вдохновить участника регулировать любовные чувства, думая: «Мне нравится эта желтая рубашка, которую он носит», и подавлять любовные чувства, думая: «Он всегда приставал к этому другу, и однажды он может изменить мне ».Это инструкции по переоценке, ориентированной на ситуацию, которая включает в себя переосмысление «природы самих событий, переоценку действий, предрасположенностей и результатов других», а не переоценку, ориентированную на себя, которая включает изменение «личной значимости событий» ([35 ], стр. 484). То есть, сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах партнера предполагает переоценку его предрасположенностей («Мой партнер — замечательный человек», если сосредоточиться на положительных аспектах, против «Мой партнер — ужасный человек», если сосредоточиться на отрицательных аспектах). сосредоточение внимания на отрицательных / положительных аспектах отношений включает в себя переоценку отношений («Я / был в хороших отношениях», когда сосредотачиваюсь на положительных аспектах, и «Я / был / был в плохих отношениях», когда сосредотачивался на отрицательных аспектах), а представление позитивных / негативных сценариев будущих отношений включает переоценку результатов.

    Обзор блоков и испытаний в задаче регулирования.

    Обратите внимание, что стимул на этом рисунке на самом деле не является одной из картинок, представленных участниками. Вместо этого это изображение IAPS [53], которое напоминает виды изображений, представленных участниками.

    Каждый блок начинался с командного слова («просмотр», «увеличение», «уменьшение») в течение 4 секунд и состоял из 30 попыток. Структура исследования: крест-фиксация 900–1100 мс, снимок 3 с, пустой экран 2 с.После каждого блока участники заполняли четыре рейтинга по шкале от 1 до 5: увлечение, привязанность, валентность и возбуждение, и в этот момент они также заполняли PANAS [52]. После задания на регулирование участники записали, что, по их мнению, могло повысить или понизить любовные чувства, чтобы убедиться, что они следовали инструкциям.

    Запись и предварительная обработка ЭЭГ

    ЭЭГ регистрировали с использованием 32-канального усилителя и программного обеспечения для сбора данных (ActiveTwoSystem, BioSemi).Активные электроды из 32 Ag-AgCl помещали на кожу головы с помощью головной крышки (BioSemi) в соответствии с Международной системой 10–20. Вертикальную электроокулограмму и горизонтальную электроокулограмму записывали путем присоединения дополнительных электродов (электроды UltraFlat Active, BioSemi) над и под левым глазом, а также на внешнем уголке глаз обоих глаз. Еще два электрода прикрепили к левому и правому сосцевидным отросткам. Активный электрод (общий режим) и пассивный электрод (ведомая правая нога) использовались для создания контура обратной связи для опорного сигнала усилителя.Все сигналы были оцифрованы с частотой дискретизации 512 Гц, 24-битным аналого-цифровым преобразованием и фильтром нижних частот 134 Гц. Данные ЭЭГ анализировали с помощью BrainVision Analyzer 2 (Brain Products, Gilching, Германия). На одного участника не более одного неисправного электрода, включенного в анализ (см. Ниже), было исправлено с помощью сферической топографической интерполяции. В автономном режиме применялся эталон среднего сосцевидного отростка, и данные фильтровались с использованием полосового фильтра 0,1–30 Гц (фильтры Баттерворта без фазового сдвига; наклон 24 дБ / октава) и режекторного фильтра 50 Гц.Данные были сегментированы по эпохам от 200 мс до начала стимула до 3000 мс после начала стимула. Коррекция глазных артефактов применялась полуавтоматически по алгоритму Граттона и Коулза [54]. Период до стимула 200 мс использовался для коррекции базовой линии. Подавление артефактов проводилось на отдельных электродах с минимальным критерием и максимальным интервалом от базовой линии до пика от -75 до +75 мкВ. Поскольку для адекватной оценки эффектов регуляции эмоций в амплитуде LPP ​​необходимо не менее 12 испытаний [55], один участник, у которого оставалось менее 12 испытаний на электрод на одно состояние, был исключен из анализа ЭЭГ, как упоминалось выше.Для трех электродов, использованных в анализе (см. Ниже), среднее количество принятых испытаний для каждого условия варьировалось от 29,5 до 29,8 из 30.

    Статистический анализ

    Баллы анкеты были проанализированы с независимыми выборками t -тесты для проверки для различий между группами (скорректированные значения t , df и p показаны, когда тест Левена на равенство дисперсий показал различия в дисперсии между группами). Помимо одновыборочного теста t против 5 (= нейтрально), оценки воспринимаемого контроля были проанализированы с помощью трех ANOVA: одного ANOVA с факторами Тип любви (любовь в целом, увлечение, привязанность) и группа (отношения, разрыв ), один ANOVA с факторами Я / Люди (я, люди в целом) и Группа, и один ANOVA с факторами Интенсивность / Объект (интенсивность, объект) и Группа.Коэффициенты корреляции Пирсона были рассчитаны между семью оценками воспринимаемого контроля и двумя подшкалами ERQ по группам. Рейтинги и баллы PANAS после условий просмотра были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Изображение (партнер, нейтральный) и Группа. Рейтинги и баллы PANAS после трех условий с изображениями партнеров были проанализированы с помощью ANOVA с факторами Регулирование (вид, повышающее регулирование, понижающее регулирование) и Группа. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с регулятором фактора, поскольку основной эффект группы не имеет отношения к вопросу исследования.

    Поскольку LPP начинается во временном диапазоне классического P300 [19] и может длиться столько же, сколько длительность стимула [56], ERP был количественно оценен с помощью измерений средней амплитуды в четырех временных окнах на основе предыдущей работы [47, 48 , 56–58]: 300–400 мс, 400–700 мс, 700–1000 мс, 1000–3000 мс. Для каждого временного окна средние измерения амплитуд при Fz, Cz и Pz были подвергнуты двум ANOVA. Первый касался двух блоков обзора и проверял факторы Изображение, Группа и Каудальность (Fz, Cz, Pz). Сообщается только о значительных эффектах, связанных с фактором Изображение, потому что они имеют отношение к вопросу исследования.Второй ANOVA касался трех блоков с изображениями партнеров и проверял факторы Регуляция, Группа и Каудальность. В этом анализе сообщается только о значительных эффектах, связанных с Регуляцией фактора, потому что они имеют отношение к вопросу исследования. Если применимо, степени свободы корректировались с помощью поправки Гринхауса-Гейссера. Сообщаются значения F , нескорректированные степени свободы, значения ε и скорректированные значения вероятности. Был выбран уровень значимости 5% (двусторонний) и применена процедура наименьшего значимого различия Фишера (LSD).Эта процедура контролирует частоту ошибок типа I путем проведения последующих тестов только для значимых основных и взаимодействующих эффектов. Эти контрольные тесты представляли собой парные образцы t — тесты, проверяющие различия между условиями в обеих группах (в случае значительных основных или взаимодействующих эффектов без фактора группы) или внутри групп (в случае значительного взаимодействия с группой факторов).

    Исследование 2 — Результаты

    Характеристики группы

    У всех участников был партнер противоположного пола.Среднее время с момента разрыва составило 3,0 месяца (диапазон = 0,5–13,5). Десять из этих разрывов были инициированы партнером, шесть — участником, а четыре разрыва были совместным решением. См. Другие характеристики группы и статистику, относящуюся к групповым различиям. Группы отношений и разрыва не различались по тому, как долго они знали своего партнера, как давно у них начались любовные чувства, и по продолжительности их отношений. Группы распада, как правило, сообщали о более низком качестве отношений, чем группа взаимоотношений.Группа расставания также чувствовала меньшую привязанность и была склонна чувствовать себя более увлеченной своим партнером, чем группа взаимоотношений. Более того, группа расставания, как правило, испытала менее положительный эффект в течение последних двух недель и испытала более отрицательный эффект в течение последних двух недель и в начале сеанса тестирования, чем группа взаимоотношений. Наконец, группы взаимоотношений и разрыва не различались по своему привычному использованию переоценки и подавления. Таким образом, две группы отличались друг от друга по переменным, которые, как можно ожидать, связаны с тем, состоит ли кто-то в отношениях или пережил ли разрыв, но группы не различались по переменным, которые не должны быть связаны со статусом отношений.

    Воспринимаемый контроль

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Тест t с одной выборкой показал, что это было значительно ниже 5 (= нейтрально), t (39) = -2,2, p = 0,032, что говорит о том, что участники воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Был значительный главный эффект типа Любви, F (2,76) = 19.8, ε = 1,0, p <0,001. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем над чувством увлечения или любви в целом, оба значения p s <0,001. Вдобавок, как правило, имел место главный эффект Я / Люди, F (1,38) = 3,9, p = 0,056. Участники были склонны чувствовать, что они менее способны контролировать свои любовные чувства, чем люди в целом. Наконец, был главный эффект Интенсивность / объект, F (1,38) = 14,6, p <.001. Участники чувствовали больше контроля над интенсивностью, чем объектом своих любовных чувств. Ни в одном из этих анализов основной эффект Группы или взаимодействия с Группой был значительным, все F s <2,4, все p s> 0,13, поэтому воспринимаемый контроль над различными аспектами любовных чувств не различался между отношениями. и группы распада.

    Оценка переоценки ERQ положительно коррелировала с воспринимаемым контролем над индивидуальными любовными чувствами, r (38) =.32, p = 0,044, и имеет тенденцию положительно коррелировать с воспринимаемым контролем над интенсивностью любовных чувств, r (38) = 0,30, p = 0,056, и с воспринимаемым контролем над объектом любви. чувства, р (38) = 0,29, р = 0,075, см. Эти результаты показывают, что чем больше участников использовали стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимали любовные чувства как контролируемые.

    Диаграммы рассеяния, показывающие положительную корреляцию между оценкой переоценки ERQ и воспринимаемым контролем над различными аспектами любовных чувств.

    Стратегии

    См. Таблицы и описанные стратегии регулирования. Участники в основном использовали отвлечение и переоценку, когда были разбиты горем. Отвлечение использовалось больше, чтобы почувствовать себя лучше, в то время как переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого / отношений, использовалась больше, чтобы уменьшить любовные чувства. Другие стратегии, такие как переоценка путем размышления о положительных аспектах ситуации, другие способы переоценки, избегание, подавление («сделать себя сильным (притвориться) для внешнего мира»), еда / курение и выражение эмоций использовались меньше всего. часто с разбитым горем.Ни один из участников не сообщил об использовании переоценки, размышляя о негативных сценариях будущего. Двое участников сообщили, что не могут уменьшить любовные чувства. Использование разных стратегий не различается между группами взаимоотношений и расставанием. Поиски социальной поддержки были менее популярны в нынешней выборке из Нидерландов, чем в выборке из США в исследовании 1.

    Участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими возлюбленными во время длительных отношений.Общение / честность в основном использовались для поддержания долгосрочных отношений. Группа расставания использовала (новые) действия с любимым главным образом для предотвращения ослабления любовных чувств, в то время как группа взаимоотношений использовала эту стратегию как для поддержания своих отношений, так и для предотвращения ослабления любовных чувств. Некоторые участники упомянули такие стратегии, как выражение любовных чувств к любимому, проведение (качественного) времени с любимым и безоговорочная любовь / компромисс.Последний использовался больше для поддержания длительных отношений, чем для предотвращения угасания любовных чувств. Некоторые участники упомянули обе стратегии переоценки (т. Два участника специально заявили, что любовные чувства не уменьшатся, если отношения будут хорошими, и / или что они прекратят отношения, если любовные чувства уменьшатся.Помимо вышеупомянутой разницы в контексте выполнения (новой) деятельности, не было очевидных различий между группами взаимоотношений и разделением. Не было серьезных различий между этой голландской выборкой и американской выборкой в ​​исследовании 1.

    В заключение, участники сообщили об использовании нескольких поведенческих и когнитивных стратегий в контексте разрыва сердца и длительных отношений. Как и в исследовании 1, некоторые из этих стратегий были типичными стратегиями регуляции когнитивных и поведенческих эмоций, такими как переоценка, отвлечение, выбор ситуации и подавление.Как и в исследовании 1, некоторые стратегии казались специфичными для улучшения самочувствия во время горя (т. Е. Регулирование эмоций) или для поддержания долгосрочных отношений, в то время как такие стратегии, как переоценка путем сосредоточения внимания на негативных аспектах любимого или отношений и начинаний (новое) занятия с любимым использовались, соответственно, для подавления и усиления любовных чувств.

    Рейтинги

    См. Рейтинги увлечения, привязанности, валентности и возбуждения в конце каждого блока в задаче регулирования.

    Оценки увлечения, привязанности, валентности и возбуждения после каждого блока.

    Блоки просмотра

    Рейтинги увлечения после двух блоков просмотра показали основные эффекты изображения, F (1,38) = 27,1, p <0,001 и группы, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Влечение было выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Рейтинги вложений также показали основные эффекты изображения: F (1,38) = 23.9, p <0,001, и Group, F (1,38) = 5,6, p = 0,023. Привязанность была выше после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, и выше в отношениях, чем в группе разрыва. Таким образом, изображения партнеров вызывали больше чувства влечения и привязанности, чем нейтральные изображения в обеих группах, что показывает, что использование изображений партнеров было эффективным для выявления любовных чувств [38].

    Для рейтингов валентности основные эффекты изображения F (1,38) = 9.9, p = 0,003, и Group, F (1,38) = 7,7, p = 0,008 были модулированы значительным взаимодействием Picture x Group, F (1,38) = 20,7, с. <.001. Группа взаимоотношений чувствовала себя более позитивно после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,41. Рейтинги возбуждения показали основной эффект изображения: F, (1,38) = 26,8, p, <0,001, который модулировался значительным взаимодействием между изображением и группой, F (1,38) = 7.9, стр. = 0,008. Группа взаимоотношений чувствовала себя более возбужденной после пассивного просмотра партнера, чем нейтральных картинок, p <0,001, тогда как группа разрыва не чувствовала себя, p = 0,10. Таким образом, фотографии партнеров вызвали положительные и возбуждающие чувства в группе отношений, но не в группе разрыва, что подтверждает ожидаемые различия между двумя группами.

    Блоки регулирования

    Рейтинги увлечения после трех блоков с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 39.6, ε = 0,84, p <0,001. Влечение было ниже после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги привязанности также показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 36,7, ε = 0,91, p <0,001. Привязанность была самой высокой после повышающей регуляции, средней после пассивного просмотра и самой низкой после понижающей регуляции, все p s <0,013. Рейтинги валентности показали основной эффект Регламента: F (2,76) = 31.6, ε = 0,98, p <0,001. Участники чувствовали себя менее позитивно после понижающей регуляции, чем после пассивного просмотра или повышающей регуляции, оба значения: p s <0,001. Рейтинги возбуждения не показали значительных эффектов с участием фактора Регуляция, все p s> 0,26. Подводя итог, можно сказать, что субъективные любовные чувства модулировались в ожидаемых направлениях с помощью инструктивного регулирования любви в обеих группах. Повышающая регуляция любви усиливала чувство привязанности, а понижающая регуляция любви уменьшала чувство безумной влюбленности и привязанности.Наконец, подавление любви уменьшило приятность чувств в обеих группах.

    Положительное и отрицательное влияние

    См. Положительное и отрицательное влияние во время задачи регулирования.

    Положительный и отрицательный эффект после каждого блока, отдельно для обеих групп.

    Блоки просмотра

    Положительный эффект после того, как два блока просмотра показали главный эффект изображения, F (1,38) = 27,2, p <0,001, который был модулирован значительным взаимодействием изображения x группы, F (1,38) = 21.7, стр. <.001. Группа взаимоотношений испытала более позитивный аффект после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p <0,001, в то время как группа разрыва - нет, p = 0,71. Отрицательный аффект показал основные эффекты изображения F (1,38) = 9,6, p = 0,004 и группы F (1,38) = 25,7, p <0,001, которые были модулированы. по значительному изображению x Групповое взаимодействие, F (1,38) = 8,7, p =.005. Группа расставания испытала более негативное влияние после пассивного просмотра партнера, чем нейтральные изображения, p = 0,006, в то время как группа отношений не испытала, p = 0,69. Короче говоря, фотографии партнеров вызвали положительный эффект в группе отношений, но отрицательный — в группе разрыва, снова подтвердив, что группы различались ожидаемым образом.

    Блоки регулирования

    Положительный аффект после того, как три блока с изображениями партнеров показали основной эффект регулирования, F (2,76) = 21.3, ε = 0,94, p <0,001, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x группы, F (2,76) = 8,4, ε = 0,94, p = 0,001. В то время как группа взаимоотношений испытала наибольший положительный эффект после пассивного просмотра изображений партнеров, промежуточный положительный эффект после повышения регуляции и наименьший положительный эффект после понижающей регуляции, все p s <0,034, положительный эффект в группе разрыва не наблюдался. под влиянием предписанной любви регулирование, все p s>.17. Отрицательный аффект показал основной эффект Регулирования, F (2,76) = 6,4, ε = 0,74, p = 0,007, который модулировался значительным взаимодействием Регламента x Группа, F (2 , 76) = 5,0, ε = 0,74, p = 0,017. Группа взаимоотношений испытала наиболее отрицательный аффект после подавления регуляции, как p, s <0,008, тогда как на отрицательный аффект в группе разрыва не повлияла инструктивная регуляция любви, все p s> 0,67. Подводя итог, можно сказать, что регулирование любви уменьшило положительный эффект в группе отношений, хотя отрицательное регулирование уменьшило положительный эффект больше, чем положительное регулирование.Снижение регуляции также усилило негативный эффект в группе взаимоотношений. Регулирование любовных чувств не повлияло на аффект в группе распада.

    Потенциалы, связанные с событием

    Блоки просмотра

    См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между изображениями партнера и нейтральными изображениями в блоках просмотра. Во всех четырех временных окнах был значительный главный эффект изображения (300–400 мс: F (1,34) = 72,6, p <.001, 400–700 мс: F (1,34) = 101,6, p <0,001, 700–1000 мс: F (1,34) = 112,3, p <0,001 и 1000– 3000 мс: F (1,34) = 51,1, p <0,001), что указывает на то, что ERP между 300–3000 мс был более положительным в ответ на партнера, чем нейтральные изображения. Взаимодействия с участием факторов Изображение и Группа не были значимыми ни в одном из временных окон, все F с <1, нс , что указывает на то, что реакция ERP на партнера по сравнению с нейтральными изображениями не различалась между отношениями. и группы распада.Партнерские и нейтральные изображения различаются по-разному: партнерские изображения были знакомы участникам, вызывали эмоциональные чувства, отображали по крайней мере одного знакомого человека и могли отображать самого участника. Поскольку все эти факторы модулируют ERP [32, 42, 59–61], неудивительно, что разница ERP между изображениями партнера и нейтральными изображениями настолько увеличена во времени и топографии и схожа между двумя группами. Обратите внимание, что интересующие эффекты повышающей и понижающей регуляции, обсуждаемые ниже, включают сравнение между повышающей и понижающей регуляцией ответов только на изображения партнеров.

    Осциллограммы ERP в Fz, Cz и Pz для четырех условий, для каждой группы отдельно.

    Топографии кожи головы различий между пассивным просмотром изображений партнера и нейтральными изображениями, отдельно для обеих групп.

    Блоки регулирования

    См. Кривые ERP и топографии кожи головы различий между условиями регулирования и просмотра. Во временном окне 300–400 мс имел место основной эффект регулирования: F (2,68) = 4.4, ε = 0,96, p = 0,018, и взаимодействие Регуляция x каудальность, F (4,136) = 3,7, ε = 0,62, p = 0,020. ERP был более положительным для повышающей регуляции, чем пассивный просмотр на Cz и Pz, оба p, s <0,004. Во временном окне 400–700 мс наблюдалось взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 4,9, ε = 0,72, p = 0,004, но ни один из апостериорных тестов не был значимым. В 700–1000 мс было Регуляция x Каудальность, F (4,136) = 5.8, ε = 0,65, p = 0,002, и регуляция x группа x каудальность, F (4,136) = 5,2, ε = 0,65, p = 0,004, взаимодействия. В группе взаимоотношений ERP был менее положительным в отношении повышающей и понижающей регуляции, чем пассивный просмотр на Pz, оба значения p s <0,002. В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Во временном окне 1000–3000 мс имело место взаимодействие Регулирование x Группа x Каудальность, F (4,136) = 2,7, ε = 0,78, p =.048. В группе взаимоотношений ERP была менее положительной в отношении понижающей регуляции, чем пассивное наблюдение на Cz и Pz, оба значения p s <0,041, и для повышения регуляции, чем пассивное наблюдение на Pz, p = 0,005 . В группе расставания ни один из апостериорных тестов не был значимым. Изучение данных показало, что даже несмотря на то, что в группе расщепления была выявлена ​​менее положительная ERP для подавления регуляции при Cz (и в меньшей степени при Pz), вариация амплитуд ERP была больше в группе расщепления (снижение — эффект регулирования при Cz = -1.7 мкВ, SD, = 4,0), чем группа взаимосвязи (эффект понижающей регуляции при Cz = -1,6 мкВ, SD = 3,0), что объясняет, почему эффект не достиг значимости в группе разрыва.

    Топографии кожи головы различий между регуляцией и пассивным просмотром изображений партнеров, отдельно для обеих групп.

    Чтобы изучить любые связи между амплитудой LPP и показателями самоотчетов, были вычислены коэффициенты корреляции Пирсона между регулирующими эффектами амплитуды LPP и регулирующими эффектами в рейтингах влюбленности, рейтингах привязанности, рейтингах валентности, рейтингах возбуждения, положительных эмоциях и отрицательных эмоциях. влияют на группы.Поскольку эффекты регулирования были наибольшими на электродах Cz и / или Pz, эффекты регулирования LPP были усреднены для этих двух электродов. Во временном окне 700–1000 мс эффект повышающей регуляции амплитуды LPP отрицательно коррелировал с эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте, r (34) = -,40, p = 0,015, см. . Эта корреляция не была завышена из-за, возможно, отдаленной точки данных (то есть эффект повышающей регуляции при отрицательном аффекте = 1,5), потому что корреляция была еще большей и более значительной после исключения этой точки данных, r (33) = -.44, стр. = 0,008. Как видно на фиг., Чем больше участников демонстрировали усиление LPP ​​в ответ на повышающую регуляцию по сравнению с пассивным просмотром в интервале 700–1000 мс, тем больше их негативный аффект уменьшался в результате повышающей регуляции любви. Другие корреляции между эффектами повышающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон и эффектами повышающей регуляции в самоотчетах не были значительными, -31 <все r с (34) <0,32, все p s> 0,063. Ни один из эффектов понижающей регуляции амплитуды LPP в любом из временных окон не был существенно коррелирован с эффектами понижающей регуляции в самоотчетах, -.20 <все r с (34) <0,24, все p с> 0,17.

    Диаграмма рассеяния, показывающая отрицательную корреляцию между эффектом повышающей регуляции амплитуды LPP (усредненной по электродам Cz и Pz) между 700–1000 мс и эффектом повышающей регуляции при отрицательном аффекте.

    Отрицательный эффект повышающей регуляции в негативном аффекте означает уменьшение негативного аффекта из-за повышающей регуляции любви. Положительный эффект повышающей регуляции амплитуды LPP означает, что LPP был усилен для повышения регуляции любви.

    Подводя итог, повышение регуляции вызывало более положительную ERP, чем пассивное наблюдение на срединных центро-теменных электродах между 300–400 мс. Кроме того, повышающая и понижающая регуляция вызывала менее положительную ERP, чем пассивное наблюдение, в основном на срединных теменных электродах между 700–3000 мс в группе взаимоотношений. Чем больше повышающая регуляция любви увеличивала амплитуду LPP в диапазоне 700–1000 мс, тем сильнее снижалось негативное воздействие при повышении регуляции любви.

    Обсуждение

    Поскольку любовные чувства могут быть более или менее интенсивными, чем хотелось бы, было бы полезно, если бы люди могли регулировать чувства романтической любви по своему желанию.В двух исследованиях мы изучили предвзятые мнения, стратегии и возможность регулирования любви.

    Как и ожидалось, у участников было предубеждение о том, что любовь в некоторой степени неконтролируема, о чем свидетельствуют их баллы за серию вопросов, оценивающих воспринимаемую управляемость любовных чувств. Более того, несколько участников сообщили, что они не могут уменьшить любовные чувства, когда разбиты горем. Некоторые участники даже заявили, что любовные чувства не следует регулировать для поддержания долгосрочных отношений, потому что снижение любовных чувств будет указывать на то, что отношениям не суждено быть.Однако исследования показали, что увлечение (то есть страстная любовь) и привязанность (то есть товарищеская любовь) со временем уменьшаются [14, 16], поэтому такое мнение может ограничить шансы на длительные отношения. Однако средний балл по воспринимаемым контрольным вопросам приблизился к середине шкалы, что указывает на то, что участники не полностью отвергали идею контролируемой любви. Кроме того, участники считали, что некоторые аспекты любви более контролируемы, чем другие.Участники воспринимали чувства привязанности как более контролируемые, чем чувства увлечения, и они чувствовали, что больше контролируют интенсивность любовных чувств, чем тех, в кого они влюблены. Наконец, чем больше участников используют стратегию переоценки для регулирования эмоций в своей повседневной жизни, тем больше они воспринимают любовные чувства как контролируемые, что дает намек на то, что переоценка может быть эффективной стратегией регулирования любви. Тем не менее, вопросы о предполагаемом контроле над любовными чувствами имеют несколько ограничений.Во-первых, два исследования проводились в разных странах, на разных языках и с относительно небольшими выборками с разным гендерным соотношением. Во-вторых, чтобы не быть слишком консервативными в статистическом отношении в этом исследовательском исследовании, мы не скорректировали количество использованных статистических тестов. Обратите внимание, что проведенные нами тесты не являются независимыми, что снижает вероятность ошибок типа I [62]. Кроме того, мы использовали двусторонние тесты даже тогда, когда у нас была априорная направленная гипотеза. Это было сделано для того, чтобы не увеличивать вероятность ошибок типа I и не исключать возможность наблюдения каких-либо эффектов, противоречащих гипотезе, опять же из-за исследовательского характера исследования.Наконец, в той степени, в которой измерения в исследованиях 1 и 2 совпадают, мы основываем приведенные выше выводы только на результатах, которые были воспроизведены в обоих исследованиях. Это значительно снижает вероятность того, что наши выводы основаны на эффектах, специфичных для страны, языка или пола, или на ложных выводах. Было бы интересно проверить, изменяется ли воспринимаемый контроль над любовными чувствами в зависимости от направления регулирования (то есть, думают ли люди, что легче подавить любовь, чем повысить ее, или наоборот) в будущих исследованиях.

    Мы спросили участников, что они обычно делают или думают, когда у них разбито сердце, и когда они поддерживают долгосрочные отношения. Участники сообщили об использовании типичных стратегий регулирования эмоций, таких как переоценка, отвлечение и выбор ситуации. Только один участник упомянул использование подавления. Исследования показали, что подавление самовыражения на самом деле не влияет на интенсивность чувств и отрицательно сказывается на когнитивном и социальном функционировании [21], поэтому, возможно, это не адаптивная стратегия для регулирования любовных чувств.

    Важно отметить, что ответы на вопросы предполагали, что существует диссоциация в использовании определенных стратегий для регулирования фактических любовных чувств (т.е.регулирование любви) по сравнению с чувством лучшего во время разбитого сердца (т.е.регулирование эмоций) или поддержанием долгосрочных отношений. В контексте горя часто использовалась переоценка, особенно для уменьшения любовных чувств, а не для улучшения самочувствия. Напротив, во время разбитого сердца отвлечение использовалось скорее для того, чтобы почувствовать себя лучше, чем для уменьшения любовных чувств.Было показано, что люди предпочитают отвлекаться, а не переоценивать ситуацию, когда эмоции очень сильны [63], что часто имеет место во время горя. Однако переоценка может быть более выгодной в долгосрочной перспективе, потому что уменьшение любовных чувств может помочь людям двигаться дальше после разрыва.

    Некоторые участники сообщили, что избегают сигналов, связанных с любимым человеком, таких как картинки или разговоры, когда их разбивают сердце, что является стратегией выбора ситуации [21]. Было высказано предположение, что романтическая любовь имеет параллели с наркоманией [2, 64].Сигналы, связанные с любимым, вызывают любовные чувства [38], точно так же, как сигналы, связанные с наркотиками, усиливают тягу к наркотикам [65], поэтому избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может уменьшить «тягу» к любимому в краткосрочной перспективе. Однако одним из видов лечения зависимости от психоактивных веществ и других психических расстройств является экспозиционная терапия, основанная на механизме исчезновения [66]. Поскольку избегание сигналов, связанных с любимым человеком, может предотвратить угасание любовных чувств, это может оказаться неподходящей стратегией для подавления любовных чувств в долгосрочной перспективе.

    В контексте долгосрочных отношений участники часто упоминали о важности общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми. В то время как общение / честность использовались больше для поддержания долгосрочных отношений, чем для предотвращения ослабления любви, выполнение (новых) действий с любимым в основном использовалось для предотвращения ослабления любви. Предыдущая работа предполагает, что увлекательные дела с любимым действительно могут быть успешной стратегией повышения регуляции любви [67, 68].Соответственно, исследование длительной романтической любви показало, что супружеские пары, которые вместе занимались новыми и сложными делами, сообщали об увеличении любви, близости и качества отношений [69, 70]. Таким образом, новые и захватывающие занятия с любимым человеком, которые представляют собой стратегию выбора ситуации [21], могут быть эффективной поведенческой стратегией для усиления любовных чувств. Удивительно, но переоценка упоминалась нечасто в контексте поддержания долгосрочных отношений.Учитывая, что переоценка является эффективной и здоровой стратегией регулирования эмоций [21, 22], она может быть адаптивной стратегией для предотвращения ослабления любовных чувств в долгосрочных отношениях.

    Четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений имеют некоторые ограничения. Во-первых, эти данные были проанализированы не количественно, а качественно. Во-вторых, другие анкеты и задания, использованные в обоих исследованиях, ограничивали выборку участниками, которые были влюблены (Исследование 1), состояли в романтических отношениях или недавно пережили романтический разрыв (Исследование 2).Таким образом, участники ответят на вопросы, которые не соответствуют их текущему статусу (например, ответы на вопросы о разбитом сердце в счастливых отношениях) или предыдущему опыту (например, некоторые участники, возможно, никогда не были разбиты горем или состояли в длительных отношениях, в которых в случае, если они ответили, что, по их мнению, они будут делать в этих обстоятельствах). Важно отметить, что эти четыре стратегических вопроса использовались больше для изучения того, какие типы стратегий люди используют в своей личной жизни, чтобы помочь в разработке будущих исследований регуляции любви, а не для обеспечения строгой проверки априорных гипотез.Тем не менее, текущие результаты ждут подтверждения в будущих исследованиях с количественным анализом и сопоставлением вопросов с предыдущим опытом и / или текущим статусом.

    В четырех открытых вопросах стратегии мы не спрашивали участников об эффективности перечисленных ими стратегий. В отличие от этого, в исследовании 2 мы оценили эффективность явной повышающей и понижающей регуляции любви, используя стратегию когнитивной переоценки. Мы измерили успех регуляции, спросив участников, сколько страсти и привязанности они испытали после каждого условия регуляции, потому что самоотчет — единственный способ оценить феноменологический опыт [39].Получив указание усилить любовные чувства, думая о положительных аспектах партнера или отношений или воображая положительные сценарии будущего, участники сообщали о повышенном уровне привязанности. Хотя активация любви численно усиливала чувство влюбленности, этот эффект не был статистически значимым. Таким образом, повышающая регуляция любви с помощью переоценки может быть более успешной для регулирования привязанности, чем увлечение. Дальнейшие исследования могут проверить, могут ли другие стратегии быть более эффективными для повышения уровня влечения.Поскольку долгосрочным отношениям угрожает снижение уровня увлечения и привязанности с течением времени [14, 16], усиление любовных чувств может помочь стабилизировать долгосрочные отношения. Хотя ранее было показано, что люди идеализируют своего возлюбленного [32, 33] и что идеализация партнера связана с большим удовлетворением в отношениях [34], настоящее исследование уникально тем, что показывает, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства и намеренно.

    Получив указание подавить любовные чувства, думая о негативных аспектах партнера или отношений или воображая негативные сценарии будущего, участники сообщали о снижении уровня увлечения и привязанности, как и ожидалось.Это имеет важные последствия для людей, чьи любовные чувства сильнее, чем хотелось бы. Например, это открытие предполагает, что после разрыва долгосрочных отношений, когда уровни привязанности предположительно выше, чем уровни влюбленности [14], регулирование любви с использованием переоценки может использоваться для того, чтобы справиться с разрывом путем уменьшения чувства вложение. Кроме того, текущие результаты показывают, что подавление любви с помощью переоценки может использоваться для уменьшения чувства влечения, например, когда любовные чувства на ранней стадии не взаимны или когда кто-то влюбляется в кого-то другого, кроме своего партнера.Хотя предыдущие исследования показали, что люди могут неявно умалять привлекательность других людей, кроме текущего партнера [71, 72], текущее исследование уникально, поскольку оно показывает, что люди могут намеренно подавлять свои любовные чувства к своему (бывшему) партнеру. .

    Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить субъективные чувства [39], они часто используются в поведенческих и нейровизуализационных исследованиях регуляции эмоций как способ оценки успешности регуляции (например, [49, 57, 73, 74]) .Однако самооценки страдают от предубеждений в отношении желательности и характеристик спроса [40, 41]. Перед тестированием участников не проинформировали о точной цели исследования или гипотезе, но их проинструктировали усилить или ослабить свои любовные чувства с помощью когнитивной переоценки. Поэтому, когда их просили оценить степень увлечения и привязанности в конце каждого блока, их ответы могли быть искажены их восприятием гипотезы исследования. Тем не менее, в инструкциях упоминались «любовные чувства», тогда как в рейтингах упоминались «увлечение» и «привязанность», что, возможно, сделало наши ожидания немного менее очевидными.Кроме того, несмотря на то, что у нас не было разных ожиданий относительно возможности увеличения и уменьшения любви, и у участников не было причин предполагать, что у нас есть, эффекты повышения регуляции в самооценке влечения и привязанности были численно меньше (от 0,1 до 0,3 балла на шкала 1–5), чем эффекты понижающей регуляции (от 0,5 до 1,0 балла по шкале 1–5), что снижает вероятность того, что участники ответили в соответствии с предполагаемой гипотезой, а не в соответствии со своими чувствами. Тем не менее, текущие результаты ждут повторения в исследованиях, в которых гипотеза будет более неясной для участников.Это может быть установлено, например, путем инструктирования участников подумать о положительных / отрицательных аспектах или будущих сценариях, не упоминая, что это должно изменить интенсивность их любовных чувств. Также обратите внимание, что самоотчеты относительно валентности, возбуждения, положительного и отрицательного аффекта, обсуждаемые далее, менее восприимчивы к характеристикам спроса, поскольку участникам не было дано указание изменить свое положительное, отрицательное или возбужденное состояние.

    Поскольку важно отделить концепцию регуляции любви от устоявшейся концепции регуляции эмоций, мы спросили участников, насколько негативно или позитивно они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Участники, которые были в романтических отношениях со своим возлюбленным, испытали больше неприятных чувств, меньше положительных эмоций и больше отрицательных эмоций после понижения регуляции любви. Это было ожидаемо, поскольку снижение любовных чувств к постоянному партнеру обычно нежелательно. Однако участники, которые недавно пережили разрыв, неожиданно испытали более неприятные чувства после понижения регуляции любви. Может случиться так, что подавление любви путем сосредоточения внимания на негативных аспектах партнера или отношений или придумывания негативных сценариев будущего заставляет людей чувствовать себя плохо, потому что это связано с негативными мыслями.Хотя в текущем исследовании не изучались долгосрочные эффекты подавления любви с помощью переоценки, недавно было показано, что негативные мысли об отношениях имеют адаптивные особенности при восстановлении после романтического разрыва [75]. Итак, важно исследовать как краткосрочные, так и долгосрочные эффекты регуляции любви, поскольку они могут быть диссоциированы.

    Повышение уровня любви привело к снижению положительного аффекта у участников, состоявших в отношениях, что было неожиданно.Это могло произойти из-за усилий, необходимых для применения когнитивной переоценки [18]. Может случиться так, что люди, которые находятся в счастливых отношениях (о чем свидетельствует самооценка качества отношений), могут предпочесть просто смотреть на своего партнера, вместо того, чтобы придумывать положительные аспекты партнера, отношений или положительного будущего. сценарии по запросу. Мы не тестировали долгосрочные эффекты регулирования любви, но может оказаться, что, хотя в данный момент может оказаться обременительным использовать переоценку для усиления любовных чувств, это может иметь положительные долгосрочные эффекты в контексте романтических отношений. отношения.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы воспроизвести этот неожиданный эффект, определить, почему он возникает, изучить, можно ли и как его уменьшить, а также проверить, сопровождается ли он благоприятным долгосрочным эффектом. Несмотря на то, что усиление любви, приводящее к снижению положительного аффекта у участников, которые были в отношениях, противоречит гипотезе, это действительно показывает, что участники не просто регулировали свои эмоции. В этом случае регулирование любви привело бы к более позитивным чувствам в обеих группах.Это говорит о том, что важно различать эффекты регулирования любви на любовные чувства и на аффекты, поскольку желаемый эффект в любовных чувствах может не привести к лучшему аффекту в краткосрочной перспективе.

    Регулирование любви не повлияло на субъективное возбуждение (см. [76]. Возможно, используемая нами пятибалльная оценочная шкала была слишком грубой, чтобы выявить какие-либо изменения в возбуждении из-за регуляции любви. Возможно, лучше использовать более точную шкалу. В качестве альтернативы или дополнения недавние исследования показали, что переоценка тревоги как возбуждения (т.д., изменение валентности с отрицательной на положительную) улучшило выполнение задач, провоцирующих тревогу, по сравнению с попытками успокоиться (то есть уменьшением возбуждения) [77], поэтому при регулировании любовных чувств может быть более полезным изменить валентность, чем возбуждение. . Чтобы проверить это предположение, необходимы дополнительные исследования.

    В отличие от самооценки уровней влюбленности и привязанности, амплитуда LPP не является прямым измерением интенсивности любви. Преимущество амплитуды LPP по сравнению с самооценкой чувств состоит в том, что она не подвержена предубеждениям социальной желательности и характеристикам спроса.Поскольку амплитуда LPP обычно увеличивается в ответ как на положительные, так и на отрицательные стимулы, LPP не отражает, вызывает ли стимул положительные или отрицательные чувства. Вместо этого амплитуда LPP использовалась как объективная мера успеха регуляции [19], потому что она вместо этого отражает аффективное и мотивационное значение стимула и результирующее мотивированное внимание [42]. Таким образом, амплитуда LPP в ответ на изображение партнера показывает, насколько эмоционально или мотивационно значим партнер и сколько внимания ему уделяется.Инструкция по активации любовных чувств привела к более положительному ERP между 300-400 мс (см. [27]. Латентность и срединная центропариетальная топография этого эффекта регуляции подтверждают, что инструкции регуляции модулировали компонент LPP [42]. усиление LPP ​​указывает на то, что повышенная регуляция любви усиливает аффективное и мотивационное значение и, как результат, мотивированное внимание к (бывшему) партнеру.Поскольку более сильные любовные чувства приведут к усилению значимости партнера, усиленное LPP ​​с повышением регуляции любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно регулировать свои любовные чувства.

    Понижающая регуляция любви снижала амплитуду LPP между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, что указывает на то, что понижающая регуляция любви снижает аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к партнеру. Поскольку более слабые любовные чувства привели бы к снижению значимости партнера, снижение LPP ​​с понижающей регуляцией любви подтверждает вывод самоотчета о том, что люди способны сознательно понижать свои любовные чувства.Важно отметить, что ERP отражает активацию мозга, вызванную событиями, которые в данном случае являются презентациями партнеров и нейтральных картинок. Таким образом, снижение амплитуды LPP за счет понижающей регуляции не противоречит усилению негативного воздействия, о котором сообщают сами пациенты, в конце блока понижающей регуляции. То есть снижение аффективной и мотивационной значимости и мотивированного внимания к изображениям партнера (что отражается амплитудой LPP) вполне может сопровождаться усилением общего негативного аффекта, не связанного с 3-секундным представлением образа. изображение и, следовательно, не будет отражено в ERP (например,g., потому что коррекция базовой линии устранила эффект). Интересно, что эффект понижающей регуляции произошел на несколько сотен миллисекунд позже, чем эффект повышающей регуляции (см. [78]), что говорит о том, что понижающая регуляция любви требует больше времени, чтобы вступить в силу, чем повышающая регуляция любви. Эффект понижающей регуляции амплитуды LPP не достиг значимости у участников, которые пережили разрыв, что парадоксально, потому что понижающая регуляция любви может принести им больше пользы, чем людям, находящимся в счастливых отношениях.Большая межиндивидуальная вариативность — вероятная причина того, что эффект понижающей регуляции не был значительным в группе разрыва. Это изменение могло быть связано с тем, что группа разрыва была довольно неоднородной с точки зрения времени с момента разрыва, интенсивности любовных чувств к бывшему партнеру и уровней положительного и отрицательного аффекта, поскольку подобные факторы могут повлиять на любовь вниз. -регулирование успеха.

    В отличие от гипотез и представления о том, что амплитуда LPP модулируется инструкцией регулирования в соответствии с регуляторной целью [19], амплитуда LPP была численно, но незначительно, увеличена для понижающего регулирования между 300–400 мс. в обеих группах и значительно снижается при повышении регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях.Интерпретация амплитуды LPP как отражающей аффективное и мотивационное значение стимула и, как следствие, мотивированного внимания к стимулу [42], значительно сниженная амплитуда LPP для повышения регуляции между 700–3000 мс у участников, которые были в романтических отношениях, предполагает, что: хотя изначально повышающая регуляция (т. е. между 300–400 мс) увеличивает значимость и внимание к текущему партнеру, в конечном итоге она снижает его (т. е. после 700 мс). Интересно, что эффект повышающей регуляции амплитуды LPP между 700–1000 мс показал значительные индивидуальные различия.Несмотря на то, что LPP был снижен за счет повышения регуляции любви на уровне группы, участники, которые фактически показали более высокую амплитуду LPP в результате повышения регуляции любви в этом временном окне, также показали большее снижение негативного аффекта в результате любви. повышающее регулирование. Поскольку корреляция не подразумевает причинно-следственной связи, этот эффект можно интерпретировать по-разному. Может случиться так, что активизация любви приводит к снижению негативного аффекта только в том случае, если она успешна (на что указывает усиление LPP).В будущих исследованиях потребуется воспроизвести этот эффект и прояснить его интерпретацию.

    Неожиданные результаты LPP ставят под сомнение интерпретацию эффектов регуляции амплитуды LPP. Важно отметить, что наблюдаемый образец напоминает некоторые предыдущие исследования регуляции эмоций, которые выявили численно или значительно увеличенные амплитуды LPP для понижающей регуляции [27, 48, 57, 76] и численно уменьшенные амплитуды LPP для повышающей регуляции [46], поскольку хорошо. Есть несколько потенциальных факторов, которые могли вызвать эти неожиданные эффекты в текущих и предыдущих исследованиях, такие как эффекты пола и потолка [27, 46, 48], представление инструкций по регулированию блокированным, а не смешанным образом [47, 78], предоставление участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования [57] или переключение между повышающим и понижающим регулированием.Необходимы дополнительные исследования для систематического тестирования этих и других факторов, чтобы лучше понять влияние характеристик задачи регулирования на амплитуду LPP. Например, первый автор в настоящее время работает над исследованиями, проверяющими, вызывают ли эффекты пола и потолка неожиданные эффекты инструкций по регулированию эмоций на LPP. Кроме того, в будущих исследованиях можно будет напрямую сравнивать эффекты представления инструкций по регулированию в блокированном и смешанном виде, а также от предоставления участникам возможности выбирать между различными стратегиями регулирования по сравнению с указанием им использовать одну конкретную стратегию.Кроме того, было бы информативно сравнить эффекты от того, что участники выполняют как повышающую, так и понижающую регулировку в сеансе тестирования, по сравнению только с одним из двух. Подобные исследования предоставят больше информации о том, что именно отражает амплитуда LPP в задачах регулирования. В зависимости от выводов этих исследований, амплитуда LPP может иметь или не иметь ограниченную применимость в качестве меры успеха регулирования. Альтернативными мерами, которые могли бы стать объективной оценкой успеха регуляции любви в будущих исследованиях, являются поведенческие измерения, кожная проводимость, измерения, связанные с сердцебиением [79], электромиография лица [80] и активация областей мозга, которые были связаны с любовью [ 81].

    В заключение, насколько нам известно, это первое исследование, посвященное явному регулированию любовных чувств. Мы утверждаем, что регулирование любви нацелено на настоящие любовные чувства, и мы понимаем, что это, в свою очередь, может повлиять на эмоции и характеристики отношений. Результаты показали, что люди предвзято относятся к неконтролируемой любви. Тем не менее они используют различные поведенческие и когнитивные стратегии, чтобы справиться с романтическими разрывами и поддерживать долгосрочные отношения.В контексте разбитого сердца отвлечение использовалось, чтобы почувствовать себя лучше после разрыва (т. Е. Регулирование эмоций), в то время как переоценка использовалась для подавления любовных чувств. В контексте долгосрочных отношений общение / честность были важны для поддержания долгосрочных отношений, в то время как выполнение (новых) действий с любимым использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств (т. Е. Усиления регуляции любви). Эти предубеждения и стратегии регуляции любви были воспроизведены в двух независимых выборках.Важно отметить, что люди могли регулировать свои любовные чувства, думая о положительных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая положительные сценарии будущего. Люди также могли подавлять свои любовные чувства, думая о негативных аспектах своего партнера и / или отношений и воображая негативные сценарии будущего.

    Это первое в своем роде исследование предлагает множество предложений для будущих исследований. В этом исследовании мы проверяли только краткосрочные эффекты регулирования любви.Для применимости в повседневной жизни, конечно, было бы важно, чтобы эффекты регулирования любви были долгосрочными и / или чтобы люди могли выполнять регуляцию любви привычно для получения устойчивого эффекта. Следовательно, в будущих исследованиях следует изучить долгосрочные эффекты регулирования любви, в том числе его влияние на благополучие, стабильность и удовлетворение отношений, а также способы, с помощью которых регулирование любви может стать привычным. Было бы также интересно изучить эффективность других поведенческих и когнитивных стратегий, помимо переоценки, для регулирования любовных чувств, включая отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий с любимым человеком.Кроме того, важно разделить эффекты регулирования любви на любовные чувства и аффекты, поскольку желаемое воздействие на любовные чувства может сопровождаться нежелательным воздействием на аффект, или наоборот. Повышающее и понижающее регулирование любви имеет множество применений, начиная от стабилизации долгосрочных отношений, включая браки, уменьшения горя после романтических разрывов, облегчения нежелательных привязанностей и запретной любви и, возможно, даже для совладания со смертью любимого. Короче говоря, регулирование любви может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательное влияние любви на отдельных людей и общество и, следовательно, заслуживает большого внимания со стороны научного сообщества.

    Регулирование романтических любовных чувств: предубеждения, стратегии и осуществимость

    Абстракция

    Любовные чувства могут быть более интенсивными, чем хотелось бы (например, после разрыва), или менее интенсивными, чем хотелось бы (например, в длительных отношениях) . Если бы только мы могли контролировать свои любовные чувства! Мы представляем концепцию явной регуляции любви, которую мы определяем как использование поведенческих и когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви. Мы представляем первые два исследования предубеждений, стратегий и возможности регулирования любви.Ответы на анкету показали, что люди воспринимают любовные чувства как неконтролируемые. Тем не менее, в четырех открытых вопросах люди сообщили об использовании таких стратегий, как когнитивная переоценка, отвлечение, избегание и выполнение (новых) действий, чтобы справиться с разрывами, поддерживать долгосрочные отношения и регулировать любовные чувства. Инструктивная регуляция любви с помощью переоценки усиливала субъективные чувства привязанности, в то время как понижающая регуляция любви уменьшала субъективные чувства влечения и привязанности.Мы использовали амплитуду позднего положительного потенциала (LPP) как объективный показатель успеха регуляции. Инструктируемая повышающая регуляция любви увеличивала LPP на 300–400 мс у участников, которые были вовлечены в отношения, и у участников, недавно переживших романтический разрыв, в то время как понижающая регуляция любви снижала LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения. Эти данные подтверждают самооценку возможности регуляции любви, хотя они осложняются тем фактом, что повышающая регуляция любви также снижает LPP на 700–3000 мс у участников, которые были вовлечены в отношения.В заключение, хотя у людей есть предубеждение, что любовные чувства неконтролируемы, мы впервые показываем, что намеренное регулирование любовных чувств с помощью переоценки и, возможно, других стратегий возможно. Регулирование любви принесет пользу отдельным людям и обществу, поскольку может усилить положительные эффекты и уменьшить отрицательные последствия романтической любви.

    Введение

    Романтическая любовь поражает практически всех хотя бы один раз (т.е. ее распространенность в течение всей жизни приближается к 100%) [1] и оказывает огромное влияние на нашу жизнь.Романтическая любовь положительно влияет на людей и общество в целом. Например, любовь связана с положительными эмоциями, такими как эйфория [2], а романтические отношения повышают счастье и удовлетворенность жизнью [3]. Но любовь также оказывает негативное влияние на людей и общество. Например, любовь связана со стрессом [4] и ревностью [5], а романтические разрывы связаны с печалью и стыдом [6], снижением счастья и удовлетворенности жизнью [7] и депрессией [8]. Широкое распространение любви в сочетании с ее значительным положительным и отрицательным влиянием на людей и общество делают ее важной темой для исследований.

    Слово «любовь» имеет много разных значений и может иметь разные значения для разных людей. Исследователи предложили несколько таксономий любви с различным количеством типов или компонентов любви [9–13]. В этом исследовании рассматриваются два типа любовных чувств: увлечение и привязанность. Влечение — это подавляющее любовное чувство к одному человеку, оно похоже на понятия «страсть» или «безумная любовь» [10], «романтическая любовь» [11], «страстная любовь» [12] и «влечение» [ 13].Привязанность, с другой стороны, — это успокаивающее чувство эмоциональной связи с другим человеком, которое аналогично понятиям «близость» с «решением / обязательством» [10] и «товарищеской любовью» [10–12].

    Любовные чувства иногда слабее, чем хотелось бы. Влечение обычно наиболее интенсивно на ранних стадиях любви, после чего оно относительно быстро уменьшается [13–15], а для развития привязанности требуется некоторое время [13–15], после чего оно уменьшается в течение десятилетий [16]. Уменьшение увлечения и привязанности со временем угрожает стабильности романтических отношений.Действительно, разрыв любви — основная причина развода [17]. Любовные чувства тоже могут быть сильнее, чем хотелось бы. Например, люди могут быть влюблены в кого-то, кто не любит их в ответ или кто с ними расстался. Ясно, что было бы полезно, если бы мы могли регулировать любовные чувства по своему желанию, чтобы мы могли регулировать их, когда они слабее, чем хотелось бы, и понижать их, когда они сильнее, чем хотелось бы.

    Мы определяем регулирование любви как использование поведенческих или когнитивных стратегий для изменения интенсивности текущих чувств романтической любви.В ходе интервью участники сообщили, что их любовные чувства были непроизвольными и неконтролируемыми [2]. Тем не менее, три направления исследований показывают, что регулирование любви действительно возможно. Во-первых, хорошо известно, что люди могут регулировать свои эмоции [18–21], что влечет за собой создание новых эмоций или изменение интенсивности текущих эмоций с помощью поведенческих или когнитивных стратегий [20]. Существует несколько стратегий регулирования эмоций, включая выбор ситуации, отвлечение, подавление выражения и когнитивную переоценку.Выбор ситуации заключается в том, чтобы избегать или искать определенные ситуации, чтобы изменить свое самочувствие (например, посещение вечеринки для развлечения) [21]. Отвлечение влечет за собой выполнение второстепенной задачи по снижению интенсивности эмоций (например, игра в видеоигру, чтобы забыть о неприятном происшествии на работе) [20]. Подавление выражения включает подавление выражения эмоции (например, сохранение лица в покере) [22]. Когнитивная переоценка включает в себя переосмысление ситуации, чтобы изменить то, как вы себя чувствуете (например, уменьшение или усиление нервозности путем переосмысления предстоящего собеседования как возможности узнать больше о компании или как возможность раз в жизни, соответственно) [22].Регулирование эмоций может использоваться для усиления и подавления положительных и отрицательных эмоций [23] и может происходить неявно или явно [18].

    Однако любовь иногда считают мотивацией (или побуждением), а не эмоцией [24]. Одна из причин, по которой любовь не может быть эмоцией, заключается в том, что она вызывает разные эмоции в зависимости от ситуации. Взаимная любовь, например, может вызвать эмоциональную эйфорию, в то время как взаимная любовь может вызвать эмоциональную печаль. Поэтому важно, что второе направление исследований показало, что люди могут использовать когнитивные стратегии для регулирования своей мотивации, включая сексуальное возбуждение [25], волнение по поводу денежного вознаграждения [26–29] и тягу к алкоголю, еде и сигаретам [ 30, 31].Свидетельства того, что мотивации можно регулировать, намеренно подтверждают идею о возможности явного регулирования любви.

    Наконец, третье направление исследований показало, что люди относятся к своему романтическому партнеру более благосклонно, чем это оправдано объективно [32, 33]. Важно отметить, что у людей, которые идеализируют своего партнера и чьи партнеры идеализируют их, более счастливые отношения [34]. Эти данные свидетельствуют о том, что неявная регуляция любовных чувств к нынешнему романтическому партнеру возможна и способствует удовлетворению отношений.

    Хотя это последнее исследование показывает, что люди могут неявно регулировать свои любовные чувства, нет исследований, которые бы предоставили информацию о преднамеренном, явном повышении или понижении регуляции любовных чувств. В двух исследованиях мы систематически изучали предубеждения, стратегии и возможность явного регулирования любовных чувств. Первая цель заключалась в том, чтобы определить, думают ли люди, что любовные чувства можно контролировать или нет. Участники ответили на ряд вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над любовными чувствами, и предыдущие исследования [2] привели нас к гипотезе о том, что люди будут воспринимать любовные чувства как неконтролируемые.Вторая цель заключалась в том, чтобы выявить, какие стратегии используют люди, когда они пытаются регулировать свои любовные чувства вверх или вниз. Участники ответили на четыре открытых вопроса, и мы ожидали, что люди сообщат об использовании типичных поведенческих и когнитивных стратегий регуляции эмоций, упомянутых выше. Сначала мы провели пилотное исследование (Исследование 1), а затем мы провели еще одно исследование (Исследование 2), чтобы подтвердить результаты пилотного исследования.

    Кроме того, Исследование 2 использовало задачу регулирования любви для достижения конечной цели исследования, которая заключалась в изучении того, могут ли люди намеренно повышать или понижать регуляцию любовных чувств.В этом первом эмпирическом тесте возможности регулирования любви мы сосредоточились на стратегии переоценки, поскольку она считается эффективной для изменения интенсивности чувств и полезна для когнитивного и социального функционирования [21]. Переоценка, ориентированная на ситуацию, влечет за собой изменение эмоционального значения ситуации путем ее переосмысления [21], например, путем сосредоточения внимания на положительных или отрицательных аспектах ситуации или путем воображения положительного или отрицательного результата [35]. Использование когнитивной переоценки для регулирования любовных чувств связано с представлением о том, что когнитивные процессы, включая установление атрибуции, связаны с удовлетворением отношениями [36, 37].Мы сосредотачиваемся на интенсивности увлечения и привязанности, а не на результатах отношений, поскольку любовные чувства не возникают исключительно в контексте романтических отношений [14].

    Поскольку это зависит от ситуации, выиграют ли люди от повышающего или понижающего регулирования любви, мы протестировали группу людей, которые были вовлечены в романтические отношения, и группу людей, которые недавно пережили романтический разрыв. Ожидалось, что люди, которые в настоящее время находятся в романтических отношениях, выиграют от усиления любви, потому что это стабилизирует их отношения.Напротив, людям, которые только что пережили разрыв, будет полезно ослабить любовь, потому что это поможет им справиться с разрывом. Поскольку предыдущие исследования показали, что сильные чувства романтической любви могут быть вызваны просмотром фотографий любимого человека [38], изображения (бывшего) партнера использовались, чтобы вызвать чувство любви, которое участникам было поручено регулировать с помощью явного регулирования. задача. Поскольку самоотчеты — единственный способ оценить феноменологию (то есть, как кто-то себя чувствует) [39], участники оценивали, насколько они увлечены и насколько привязаны они чувствовали себя после каждого условия регулирования.Была выдвинута гипотеза, что повышающая регуляция любви усилит чувство влечения и привязанности, тогда как понижающая регуляция любви уменьшит чувство влечения и привязанности в обеих группах. Конечно, важно проводить различие между концепцией регуляции любви и устоявшейся концепцией регуляции эмоций. Таким образом, участники также оценили, насколько отрицательно или положительно они себя чувствовали после каждого условия регулирования. Ожидалось, что регулирование любви заставит группу отношений чувствовать себя более позитивно, а ослабление любви заставит их чувствовать себя более негативно.Противоположная картина ожидалась для группы распада: более негативное ощущение после повышающего регулирования и более позитивное после понижающего регулирования. Эта гипотеза показывает, чем регулирование любви теоретически отличается от регулирования эмоций. То есть регулирование любви нацелено на интенсивность любовных чувств, а не эмоций. Конечно, изменение любовных чувств может, в свою очередь, повлиять на эмоции или повлиять на них. Направление воздействия любовной регуляции на эмоцию или аффект может различаться в зависимости от контекста, на что указывают гипотетические противоположные эффекты любовной регуляции на эмоцию / аффект в группах отношений и расставания.

    Хотя самооценки дают уникальное представление о том, что люди испытывают, они также страдают от предубеждений социальной желательности и характеристик спроса [40, 41]. Поэтому, помимо субъективных самоотчетов, мы использовали потенциалы, связанные с событиями (ERP), как более объективную меру успеха регуляции любви. Раньше ERP использовались для изучения регуляции эмоций и романтической любви, но не для изучения регуляции любви. Поздний положительный потенциал (LPP) отражает множественные и перекрывающиеся положительные стороны задней части скальпа, начиная с временного диапазона классического P300, т.е.е., примерно через 300 мс после появления стимула. Амплитуда LPP обычно увеличивается для отрицательных и положительных стимулов по сравнению с нейтральными стимулами [19], и поэтому считается, что она отражает аффективную и мотивационную интенсивность информации и возникающее в результате мотивированное внимание [42]. Соответственно, мы показали, что LPP усиливается в ответ на графическую и вербальную информацию, связанную с любимым человеком, по сравнению с контрольной информацией [32, 43, 44]. Важно отметить, что амплитуда LPP модулируется инструкциями по регуляции эмоций в соответствии с регуляторной целью: подавление эмоций снижает амплитуду LPP, тогда как повышающая регуляция эмоций увеличивает амплитуду LPP [27, 45–49].Следовательно, амплитуда LPP может использоваться как объективная мера успеха регуляции [19]. Поскольку LPP отражает аффективную и мотивационную значимость и результирующее мотивированное внимание, а не валентность [42], эффекты регулирования в амплитуде LPP ​​отражают, как регулирование изменяет аффективную и мотивационную интенсивность информации и количество мотивированного внимания, уделяемого этой информации. Ожидалось, что повышающая регуляция любви усилит LPP в ответ на изображения (бывшего) партнера в обеих группах, что указывало бы на то, что повышенная регуляция любви повысит аффективное и мотивационное значение, и, как следствие, мотивированное внимание к (бывший) партнер.Напротив, отрицательная регуляция любви должна была снизить амплитуду LPP до изображений (бывших) партнеров в обеих группах, что указывало бы на то, что понижающая регуляция любви снизит аффективное и мотивационное значение и, как следствие, мотивированное внимание к ним. (бывший) партнер.

    Исследование 1 — Методы

    Участники

    Тридцать два участника (18–30 лет, M = 21,4, 7 мужчин), влюбленных по самоотчету, были набраны из сообщества Университета Мэриленда в США.Влюбленность была критерием включения, потому что некоторые вопросы, оценивающие воспринимаемый контроль над любовными чувствами (см. Ниже), содержали пробел, в который участники должны были мысленно вставить имя своего возлюбленного. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом Университета Мэриленда, и было получено письменное информированное согласие. Участникам было выплачено вознаграждение в размере 10 долларов США.

    Процедура

    Сначала участники ответили на несколько вопросов о своих любовных чувствах и романтических отношениях [44].Участники также заполнили Шкалы увлечения и привязанности (IAS) [14] и Шкалу страстной любви (PLS) [50], чтобы оценить интенсивность влечения и привязанности. Затем участники ответили на 17 вопросов, чтобы оценить воспринимаемый контроль над любовными чувствами (альфа Кронбаха = 0,93), см. Приложение S1. Эти вопросы были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над любовью в целом и над страстью и привязанностью в частности. Они также были сформулированы для измерения воспринимаемого контроля над своим собственным противником.любовные чувства людей, а также интенсивность и объект любовных чувств. Участники ответили, используя 9-балльную шкалу Лайкерта (1 = полностью не согласен, 9 = полностью согласен).

    Затем участники ответили на четыре открытых вопроса об использовании поведенческих и когнитивных стратегий в контексте горя и длительных отношений. Мы провели различие между регуляцией эмоций и понижающей регуляцией любви в контексте разбитого сердца, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы чувствовать себя лучше, когда у вас разбито сердце?» (я.д., регулирование эмоций): «Что вы делаете или думаете, чтобы уменьшить чувство любви, когда у вас разбито сердце?» (т. е. понижение регуляции любви). Кроме того, мы провели различие между поддержанием отношений и усилением любви в контексте долгосрочных отношений, задав два вопроса: «Что вы делаете или думаете, чтобы поддерживать долгосрочные отношения?» (т.е. поддержание отношений) и «Что вы делаете или думаете, чтобы предотвратить ослабление чувства любви в долгосрочных отношениях?» (то есть регулирование любви).Если бы участники не испытали горя или каких-либо длительных отношений, они ответили, что, по их мнению, они бы сделали в этих обстоятельствах.

    Анализ

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам был подвергнут однократному тесту t против 5, чтобы проверить, отличается ли он от нейтрального. Кроме того, ответы на подмножества из 17 вопросов, которые измеряли воспринимаемый контроль над определенным аспектом любви, были усреднены для получения показателей воспринимаемого контроля над семью различными аспектами любви (любовь в целом, увлечение, привязанность, я, люди в целом, интенсивность любви и объект любви).Было проведено пять парных тестов t для проверки различий в воспринимаемом контроле между связанными аспектами любви (например, любовь в целом против увлечения, любовь в целом против привязанности, увлечение против привязанности, я против людей в целом. , и интенсивность против объекта чувств).

    Ответы на четыре открытых вопроса стратегии были проанализированы качественно. Многие участники перечислили несколько стратегий в ответ на каждый из четырех открытых вопросов стратегии. Каждая стратегия оценивалась как образец определенной категории.Априорными категориями были стратегии регуляции эмоций, такие как переоценка, отвлечение и подавление [20, 21]. В контексте разбитого сердца переоценка была разделена на «сосредоточение внимания на негативных аспектах любимого человека / отношений», «подумайте о негативных сценариях будущего», «подумайте о положительных аспектах ситуации» и «другое». В контексте долгосрочных отношений переоценка подразделялась на «сосредоточение внимания на положительных аспектах любимого человека / отношений» и «обдумывание положительных сценариев будущего».Другие категории, такие как избегание (см. Таблицы и), были добавлены на основе ответов участников.

    Таблица 1

    Количество и процент участников, сообщивших об использовании определенных стратегий регулирования в контексте горя.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва ( n = 20 )
    Стратегия Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства Чувствовать себя лучше, когда разбитое сердце Уменьшить любовные чувства
    Переоценка: внимание к негативным аспектам любимого человека / отношений 2 (6%) 10 (31%) 0 9 (45%) 3 (15%) 9 (45%)
    Переоценка: подумайте о негативных сценариях будущего 0 2 (6%) 0 0 0 0
    Переоценка: подумайте о положительных аспектах ситуация 3 (9%) 5 (16%) 1 (5%) 2 (10%) 2 (10%) 1 (5%)
    Переоценка: Другое 7 (22%) 12 (38%) 3 (15%) 0 1 (5%) 6 (30%)
    Отвлечение 19 (59%) 6 (19%) 15 (75%) 8 (40%) 16 (80%) 7 (35%)
    Избегание 1 (3%) 6 (19%) 2 (10%) 3 (15%) 2 (10%) 3 (15%)
    Подавление экспрессии 0 0 0 0 0 1 (5%)
    Социальная поддержка 17 (53%) 3 (9%) 4 (20%) 0 5 (5%) 1 (5%)
    Еда / курение 3 (9%) 901 04

    0 3 (15%) 1 (5%) 1 (5%) 0
    Выраженные эмоции 2 (6%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 0 0
    Без уменьшения 0 2 (6%) 0 0 0 2 (10%)
    Прочие 3 (9%) 1 (3%) 1 (5%) 1 (5%) 1 (5%) 0

    Таблица 2

    Подсчет и процентное соотношение участников, сообщающих об использовании определенных стратегий регулирования в контексте долгосрочных отношений.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разрыва ( n = 20 )
    Стратегия Поддержание долгосрочных отношений Предотвратить упадок любви Поддерживать долгосрочные отношения Предотвратить упадок любви Поддерживать долгосрочные отношения Предотвратить упадок любви
    Переоценка: Сосредоточьтесь на положительных сторонах любимого человека / отношений 2 (6%) 3 (9%) 0 1 (5%) 0 4 (20%)
    Повторная оценка: Подумайте о позитивные сценарии будущего 3 (9%) 1 (3%) 0 0 0 1 (5%)
    Коммуникация / честность 13 (41%) 4 (13%) 9 (45%) 2 (10%) 10 (50%) 4 (20%)
    Trust 6 (19%) 1 ( 3%) 1 (5%) 0 1 (5%) 1 (5%)
    Осуществление (новые) деятельности 6 (19%) 15 (47%) 11 (55%) 10 (50%) 2 (10%) 13 (65%)
    Экспресс-любовь 6 (19%) 5 (16%) 3 (15%) 3 (15%) 3 (15%) 1 (5%)
    Проводите (качество) время вместе 4 (13%) 4 (13%) 3 (15%) 3 (15%) 5 (25%) 3 (15%)
    Время разлуки 1 (3%) 3 (9%) 2 (10%) 2 (10%) 3 (15%) 1 (5%)
    Безоговорочная любовь / м поиск компромиссов 4 (13%) 1 (3%) 4 (20%) 0 8 (40%) 2 (10%)
    Нет снижения 2 ( 6%) 4 (13%) 0 1 (5%) 0 1 (5%)
    Другое 6 (19%) 5 (16%) 5 (25%) 3 (15%) 4 (20%) 2 (10%)

    Исследование 1 — Результаты

    Характеристики участников

    У всех участников был возлюбленный противоположного пола .Двадцать семь (84%) участников сообщили, что находятся в отношениях со своими возлюбленными, что подтверждает идею о том, что любовь не возникает исключительно в контексте отношений [14]. См. Другие характеристики любви.

    Таблица 3

    Характеристики участников.

    Средние (диапазоны в скобках).

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа отношений ( n = 20) Группа разделения ( n = 20) t (38) p
    Продолжительность известная любимый / партнер [месяцев] 15.1 (2,0–65,0) 36,7 (3,8–78,0) 33,9 (7,5–76,0) 0,4 0,69
    Время начала любовных чувств [месяцев] 8,9 (1,0–63,0) ) 29,2 (3,8–68,3) 26,4 (7,0–53,0) 0,5 ,63
    Продолжительность отношений [мес.] 6,5 (3,0–17,0) 26,7 (0,5–68,3 ) 21,4 (5,0–47,5) 0,9 0,35
    Качество связи [1–9] 7.9 (6–9) 7,9 (5–9) 7,3 (6–9) 1,8 0,073
    Оценка увлечения IAS [1–9] 3,4 (1,5–5,6 ) 2,8 (1,8–5,1) 3,3 (1,6–5,4) -1,8 0,083
    Оценка крепления IAS [1–9] 5,8 (3,5–6,9) 6,0 (4,2–6,9) 3,7 (1,5–5,7) 7,2 <0,001
    Оценка PLS [1–9] 7.2 (4,2–8,4) 6,8 (5,4–8,9) ​​ 6,1 (1,2–8,2) 1,7 .10
    Положительный эффект, последние 2 недели [1–5] 3,8 (2,7–4,8) 3,4 (1,8–5,0) 1,8 0,082
    Отрицательный эффект, последние 2 недели [1–5] 1,9 (1,0–3,8) 2,5 (1,2–3,7) -2,5 .016
    Положительный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 3.0 (2,0–4,1) 3,2 (1,8–4,5) -1,2 .24
    Отрицательный эффект в начале сеанса тестирования [1–5] 1,2 (1,0– 1,6) 1,8 (1,1–3,3) -4,2 <0,001
    Оценка переоценки ERQ [1–7] 5,1 (2,8–6,7) 5,1 ( 3,2–6,7) -0,2 0,88
    Оценка подавления ERQ [1–7] 3.0 (1,0–5,5) 3,3 (1,5–6,0) -0,6 0,58

    Воспринимаемый контроль

    Средний балл по 17 предполагаемым контрольным вопросам составил 4,5 ( SD = 1,4). Одновыборочный тест t показал, что это значение, как правило, ниже 5 (= нейтрально), t (31) = -1,9, p = 0,066, что означает, что участники воспринимают любовные чувства как ни одно из не поддающихся контролю. , ни неконтролируемым, ни как несколько неконтролируемым, во всяком случае.Посмотрите на средний воспринимаемый контроль над семью различными аспектами любви. Участники чувствовали больше контроля над чувством привязанности, чем без увлечения, t (31) = 2,4, p = 0,022. Не было разницы между воспринимаемым контролем над своими чувствами и чувствами людей, t (31) = 0,5, p = 0,64. Участники чувствовали больший контроль над интенсивностью, чем объект своих любовных чувств, t (31) = 2,1, p = 0,047.

    Таблица 4

    Среднее (СО) воспринимаемое управление над семью аспектами любви.

    Исследование 1 ( n = 32) Исследование 2
    Группа взаимоотношений ( n = 20) Группа разделения ( n = 20 )
    Любовь в целом 4,4 (1,6) 4,2 (1,8) 4,1 (1,9)
    Увлечение 4,4 (1,4) 4,1 (1,5) 4.2 (1,7)
    Приставка 4,9 (1,7) 5,7 (1,8) 5,2 (1,3)
    Собственная 4,6 (1,7) 4,5 (1,5) 4,2 (1,7)
    Люди в целом 4,5 (1,3) 4,6 (1,4) 4,7 (1,3)
    Интенсивность чувств 4,8 (1,8) 5,2 ( 1,7) 4,7 (1.5)
    Объект чувств 4,3 (1,6) 4,1 (1,6) 4,1 (1,8)

    Стратегии

    См. Таблицы и приведенные стратегии регулирования. В контексте горя участники в основном использовали отвлечение, социальную поддержку и переоценку. Отвлечение внимания (например, просмотр телевизора, прослушивание музыки, сосредоточение внимания на работе или учебе или упражнениях) и поиск социальной поддержки (например, общение или общение с семьей / друзьями) использовались скорее для улучшения самочувствия, чем для уменьшения любовных чувств.Напротив, переоценка использовалась больше для уменьшения любовных чувств, чем для улучшения самочувствия. Самой популярной стратегией переоценки была переоценка, сосредоточенная на негативных аспектах любимого человека. Примерами других стратегий переоценки были мысли о том, что время исцелит, поиск кого-то другого, кого можно полюбить, или сосредоточение внимания на положительных аспектах себя или своей жизни. Размышление о положительных аспектах ситуации (например, сосредоточение внимания на преимуществах одиночества или надежды на будущее), а также избегание (т.е., не говорить о любимом, избавиться от всех картинок и прекратить все контакты) были умеренно популярными стратегиями для уменьшения любовных чувств. Реже всего использовались такие стратегии, как переоценка путем обдумывания негативных сценариев будущего («это просто не должно было длиться долго»), еда / курение и выражение эмоций («плач»). Ни один из участников не сообщил о применении подавления. Двое участников сообщили, что они не уменьшили или не могли уменьшить любовные чувства.

    В контексте долгосрочных отношений участники подчеркнули важность общения / честности и совершения (новых) действий со своими любимыми.Общение / честность считались важными для поддержания долгосрочных отношений, тогда как выполнение (новых) действий с любимым, что является стратегией выбора ситуации, в основном использовалось для предотвращения ослабления любовных чувств. Были упомянуты и другие стратегии, такие как выражение любовных чувств к любимому, доверие, (каче